О влиянии событий в Казахстане на интересы Израиля

Казахстан в силу многих причин входит в число ключевых партнеров Израиля на пространстве бывшего СССР, что связано как с динамикой двустороннего сотрудничества двух государств, так и с контекстом отношений Иерусалима с Москвой и Вашингтоном. В этой связи события начала января 2022 г., развернувшиеся в республике, не могли не оказать воздействие на израильские интересы во взаимодействии с ней. При этом эффект протестов и беспорядков, которые президент Казахстана К.-Ж. Токаев на внеочередном заседании ОДКБ назвал попыткой переворота, а также характер мер по их подавлению, отразились сразу на нескольких аспектах, затрагивающих ближневосточную страну.

Официальная реакция Иерусалима стала весьма сдержанной. В заявлении МИД, распространенном в минувшую пятницу 7 января, говорилось, что государство «внимательно следит за развитием событий и надеется на восстановление спокойствия и порядка». Внешнеполитическое ведомство дополнительно подчеркнуло важность «хороших и прочных отношений между Израилем и Казахстаном», основу которых составляют «теплые отношения между народами и плодотворное сотрудничество между правительствами».

Подобная риторика со стороны ближневосточной страны может быть связана с несколькими группами причин. Первая из них заключается в том, что, как минимум на текущем этапе Израиль не хочет вмешиваться в дебаты между Россией и Западом, возникшие в связи с протестами в центральноазиатской республике. Таким образом, в определенной степени израильский подход к событиям в Казахстане напоминает стратегию, которую Иерусалим выработал на начальном этапе украинского политического кризиса, стремясь продемонстрировать равноудаленность от США и России, дабы на региональной почве не спровоцировать разногласия с ключевыми глобальными партнерами.

Более того, в случае с Казахстаном ситуация усложняется за счет вовлеченности еще одной влиятельной силы – Китая. С одной стороны, для Пекина Центральная Азия представляет собой одно из звеньев масштабной инициативы «Один пояс, один путь», участие в которой принимает и Израиль. При этом в конце 2021 г. американские эксперты стали отмечать изменение подхода КНР к характеру сотрудничества с регионом, в том числе Казахстаном, проявившиеся в стремлении в большей степени удовлетворять запросы местных властей и обществ с тем, чтобы таким образом выигрывать в конкуренции за влияние с другими игроками, такими как США. В определенной степени данная тактика могла бы быть актуальной и для Израиля, где часть опасений по поводу отношений с КНР касается внутренних факторов, включая влияние участия китайских представителей в крупных инфраструктурных проектах на рынок труда. С другой стороны, Казахстан  — это еще и точка соприкосновения Китая с Россией, где интересы сторон близки, но не тождественны.

Пожалуй, самым резонансным событием для Израиля в контексте новостей, поступавших из Казахстана в последние дни, стала гибель гражданина страны, проживавшего в Алма-Ате, Б.Коджиашвили. Семья погибшего утверждает, что он не имел отношения к протестам, при этом в СМИ подчеркивается, что пока нет информации о том, кто именно обстрелял автомобиль, в котором находился 22-летний израильтянин.

Вновь проводя аналогии с украинским кризисом, события в Казахстане ставят перед Израилем вопрос о судьбе граждан страны, а также представителей местных еврейских общин на фоне массовых волнений. Говоря о первых, к настоящему моменту Израиль успел выпустить предупреждение о поездках в республику, а гибель Б.Коджиашвили рассматривается как отдельный инцидент. Планов массово эвакуировать израильтян из республики, как заявил заместитель генерального директора внешнеполитического ведомства, курирующий регион, Г.Корен нет. По его словам, численность граждан, находящихся в Казахстане составляет «несколько десятков», связь с ними поддерживается.

В том, что касается еврейского населения центральноазиатской республики, то, по данным Всемирного еврейского конгресса, там проживает порядка 3300 человек, большинство из которых сосредоточено в Алма-Ате. Пока каких либо свидетельств намерения инициировать их репатриацию на фоне волнений на государственном уровне или на уровне отдельных политических сил, прежде лоббировавших связи с республикой или пространством бывшего СССР, не наблюдается. При этом кажется целесообразным обратить внимание на то, что повышенный интерес к евреям Казахстана стали проявлять в США. Так, в первой половине декабря республику посетил помощник Госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии Д.Лу и заместитель помощника по вопросам демократии и прав человека К.Макдональд. Любопытно, что в рамках общения с представителями гражданского общества для американской делегации была запланирована встреча с представителями еврейской общины, а главной темой в повестке дня, по данным Госдепа, стала «солидарность перед лицом растущего глобального антисемитизма».

Наконец, еще одним значимым вопросом является экспорт в Казахстан вооружений.  По данным израильского издания Calcalist со ссылкой на Amnesty International и расследование проекта Forbidden Stories, за последние годы центральноазиатская страна не только стала крупным покупателем продукции израильских оборонных гигантов, таких как Elbit или IAI, но и приобрела скандальное программное обеспечение для слежки за оппозиционерами Pegasus от NSO Group. Столь тесное сближение в сфере ВПК имело несколько последствий.

С одной стороны, Израиль за счет этого получил союзника, который, в свою очередь, превратился в одного из ведущих экспортеров нефти ближневосточному государству, на долю которого приходится не менее 25 % всех поставок. В ноябре 2021 г. в интервью, посвященном 30-летию установления дипломатических отношений, посол Казахстана в Израиле С.Буршаков  заявил о намерениях сторон расширить взаимодействие по указанным направлениям, а также в области инноваций и сельского хозяйства. Нестабильность республики ставит эти планы под сомнение.

С другой стороны, предполагаемое использование властями Казахстана технологий слежения от израильских разработчиков, способно являться дополнительным фактором, обусловившим сдержанную реакцию Иерусалима на события начала января. Несмотря на то, что NSO Group не верно отождествлять с государством, предположения исследовательской группы Citizen Lab о том, что аналогичное программное обеспечение использовалось и в случае с резонансным делом саудовского журналиста Дж.Хашогги, создало определенные сложности в отношениях Израиля с ОАЭ и КСА. Развитие событий по схожему сценарию в Центральной Азии рискует обернуться ростом иранского влияния, над сдерживанием которого Иерусалим старательно работал в регионе многие годы.

В целом не вызывает сомнений, что важнейшей задачей для израильской стороны в контексте ситуации в Казахстане является сохранение достигнутого ранее уровня сотрудничества с республикой. Связано это с внешнеполитическими целями на пространстве бывшего СССР, включая ЕАЭС, задачами сдерживания иранского присутствия, а также влиянием событий в центральноазиатской республике на политику США, России и Китая, где каждое из государств имеет значение для израильских интересов в глобальном масштабе. В связи с этим, как кажется, на текущем этапе и было принято решение продемонстрировать сдержанность в отношении самого конфликта и позиций ключевых внешних игроков.

В дальнейшем не исключено возрастание внимания к религиозному фактору, который до недавнего времени имел меньшее значение в контексте диалога Израиля с          Казахстаном. Связано это с тем, что власти республики все чаще заявляют, что к насилию были причастны исламские радикалы. Это, в свою очередь, создает повышенную угрозу для еврейского населения и израильтян, проживающих в Казахстане. При определенных условиях такая ситуация может привести к повышению внимания США к израильской политике в отношении Казахстана. Так, еще до рассмотренных событий проблемой антисемитизма в Центральной Азии стали интересоваться США, которые, в свою очередь, хотят избежать обвинений в том, что рост исламизма стал следствием их ошибочной стратегии выхода из  Афганистана.

52.65MB | MySQL:103 | 0,497sec