Западноафриканский фронт джихадизма

Произошедшая в 2021 году серия вооруженных нападений на силовиков в Кот-д’Ивуаре и последние по времени атаки на военных в Бенине наглядно свидетельствуют о заметном расширении зоны африканской нестабильности, распространяющейся из региона Сахель в Западную Африку.

Особого внимания заслуживает ситуация в Бенине, армия которого в ходе серии нападений в декабре 2021 – январе 2022 годов только по официальным данным потеряла 7 человек убитыми и несколько ранеными.

В этой связи президент страны Патрис Тэлон, выступая в декабре в национальном парламенте с посланием к нации, призвал ее сплотиться перед террористическим вызовом и заявил о намерении укреплять силовые структуры страны для борьбы против него.

По его данным, этот процесс бенинские власти начали «в приграничных муниципалитетах, где угроза терроризма из-за событий, наблюдаемых в соседних странах, является сильной», еще в конце 2019 года, когда она ощутила на себе первые «пристрелочные» удары джихадистов

Так, в мае 2019 года были похищены два французских туриста в национальном парке Ла-Пенджари, а затем проданы джихадистам в Буркина-Фасо. Их проводник был убит.

А в феврале 2020 года вооруженные люди напали на полицейский участок в деревне в приграничье с Буркина-Фасо, в результате чего погиб один человек, но тогда власти объяснили произошедшее «нападением браконьеров».

Впрочем, президент Бенина почему – то не вспомнил, что первой серьезной террористической вылазкой в его стране в современности стал произошедший 9 января 2013 г. взрыв на золотоносной шахте на севере страны, приведший к гибели 3 военнослужащих.

Как бы там ни было, сейчас президент Бенина уверяет, что он принял все необходимые меры для недопущения «вторжений в наши дома. Несмотря на это, в последнее время наша готовность к этому проверялась неоднократно» и потому «Правительство предпринимает решительные шаги в продолжении укрепления силовых структур людскими и материально-техническими средствами».

Данное выступление состоялось после двух нападений джихадистов, названными президентом Тэлоном «подлыми», на позиции бенинской армии 1 и 2 декабря, когда они убили по 2 военных в Порге (приграничный департамент Атакора с Буркина-Фасо) и в Баникаоре (соседний департамент Алибори) на севере страны. Произошло это в ходе обстрелов ее лагерей.

Нападавшие же по данным местных источников, потеряли лишь одного боевика убитым. Власти страны в этой связи заявляют, что потери ее армии могли быть заметно выше, но благодаря превентивным мерам замыслы террористов по прорыву на территорию Бенина не осуществились.

Однако в январе джихадисты, которые, согласно независимым источникам, почти беспрепятственно передвигаются по местному приграничью, продолжили удары, поменяв тактику.

Так, кроме указанных выше обстрелов позиций бенинской армии террористы начали против нее «минную войну», в конце декабря – начале января устанавливая фугасы на пути следования ее колонн. Только в ходе одного из них – 6 января – погибли 3 военнослужащих.

Все это свидетельствует о том, что Бенин стал новой целью джихадистов в Западной Африке. Не случайно, что после этого его власти обратились к соседним странам с призывом осуществлять совместную борьбу против радикальных исламистов, поскольку с данным вызовом приходится сталкиваться все большему их числу.

Они напоминают, что «эти террористы трансграничные, и они уже не хотят ограничиваться странами Сахеля, о чем говорят прошлогодние их нападения на Кот-д’Ивуар, а теперь они пытаются пробраться и в нашу страну. Но их амбиции гораздо более далекие, чем наши государства».

Между тем, первыми последствиями произошедших нападений стало давление властей Бенина на лиц мусульманского вероисповедания, особенно рыбаков из Нигера и Нигерии, что привело к депортации и отъезду с его территории многих сотен граждан этих стран, которых подозревают в содействии радикальной оппозиции, хотя официальные бенинские власти опровергают их преследование.

Официальные представители Бенина жалуются на то, что террористы идут на его территорию почти беспрепятственно со стороны соседних Нигера, Нигерии и Буркина-Фасо, фактически утративших контроль над своими приграничными районами. Особенно это относится к последнему.

Движение джихадистов особенно заметно в северной и особенно северо-западной части Бенина. Однако, судя по всему, далее ожидается обострение и в восточной части Бенина, на границе которой отмечается активность боевиков группировки «Боко харам».

Одной из причин подобного положения состоит в бездействии властей этой страны по отношению к джихадистам, сделавших ее своей тыловой базой, без проблем приезжая сюда на мотоциклах из Буркина-Фасо за продуктами и топливом.

Этому не препятствовали, рассчитывая тем самым купить их лояльность. Дескать, пусть они и бандиты, но не будут же они взрывать в своем тылу?

Другая связанная с этим причина – опасение повредить своей туристической отрасли в случае начала охоты на «залетных» джихадистов. Ежегодно в Бенин приезжают несколько тысяч иностранцев, в первую очередь – в национальные парки Ла-Пенджари и Арли на границе Бенина и Буркина-Фасо. Аналогичным образом вело себя и руководство Кот-д `Ивуара.

Впрочем, то, чего боялись представители властей двух стран, все равно случилось. Причем схожую ошибку сейчас совершают и власти других западноафриканских стран, включая Гану, Того и Гвинею, предпочитая пассивную тактику в отношении исламских радикалов, также руководствуясь стремлением не «спугнуть богатых иностранцев».

Самое интересное в этой ситуации, что до сих пор точно неизвестно, кто стоит за этими вылазками. Сами вооруженные группы, как ни странно, пока хранят по данному поводу молчание и не выдвигают Бенину никаких претензий.

Сейчас его власти пытаются представить, что последние по времени  нападения являются делом рук закордонных исламских радикалов, однако реально среди них замечается все больше молодых бенинцев, и многие из них не являются мусульманами, доля которых в стране составляет менее трети (27.7%). Среди последних отмечаются представители народности фул.

Как ни странно, джихадисты все чаще пытаются вербовать своих адептов среди «анимистов», приверженцев культа природы, доля которых в стране также составляет менее трети. Власти же опираются на христиан, доля которых составляет 42.5 %.

Однако ситуация в Бенине наглядно показывает, что джихадисты в регионе все чаще игнорируют религиозный фактор и вербуют себе боевиков среди всех недовольных властями.

Не случайно, что, по данным самих местных силовиков, все чаще вооруженные группировки даже не пытаются выпячивать свою исламскую принадлежность, даже когда за их действия берут ответственность джихадистские группировки вроде запрещенных в России «Аль-Каиды» и «Исламское государство» (ИГ).

Они же усматривают в джихадистах серьезного, мотивированного и хорошо подготовленного противника как в плане подготовки, так и наличия внешнего финансирования, и материально-технического обеспечения, включая наличие образцов современного стрелкового и даже артиллерийского оружия.

По данным их радиоперехватов, многие инструктора террористов говорят между собой на турецком и арабском с частым упоминанием «аравийского фольклора».

Какую же роль играет эта страна в планах террористов? Согласно отчету голландского аналитического центра Clingendael, экстремистские группы «не присутствуют постоянно в Северном Бенине», но «некоторые из них, однако, регулярно пересекают три региона: Алибори, Боргу и Атакора, граничащие с Нигером, Буркина-Фасо и Нигерией, ставших ареной насилия со стороны джихадистов».

В любом случае, теперь западноафриканские страны от Сенегала до Бенина, включая Того и Кот-д’Ивуара, обеспокоены распространением насилия со стороны Сахеля на их территории, и ищут защиты у «больших» стран, опасаясь, что следующими станут они.

Предположим, однако, что одна из причин «бенинского» обострения – стремление реализовать более серьезную африканскую стратегию. Среди этих целей может быть Нигерия, которая в результате может оказаться не просто в «клещах», а в полуокружении со стороны Камеруна, Нигера, а теперь и Бенина.

Напомним, что эта страна является одним из важных для международной энергетической отрасли производителем природного газа и нефти. И открытие против нее «Бенинского фронта» означает уже настоящие неприятности.

Также не исключено, что следующей целью может стать Гвинея как один из мировых центров добычи сырья для алюминиевой отрасли.

Соответственно, по совокупности удары по уранопроизводящему Нигеру, нефтегазовой Нигерии и бокситовой Гвинее могут стать весьма тяжелыми для мировой экономики. И главным итогом данной дестабилизации может стать перераспределение контроля за этими источниками стратегического сырья, и тогда же может быть выявлен основной бенефициар данного обострения.

52.43MB | MySQL:103 | 0,697sec