Оценки израильских экспертов последствий политики Китая и России в регионе. Часть 1

В Израиле, как и во всем мире, внимательно следят за развитием отношений между Россией и Китаем. Превалирующей точкой зрения в медийной, экспертной и политической среде Израиля является та, согласно которой баланс сил в мире изменился. Это объясняется, как правило, следующим образом: «западные страны больше не хотят вести войны за границей, а это означает, что Путин и председатель КНР Си Цзиньпин, власть которых опирается на армию и разведывательные службы, получили больше свободы действий в подавлении инакомыслия внутри своих стран и демонстрации силы на международной арене»[i]. Основой сближения Москвы и Пекина стало стремление лишить США статуса мирового гегемона. Общепризнанным мнением является то, что в случае с Россией в центре внимания находится Украина, в то время как для Китая целью являются Тайвань и «любые остатки демократического порядка, оставшиеся в Гонконге». Исходя из этого и учитывая отношения Израиля с США, главного стратегического союзника, оценивается политика России и Китая в регионе.

Д-р Шай Хар-Цви (старший научный сотрудник Института политики и стратегии (IPS) Университета Райхмана, эксперт по стратегическим вопросам на международной арене и политике внешних игроков в Ближневосточном регионе; бывший высокопоставленный сотрудник Министерства стратегических дел; экс-исполняющий обязанности генерального директора министерства и руководитель главного научного отдела) отмечает, что Россия и Китай с 2014 г. и особенно в последние два года занимаются укреплением стратегического сотрудничества, в том числе в сфере безопасности и экономики. Несмотря на историческую вражду и конкуренцию за центры влияния в Центральной Азии, в основе сближения Москвы и Пекина лежит соперничество с США, желание сформировать новый мировой порядок и нейтрализовать то, что они воспринимают как растущее вмешательство Вашингтона в их «задние дворы». К этому эксперт добавляет еще «желание России, возросшее после введения экономических санкций в связи с захватом Крымского полуострова, осваивать новые рынки для снижения зависимости от Запада».

По словам эксперта, в то время как Соединенные Штаты уже десять лет пропагандируют «поворот к Азии», Россия реализовывает политику «поворота к Китаю» как один из краеугольных камней своей внешнеполитической стратегии. «На фоне украинского кризиса кажется, что укрепление связей между двумя странами имеет большое значение для уверенности России в себе и ее готовности бросить вызов США. Поддержка Китаем российских действий по подавлению беспорядков в Казахстане в начале этого года стала четким сигналом поддержки, которую Китай готов оказать Москве».

Шай Хар-Цви рассматривается визит президента В.Путина в Китай по случаю открытия зимних Олимпийских игр «в свете дипломатического бойкота западных лидеров, что стало четким свидетельством того значения, которое две державы придают двусторонним отношениям. Что еще более важно, совместное заявление двух лидеров отразило совпадение интересов между ними и может рассматриваться как декларация о намерениях создать российско-китайскую ось с целью изменения существующего мирового порядка. Таким образом, две страны выразили несогласие с дальнейшим расширением НАТО, призвали Альянс отказаться от идеологических концепций холодной войны, отметили свое несогласие с попытками внешних сил дестабилизировать обстановку в районах, прилегающих к их территории, и пообещали укрепить сотрудничество для предотвращения цветных революций».

Эксперт IPS обращает внимание на то, что Китай поддержал требование Москвы о юридически закрепленных гарантиях безопасности в Европе, в то время как Россия неоднократно поддерживала идею о том, что Тайвань является неотъемлемой частью Китая. Они также решительно осудили создание оборонного альянса, подписанного между США, Великобританией и Австралией (AUKUS). Москва и Пекин «подчеркивают свою способность контролировать интернет-среду на своей территории, в отличие от позиции американцев, которые выступают за широкую свободу в этой области». «Важным вопросом для Москвы и Пекина является искоренение и подавление оппозиционных кругов внутри их стран, что стало одной из главных причин противоречий с Вашингтоном», – пишет израильский эксперт.

По мнению Шая Хар-Цви, «продление В.Путиным и Си Цзиньпином в июне 2021 г. соглашения о добрососедстве и сотрудничестве (от 2001 г.) призвано продемонстрировать важность, которую обе стороны придают укреплению двусторонних связей, их понимание необходимости внесения изменений в глобальную архитектуру и перехода к многополярному миру». Визит в Москву премьер-министра Пакистана Имрана Хана (первый за 23 года), расценивается как «еще одно свидетельство укрепления отношений между Россией и Китаем, являющегося стратегическим союзником Пакистана».

Отмечается, что Китай является вторым по величине импортером российского оружия, причем прорыв в области безопасности и военного сотрудничества произошел в 2015 г., «через год после захвата Россией Крымского полуострова и по прошествии десяти лет, в течение которых отношения в сфере безопасности между двумя странами ухудшались». В этом контексте две страны подписали крупномасштабное соглашение о закупке систем С-400 и истребителей Су-35.

Шай Хар-Цви приводит данные международного исследовательского института Stockholm International Peace Research Institute (SIPRI), согласно которому в 2020-2016 гг. объем продаж оружия из России в Китай увеличился на 49% по сравнению с 2015-2011 гг. 18% всего российского экспорта приходилось на Китай, а 77% объема китайского импорта оружия было из России. В ноябре 2021 г. Россия и Китай согласовали еще одну дорожную карту (предыдущая была подписана в 2017 г.) военного сотрудничества на 2021-2025 гг. Две страны даже расширили масштабы совместных военных учений.

Израильский эксперт полагает, что переброска Россией в последние месяцы дислоцированных на Дальнем Востоке частей вооруженных сил для сосредоточения на границе с Украиной и проведения совместных учений с Беларусью свидетельствует об укреплении связей между двумя странами и уверенности российского руководства в отсутствии угроз со стороны Китая.

Он указывает на еще один показатель развития отношений между Россией и Китаем. В течение 2021 г. между ними увеличился объем товарооборота на 35,8% по сравнению с 2020 г., что составило 146,88 млрд долларов. Российский экспорт в Китай увеличился на 37,5% до 79,32 млрд долларов, тогда как китайский экспорт – на 33,8% до 67,56 млрд долларов.

Ключевым элементом экономического сотрудничества между двумя странами является энергетика. Недавно две страны подписали еще одно соглашение о поставках природного газа, в соответствии с которым Россия будет поставлять в Китай 10 млрд куб. м газа в год в течение 30 лет. Таким образом, общий объем газа, ежегодно поставляемый Россией, составит 48 млрд куб. м. «Оплата поставок должна производиться в евро, а не в долларах, видимо, в попытке минимизировать влияние санкций США», – пишет эксперт IPS.

По его мнению, укрепление союза между Россией и Китаем неизбежно имеет далеко идущие последствия для международной архитектуры, сформировавшейся за последние три десятилетия после распада Советского Союза. Допускается, что «перед лицом российско-китайской оси Соединенные Штаты займутся созданием дополнительной контросилы и расширением союза с Великобританией и Австралией. Тем самым произойдет обострение глобальной конкуренции между двумя блоками».

Предполагается, что для Израиля эти события создают риски и возможности на стратегическом уровне и на уровне безопасности. С одной стороны, по мере нарастания борьбы, Израилю в отношениях с Россией и Китаем придется быть еще более осторожным, чем раньше, чтобы не раздражать американцев. Кроме того, нанесение ущерба имиджу американской мощи в мире и, в частности, на Ближнем Востоке также напрямую сказывается на позиции Израиля в регионе. Усилия России и Китая по оказанию влияния на страны Ближнего Востока также могут проявиться в продвижении военного сотрудничества со странами региона с упором на Иран (воспринимаемым в качестве естественного партнера против США и их союзников) и готовности продавать современные системы вооружения и технологии. Реализация этого сценария, по всей вероятности, приведет к ускорению региональной гонки вооружений (прежде всего со стороны государств Персидского залива и Египта, которые будут в первую очередь стремиться к закупке западного оружия), что может поставить под сомнение качественное военное преимущество Израиля в регионе.

С другой стороны, «все большая вовлеченность России и Китая в ближневосточные процессы и ресурсы, которые в этих условиях США без сомнения будут вынуждены направить в регион, могут помочь Израилю укрепить стратегический союз и особые отношения с Вашингтоном, а также продемонстрировать свои достоинства как союзника и важного партнера. В то же время у Израиля могут появиться возможности для развития сотрудничества в области безопасности с суннитскими государствами в ответ на вызов со стороны иранцев и возможное углубление связей между Ираном, Россией и Китаем. В любом случае Израиль должен постараться сохранить механизм военной координации с Россией, который необходим для обеспечения свободы действий в Сирии[ii].

 

[i] Russia and China’s war on the past // Israel Hayom. 02.01.2022. https://www.israelhayom.com/opinions/russia-and-chinas-war-on-the-past/

[ii]  האמריקנית להגמוניה נגד משקל — סיני-הרוסי הציר / IPS. 16.02.2022. https://www.runi.ac.il/he/research/ips/pages/insights/shay-har-zvi-16-2-22.aspx

52.22MB | MySQL:103 | 0,499sec