Ситуации в Судане и Южном Судане: ноябрь 2021 г.

По состоянию на 1 ноября место нахождения гражданских представителей руководства Судана, арестованных 25 октября в ходе госпереворота во главе с руководителем Суверенного совета генералом Абдель Фаттахом аль-Бурханом, продолжало оставаться неизвестным. К тому времени было известно, что в ходе госпереворота были арестованы практически все гражданские лица, входившие в Суверенный совет и правительство страны. Премьер-министр Абдалла Хамдок оказался под домашним арестом в своем доме.

Напомним, что после отстранения от власти в 2019 г. Омара аль-Башира генерал аль-Бурхан возглавил Суверенный совет, состощий из военных и гражданских. Этот Совет должен был руководить страной в переходный период и привести ее к полностью гражданскому правлению. Однако разногласия, возникшие между военными и гражданскими, в итоге привели к путчу.

1 ноября А.Хамдок заявил, что «путь к выходу из кризиса» проходит через возвращение его низложенного кабинета. Согласно коммюнике министерства информации, в ходе встречи с представителями «Тройки» — послами США, Великобритании и Норвегии – он также потребовал освобождения всех гражданских руководителей и возвращения к ситуации, которая была по состоянию на 24 октября. Находясь под домашним арестом, А.Хамдок встречался с иностранными дипломатами, переговорил по телефону с госсекретарем США Энтони Блинкеном, однако ему не было разрешено принимать тех редких министров его кабинета, которые остались на свободе. Свои заявления он публиковал через страницу в Фейсбуке министерства информации, вступившего в прямую конфронтацию с путчистами.

1 ноября эмиссар ООН в Судане Уолкер Пертес заявил, что на тот момент осуществлялись посреднические усилия с тем, чтобы найти пути вывода Судана из кризиса после госпереворота 25 октября. Днем ранее он встречался с А.Хамдоком в его резиденции.

2 ноября эмиссар США в странах Африканского Рога Джефри Фельтман потребовал от суданских военных «аннулировать все меры, предпринятые 25 октября» в ходе госпереворота. Он отметил, что не намерен покидать Вашингтон из-за протестных выступлений в Судане, хотя об его визите в страну ранее завило низложенное правительство. К тому дню в выступлениях протеста против военного правления погибли по меньшей мере 14 человек, 300 получили ранения. До этого Д.Фельтман лишь 24 октября покинул Хартум, где он встречался с генералом аль-Бурханом и Хамдоком. Поэтому состоявшийся на следующий день переворот он назвал «предательством» со стороны первого.

3 ноября Саудовская Аравия и ОАЭ, которые, как считается, имеют влияние на суданских военных, присоединились к США и Великобритании в их совместном призыве «немедленно восстановить» гражданское переходное правительство. Каир, обвиненный некоторыми наблюдателями в поддержке путчистов, не присоединился к этой декларации.

4 ноября, 10 дней спустя после переворота, суданские военные в лице советника аль-Бурхана Тахера Абу Хага заявили о «неминуемом» формировании нового правительства. В тот же день аль-Бурхан приказал освободить 4-х министров из числа арестованных. При этом дата освобождения не была названа. Речь шла о министрах информации, телекоммуникаций, торговли, по делам молодежи и спорта.

Также 4 ноября генсек ООН Антониу Гутерриш провел телефонный разговор с аль-Бурханом, в ходе которого предложил тому восстановить гражданское переходное правительство и освободить арестованных.

6 ноября гражданские противники путча – профсоюзы и организации гражданского общества — объявили объявили, что со следующего дня начинают 2-дневную акцию гражданского неповиновения. Она началась с возведения баррикад на улицах Хартума в ночь на 7 ноября. В тот же день силы безопасности использовали гранаты со слезоточивым газом для того, чтобы рассеять участников двух манифестаций в Хартуме. Они арестовали десятки их участников.

Вечером 7 ноября бывшие повстанцы, подписавшие мирное соглашение с переходными властями Судана, олицетворявшимися в то момент аль-Бурханом и Хамдоком, осудили госпереворот.

11 ноября аль-Бурхан назначил новый состав Суверенного совета, сохранив за собой функции его главы, равно как второго лица в этой структуре (а может и первого?) – генерала Мухаммеда Хамдана Дагло (Хемити), главаря полувоенных Сил быстрой поддержки (СБП), которые считаются ответственными за расправы над участниками протестных акций как при режиме аль-Башира, так и в настоящее время. Понятно, что в новый Суверенный совет не попали те гражданские лица, которые требовали скорейшего перехода к гражданскому правлению. Как и ранее, новый Суверенный совет состоял из 14 человек. Однако были названы только 13 из них. 14-й должен был представлять фрондирующий Восточный Судан.

В число 13-ти назначенцев не попали 4 представителя Сил свободы и изменений – коалиции гражданских организаций, стоявшей у истоков кампании по свержению аль-Башира. Их сменили, в частности, 55-летний предприниматель Абу аль-Касем Бортум, выступавший за нормализацию отношений с Израилем и бывший депутатом парламента при режиме аль-Башира, Сальма аль-Мубарак, представляющая известную суфийскую семью. Она стала второй женщиной в Суверенном совете, в котором свое место сохранила Раджа Николя, представительница коптского меньшинства. 9 человек, сохранивших членство в Суверенном совете, представляли либо армию, либо повстанческие группировки, подписавшие в конце 2020 г. мирное соглашение с Хартумом. Одновременно было обещано провести «свободные и гласные выборы» летом 2023 г.

Сразу же было замечено, что три лидера бывших повстанцев, сохранившие свои места в Суверенном совете, не принесли присягу вместе с остальными ленами этой инстанции. Они заявили, что отвергли путч.

12 ноября США и ряд европейских стран осудили назнаение в Судане нового Суверенного совета, из состава которого были исключены представители Сил свободы и изменений.

13 ноября противники военного переворота в Судане вновь вышли на манифестации протеста несмотря на то, что солдаты и боевики СБП блокировали основные мосты и перекрестки в городе, сделав невозможным перемещения между кварталами. Военные тут же применили слезоточивый газ для разгона манифестантов, а затем и огнестрельное оружие. В итоге по меньшей мере 8 участников акций протеста, собравших десятки тысяч человек, были убиты, свыше 200 человек получили ранения, в том числе до 100 — пулевые. Тем не менее блок Силы свободы и изменений призвал провести новые манифестации 17 ноября.

17 ноября, несмотря на отсутствие телефонной связи и интернета, тысячи  суданцев вновь вышли на улицы Хартума и других городов. И вновь силы безопасности применили слезоточивый газ, и не только. В итоге к концу дня было известно о 15 убитых и нескольких сотнях раненых.

Начавшись 17 ноября, манифестации продолжились на следующий день, став по сути непрерывными. Эпицентром выступлений стал Северный Хартум – предместье столицы, связанное с ней мостом через Нил. Полиция вновь прибегла к слезоточивому газу. Правда, 18 ноября была восстановлена телефонная связь. В тот же день был восстановлен интернет, без которого суданцы жили с момента путча 25 октября.

21 ноября на фоне манифестаций, в которых погиб 1 участник, А.Хамдок вернулся на свой пост после достижения соглашения с аль-Бурханом. Возвращение касалось и его правительства. Это соглашение «предателей» было тут же отвергнуто массовыми организациями, и в частности, Ассоциацией суданских профессионалов, которые в 2019 г. участвовали в акциях по свержению режима аль-Башира. Они обвинили А.Хамдока в  «политическом самоубийстве». Последний же в своем кратком заявлении, первом после путча, пообещал «сделать все для того, чтобы ост ановить пролитие крови».

Акт соглашения из 14-ти пунктов был подписан в президентском дворце. Документ предусматривает освобождение всех тех, кто был арестован 25 октября. После этого А.Хамдок должен был сформировать новый кабинет из числа «технократов». При этом новый состав Суверенного совета остался неизменным, что говорило, по мнению наблюдателей, о капитуляции А.Хамдока. В любом случае соглашение подтвердило удаление из Суверенного совета представителей Сил свободы и изменений. В знак протеста против соглашения с военными в отставку подали 12 из 17 министров кабинета А.Хамдока – сторонников гражданской власти.

22 ноября суданские власти освободили несколько политиков, арестованных в день путча 25 октября, реализовав тем самым один из пунктов соглашения о возвращении к власти А.Хамдока. 24 ноября премьер приказал «немедленно» прекратить отставки, а также объявил о «проверке» всех кадровых назначений, произведенных за время, когда он находился под арестом.

25 ноября стало известно, что в штате Дарфур — Западный в межплеменных столкновениях на фоне взаимных обвинений в краже скота начиная с 17 ноября погибли по меньшей мере 35 человек, были сожжены дотла 16 деревень. Их жители сбежали в соседний Чад. К месту инцидента для стабилизации обстановки были направлены армейские подразделения.

25 ноября, месяц спустя после путча, тысячи суданцев вышли на манифестацию в Хартуме под лозунгом «Нет власти военным». Этому шествию никак не помешало возвращение А.Хамдока, олицетворявшего гражданскую власть, на его пост, ставший по сути прикрытием для военных. В северных предместьях Хартума участники акции скандировали «Аль-Бурхан – кусок дерьма, это исламисты командуют тобой». Перед манифестациями А.Хамдок провел встречу с руководством полиции с тем, чтобы избежать пролития крови. Похоже, его слова были услышаны. В итоге в Хартуме манифестанты после шествия разошлись в спокойной обстановке.

27 ноября А.Хамдок отправил в отставку главу полиции Судана генерала Халеда Мехди Имама и его заместителя генерала Али Ибрагима. Их сменили генералы Анан Хамед Омар и Абдеррахман Абдалла соответственно. Но, как представляется, полицейские в меньшей степени были причастны к применению силы по сравнению с СБП.

Тут же, явно в угоду внутренней политике, появился и внешний враг. 27 ноября суданская армия объявила о гибели «нескольких» солдат в результате атаки эфиопских военных в спорном пограничном районе Аль-Фашага в штате Гедареф. По ее данным, атака была отражена. Эфиопия опровергла заявление суданских военных.

30 ноября суданские силы безопасности вновь применили слезоточивый газ для того, чтобы рассеять очередную манифестацию в Хартуме противников военного режима.

В целом представляется, что возвращение А.Хамдока на пост премьера вряд ли решит проблемы, с которыми столкнулся Судан, и главной из них – отторжением широкими слоями общества военного правления.

52.54MB | MySQL:103 | 0,491sec