О факторах формирования позиции Израиля на голосовании по резолюции ГА ООН по Украине

2 марта Генеральная Ассамблея ООН в рамках чрезвычайной сессии приняла резолюцию, призывающую Россию к прекращению военной операции на Украине. В поддержку проекта документа, который, согласно процедуре ГА ООН, не носит обязательного к исполнению характера, выступило 141 государство, против – 5, еще 35 делегаций воздержались. Израиль принял решение присоединиться к большинству представителей международного сообщества, что связывается с несколькими группами причин, которые относятся как к задачам внешней политики страны, так и ее внутриполитической ситуацией.

Наиболее явной мотивацией для Иерусалима поступить таким образом стало то, что ранее правительство ближневосточной страны столкнулось с упреками своего ключевого глобального партнера – США. Вызваны они были отказом Израиля выступить в качестве одного из коспонсоров аналогичного по духу документа, который был ранее представлен в Совете Безопасности ООН. Официально данную позицию в израильском внешнеполитическом ведомстве объяснили тем, что государство не имеет статуса члена Совбеза. Хотя Вашингтон привлек на свою сторону более 80 государств, в то время как в СБ ООН входит только 15, из которых 5 – это его постоянные участники. Кроме того, по некоторым данным, израильская делегация до момента совещания с американскими контрпартнерами не предоставляла им информации относительно своей итоговой позиции.

На этом основании постпред США в ООН Л.Томас-Гринфилд передала сообщения коллеге из Израиля Г.Эрдану, в котором говорилось о разочаровании США. И здесь кажется особенно важным то, кто именно обозначил восприятие Вашингтоном линии, избранной ближневосточной страной. По сути, обращение от лица американского посла при ООН намекнуло, что в случае вынесение на голосование документа, противоречащего израильским интересам, Соединенные Штаты также могут не разделить его позиций. Особенно рискованно такое развитие событий в рамках Совбеза, где Израиль уже сталкивался с негативными последствиям отсутствия поддержки Соединенных Штатов при Б.Обаме. Напомним, в 2016 г. президент-демократ дал добро на то, чтобы пропустить резолюцию, называющую поселения противоречащими нормам международного права.

Также стоит принять во внимание, что в определенной степени этот диалог с администрацией Дж.Байдена негативно отразился на международном положении коалиции Н.Беннета и Я.Лапида. Продиктовано это тем, что на стадии подготовки проекта резолюции для СБ ООН, оба политика уверили Совет национальной безопасности Израиля, что с США достигнуто понимание относительно положения, в котором Иерусалим оказался, будучи вынужденным искать баланс между Россией и Западом. Как следствие, открытая критика, озвученная послом в ООН, вместо закрытого общения на высшем уровне или через глав внешнеполитических ведомств показала, что в реальности учета такого рода озабоченностей со стороны администрации Дж.Байдена нет.

Важно также отметить, что позицию Израиля на голосовании в Генеральной Ассамблее 2 марта озвучил не постпред в ООН Г.Эрдан, а его заместитель Н.Фурман. Предположительно, такой выбор министра При этом у главы МИД, как полагают обозреватели, не было уверенности, что Г.Эрдан согласиться придерживаться исключительно текста заранее подготовленного выступления. Недовольство послом могло быть спровоцировано несколькими обстоятельствами, среди которых попавшие в СМИ кадры объятий Г.Эрдана с украинским коллегой С.Кислицей, а также более ранний демарш в Совете по правам человека, где в октябре 2021 г. постпред Израиля, стоя на трибуне, разорвал ежегодный отчет, подготовленный данным учреждением.

Впрочем, не исключается, что имеет место и сложная внутриполитическая ситуация, характеризующаяся продолжающейся борьбой «Ликуд» за возвращение к власти с Б.Нетаньяху или без него. Г.Эрдан, как известно, претендовал на то, чтобы оспорить статус нынешнего лидера партии. Данный факт предположительно был главным аргументом для экс-главы правительства, отправившего своего однопартийца в ООН. На фоне голосования, продемонстрировавшего противоречия с Я.Лапидом, появилась информация, что Г.Эрдан вновь контактировал с ликудниками.

В конце прошлого года генеральный директор МИД страны А.Ушпиц уже просил посла в ООН отчитаться о «предполагаемой политической активности». Подозрения в ведомстве спровоцировало то, что, покидая пост главы миссии в Вашингтоне, который он раньше совмещал с ООН, Г.Эрдан сделал рассылку, рассказывавшую о его достижениях за время непродолжительной каденции. В списке получателей таких сообщений оказались члены Ликуда, что наталкивает на предположения о попытках повысить среди них свой авторитет. Более того, прибегая именно к такому инструменту, Г.Эрдан по сути повторил опыт Б.Нетаньяху, который ранее строил свою предвыборную кампанию на достижениях во внешнеполитической сфере. Таким образом, отстранение Г.Эрдана от участия в заседании ГА ООН в некотором смысле может быть воспринято как элемент сдерживания его активности, с помощью которой затем он способен попытаться оспорить лидерство в правом лагере.

В целом, ситуация на российско-украинском треке является серьезным вызовом для Израиля, причем не только в том, что касается международного положения страны, но и внутриполитического расклада. Голосование в ООН это хорошо иллюстрирует. С одной стороны, заметно воздействие, которое на Иерусалим оказывает Вашингтон на различных чувствительных направлениях.  С другой, любой курс, выбранный сейчас правительством, в будущем рискует послужить основанием для критики со стороны оппозиции, особенно в условиях продолжающейся там борьбы за лидерство, в которой продолжает участие как сам Б.Нетаньяху так и множество его политических соперников. В частности, действующий лидер Ликуда уже довольно активно обращается к украино-российской проблематике, обвиняя членов коалиции в излишней разговорчивости, которая никак не согласуется со сложностью и чувствительностью момента для ближневосточной страны.

52.24MB | MySQL:103 | 0,946sec