Экс-президент Моше Кацав о позиции Израиля по отношению к Ирану

Накануне празднования 43-й годовщины Исламской революции в Иране полной сенсацией в Израиле явилось телеинтервью бывшего президента страны с иранскими корнями Моше Кацава, касавшееся в основном отношений между Ираном и Государством Израиль. Это было первое интервью 76-летнего экс-президента Израиля за последние 10 лет. Кацав – самый известный выходец из Ирана, активно задействованный в политической жизни Израиля последних десятилетий. Он родился в одном из важных исторических центров Ирана – Йезде, в годовалом возрасте переехал с семьей в Тегеран, где пошел в школу. В 1951 году вся его семья репатриировалась в Израиль. Еще до победы в Иране Исламской революции М.Кацав посетил с официальным визитом Иран, удостоившись аудиенции у председателя иранского меджлиса д-ра М.Резаи.  Свою впечатляющую карьеру политик продолжил и в годы после победы в ИРИ Исламской революции, изменившей характер отношений между двумя странами. В эти годы он был министром, заместителем премьер-министра, председателем комиссий Кнессета, руководителем фракции правой партии Ликуд в парламенте, и, наконец, 8-м президентом  Государства Израиль. Однако в июле 2006 г. М.Кацав был обвинен в якобы имевших место в прошлом сексуальных домогательствах. После нескольких лет следствия окружной суд Тель-Авива признал М.Кацава виновным и в марте 2011 года он был приговорён к семи годам тюремного заключения. С этого времени он отказался от контактов с СМИ,  Кацав не признал своей вины и не раскаялся в содеянном, но за примерное поведение в тюрьме в декабре 2016 г. вышел из заключения по условно-досрочному освобождению.

После стольких лет молчания он дал несколько дней назад первое интервью СМИ. Оно состоялось в небольшом южном городе Кирьят-Малахи, где семья будущего политика поселилась сразу же после репатриации в Израиль, когда маленькому Моше было всего 5 лет,  и где до сих пор живет. Здесь М.Кацав стал самым молодым в истории страны мэром, заняв этот пост в возрасте 24 лет. Разумеется, было интересно выслушать его мнение о современной политической повестке как на национальном, так и региональном и глобальном уровнях. Как видно из интервью, годы затворничества не снизили его внимания к политической жизни страны и мира. Он следит за всеми перипетиями сегодняшнего дня, отслеживая особо все важные процессы, касающиеся Израиля и Ирана.

Участвуя  в апреле 2005 г. в церемонии похорон Папы Римского Иоанна Павла Второго в Ватикане, М.Кацав сумел накоротке переговорить со своим земляком и сверстником  — тогдашним президентом Ирана Сейедом  Мохаммадом Хатами. Главы двух враждующих государств, случайно оказавшись рядом в траурном зале, потому что названия стран начинались с одной и той же буквы латинского алфавита, памятуя об общих корнях, обменялись крепкими рукопожатиями, вспомнили свой родной город, атмосферу детства. Сам М.Кацав прокомментировал эту встречу следующим образом: «Я не знаю, как в Иране потом  расценили этот поступок их президента, но тогда в Ватикане мы искренне радовались присутствию друг друга, символизируя тем самым встречу людей из общего детства».

Экс-президент Израиля считает, что придет день, «когда наши народы  вернутся в эпоху дружбы и взаимопонимания. Мы доживем до такого дня, когда наши люди будут обмениваться поцелуями и объятиями. Ни в какой из сфер – религии, политике, культуре, истории, — между нами нет вражды, нас разъединяет только режим исламской республики, который преходящ».

Касаясь диалога двух стран, М.Кацав говорит, что в Израиле было много ожиданий от Ирана. Главным образом – в деле установления прочного мира в регионе Ближнего Востока. «Мы считали, и до сих пор полагаем, что эта страна, обладающая мощным авторитетом и богатейшим интеллектуальным наследием, способна стать медиатором мира, сблизить арабов и израильтян». Однако ныне все кардинально изменилось, добавляет экс-президент, и Иран последовательно ведет линию на уничтожение еврейского государства, его демонтаж, конфронтируя с ним на всех возможных направлениях. Совершенно неожиданно он стал злейшим врагом Израиля, поместив это направление в центр своей внешней политики. Именно Тегеран превратился в  главную арену помощи и всяческой опеки для таких террористических организаций как «Хизбалла», ХАМАС,  «Исламский джихад», вооружая их как своих сателлитов и нацеливая их на войну с еврейским государством вплоть до его исчезновения с политической карты  ближневосточного региона».

Однако и без Ирана с его посредническим потенциалом, замечает М.Кацав, Израиль устанавливает отношения со странами арабского мира. Так было с Египтом, Иорданией, Мавританией. Последние достижения на этом направлении – ОАЭ, Бахрейн, Марокко, продвигающиеся договоренности с рядом других стран по нормализации отношений. «Я вспоминаю, — говорит экс-президент Израиля М.Кацав,  — слова последнего посла Ирана в Израиле, который в личной беседе сказал: «Мой народ и правительство видят, что  Израиль хочет только одного – мира и дружбы»».

Поэтому, резюмирует М.Кацав, «я абсолютно уверен, что наши отношения с Ираном опять вернутся в то состояние, которым в Тегеране и Иерусалиме искренне гордились. Эти отношения были на пользу всем нашим соседям. Мы изучали, дружили и знали друг друга». «Я люблю иранскую культуру, общался со многими деятелями иранской культуры. Когда я был избран на пост президента, меня поздравили вдова шаха Мохаммада-Резы Пехлеви – Фарах. Будучи в США, я встречался с наследником иранского престола  — Резой Пехлеви. Но мы не вмешиваемся во внутреннюю политику ИРИ и не пытаемся на нее влиять».

«Конечно,  -подчеркивает в телеинтервью экс-президент Израиля, выходец из Ирана М.Кацав, — режим исламской республики отдалил наши страны друг от друга. В отличие от динамичного дореволюционного диалога мы не имеем сейчас никаких связей. Мы внимательно следим за развитием Ирана. Но это – взгляд со стороны. Однако, мы понимаем, что главное направление внешней политики ИРИ – нагнетание вражды и ненависти по отношению к еврейскому государству. Правящий там режим обложил нас со всех сторон террористическими группировками, подрывая мир и стабильность в регионе. Разумеется, мы не можем мириться с таким положением вещей. Трудно представить, как расцвели бы обе наши страны, не будь между нами такой жесткой и вредной для каждой стороны конфронтации. Вместо этого обе страны тратят огромные средства на нагнетание этого противодействия, это касается Ирана,  или его минимизацию, что относится к Израилю». «Поверьте, это идет против нашей воли, мы вынуждены этим заниматься. Очень жаль, что наши отношения разрушены,  и Иран вместо фактора регионального мира трансформировался в деструктивную силу и рассадник террора. И это – предмет не только нашей, но и региональной тревоги и крайней озабоченности. К сожалению, в нынешних условиях мы вынуждены защищать свою безопасность, что ставит обе страны в ситуацию необъявленной войны» — сказал он.

Отвечая на вопрос интервьюера о том, возможна ли прямая военная конфронтация между двумя странами, М.Кацав ответил: «Я не думаю, что нам придется воевать, хотя к этому нас подталкивает ситуация продвижения Ирана к овладению атомным оружием, что создает для Израиля риски экзистенционального уровня. Мы должны уметь отстоять свою независимость, свое место в современном мире. Мы мощная технологическая держава с признанными мировым сообществом достижениями. Жаль, что ныне не можем поделиться этим на благо своих иранских братьев».

Экс-президент Государства Израиль Моше Кацав, прервав свое десятилетнее молчание, сказал в заключение своего первого появления на телеэкране, что евреи и иранцы очень близки друг другу. «Я был в древнем Персеполисе под Ширазом – столице древнеперсидских царей. Я воочию увидел, насколько древняя история тех мест сравнима с историей нашего древнего народа. Евреи за тысячелетия  своего пребывания в Иране «срослись» с его народом, вместе работали над пополнением его культурного и исторического наследия, внесли в это свой достойный вклад. Сотрудничество этих двух мировых религий привело к невиданному расцвету».

«Я, — сказал в заключение М.Кацав, — испытываю много сентиментальных чувств по отношению к Ирану. Как для еврея, для меня значителен факт, что такие великие личности еврейской истории как Эстер и Мордехай похоронены в Хамадане – одном из центров еврейской цивилизации в Иране. В Иране много других святых для евреев мест. Есть там и могилы моих предков, расположенные в Йезде, где покоятся мой дедушка и младший брат. Очень хотелось бы побывать там и посетить могилу, и в такую возможность в будущем я верю».

52.36MB | MySQL:106 | 0,765sec