О позиции Египта по российской военной операции на Украине на фоне проблем с импортом пшеницы

2 марта  Египет проголосовал за осуждение Генеральной Ассамблеей ООН российской военной операции на Украине и требование к России немедленно прекратить применение насилия против этой страны. Как полагают местные аналитики, это решение  осудить действия России было нелегким, так как Египет молчал всю неделю с начала операции, оставаясь нейтральным, но внешнее давление и расчеты затрат и выгод позволили Каиру начать балансировать между всеми своими партнерами.   После начала российской операции  Каир опубликовал заявление, которое можно охарактеризовать как «бесцветное и очень выверенное», выразив крайнюю озабоченность «быстрым развитием ситуации на Украине», и подчеркнув «приоритетность диалога и дипломатических решений». В общем, заявление было попыткой сохранить нейтралитет. Западным и европейским партнерам Египта не понравилась позиция Египта, поэтому был предпринят ряд мер давления, призвавших Каир хотя бы публично  поддержать Киев и осудить Москву. Первоначально временный поверенный в делах Украины в Каире Руслан Нечай потребовал от египетского правительства «осудить российскую войну» против его страны, как это уже сделал Ливан, и отказаться от «нейтралитета», подчеркнув, что украинцы предпочитают «ясную египетскую ситуацию по этой агрессии». Нечай отметил, что его страна официально потребовала от Египта поддержки и солидарности в оказании медицинской и гуманитарной помощи, а также признания нарушений Россией норм международного права. Указывая на экономические последствия, Нечай предупредил об ущербе, который война может нанести импорту пшеницы в Египет, туризму и строящемуся ядерному реактору в Дабаа, который олицетворяет египетско-российское партнерство. «В прошлом году количество украинских туристов в Египет достигло трех миллионов, в 2020 году Украина стала вторым источником туристов в Египет», — сказал Нечай, добавив: «Конечно, если война продолжится, туристы не приедут ни из Украины, ни из России». Насчет России, кстати, далеко не уверены. Украинский дипломат напомнил египетским властям, что украинские туристы сменили россиян на шесть лет с 2015 года, заняв первое место среди туристов в Египет, когда Москва приостановила полеты в Египет после взрыва в 2015 году российского пассажирского рейса из Шарм-эш-Шейха над Синаем, но сейчас такие аргументы звучат убого. Собственно эти призывы украинской стороны мало кого в Каире по настоящему волнуют, гораздо больше там по понятным причинам прислушиваются к коллективному Западу. В то числе и по причине кредитной линии МВФ, от которой Каир критично зависит.  Послы «Большой семерки» и посол представительства ЕС в Каире призвали египетское правительство «встать на сторону Украины в борьбе с российской вооруженной агрессией». «Мы уверены, что египетское правительство придерживается принципов мира, безопасности, стабильности и суверенитета, основанных на международном правлении»,- говорится в совместном заявлении послов, напоминая, что «Египет со времен покойного президента Гамаля Абдель Насера поддерживал и поддерживал принцип невмешательства во внутренние дела суверенных стран как основу современного миропорядка». Правда, послы США и ЕС забыли сказать, что на Западе Насера хотели свергнуть путем военной агрессии в 1956 году, и если бы не Москва, то свергли бы. Кроме того, в заявлении указывалось, что российская операция приведет Каир к «страданиям из-за роста цен на пшеницу и продовольственные товары». Египет является крупнейшим импортером пшеницы в мире, и это влияет на туризм. Более того, официальные лица сообщили прессе, что США оказывали прямое давление на Египет, требуя от него поддержки Украины, даже если эта поддержка была чисто политической, что собственно они получили на прошлой неделе, но на этом шаги Каира на этом направлении фактически исчерпаны. Каир поддерживает жизненно важные партнерские отношения с Москвой в экономическом, военном и в меньшей степени политическом плане. Это партнерство укрепляется сходной позицией двух стран по правам человека, что является главным препятствием в отношениях Египта с Западом. Россия ожидала, что Египет займет нейтральную позицию в украинском кризисе. Такая ситуация устраивала Москву, но с другой стороны, только публичного  нейтралитета было недостаточно для США и других западных стран, и они также ожидали большего от Египта, который построил прочные отношения с Западом со времен  президента Анвара Садата.  К тому же экономическое партнерство Египта с Евросоюзом и США гораздо значительнее и глубже, чем его отношения с Россией.  Тем не менее, местные эксперты  не ожидают, что Египет может предпринять дальнейшие шаги в поддержку Украины кроме того, как предоставить гуманитарную и медицинскую помощь и проголосовать за прекращение войны в Организации Объединенных Наций. В основном Египет не будет вводить санкции против России или закрывать Суэцкий канал для кораблей российского ВМФ. Египет заинтересован в поддержании экономических и политических связей с Россией. На кону не только серьезные аспекты внешней политики АРЕ в той же Ливии, где египтяне давно в альянсе с Москвой, или участие российских компаний в строительстве первой АЭС и промышленной зоне Суэца,  и того же ВТС, но и вопросы туризма и продовольственной безопасности. Около 70% египетской пшеницы поставляется из России и Украины. Цены на хлеб в Египте выросли на 50% за последние два дня  (6-7 марта), через неделю после начала российской военной операции на Украине. 6 марта местные СМИ сообщили, что цены на муку подскочили до 11 000 египетских фунтов (700 долларов) за тонну по сравнению с 7000 египетских фунтов (445 долларов).  Arabi21 цитирует поставщиков муки и владельцев пекарен, которые говорят, что этот всплеск повысил «цену маленькой буханки хлеба с 50 пиастров до 75, а большой буханки-с одного фунта до 1,5 фунтов». «Рост цен на муку привел к аналогичному росту цен на всю выпечку — на 25-50%», — пояснили они. Местные жители отметили, что в ресторанах цены на большинство традиционных сэндвичей также выросли «примерно на 25%». На этом фоне министр снабжения и внутренней торговли Египта намекнул, что более 45 млн граждан вскоре могут лишиться  права на хлебные субсидии. В настоящее время 70% населения Египта имеют право на пять буханок субсидируемого хлеба в день, что является спасательным кругом для многих, поскольку примерно треть египтян живет за чертой бедности на менее 2 доллара в день. Али аль-Мозели, который курирует субсидии, сказал, что в то время как буханка хлеба продается за 5 пиастров с карточкой пайка, на самом деле она стоит 65 пиастров, и это до недавнего роста стоимости пшеницы. 17 февраля египетское правительство объявило, что цена на буханку субсидируемого хлеба растет и что оно рассматривает возможность замены хлебной субсидии денежной выплатой, поскольку мировые цены на пшеницу выросли из-за инфляции. В конце прошлого года ООН объявила, что мировые цены на продовольствие достигли десятилетнего максимума, а из основных поставщиков  вырос почти на 40%. В конце прошлого года президент АРЕ А.Ф.ас-Сиси предупредил, что дотационные карточки будут распространяться только на двух человек и что люди не должны ожидать, что государство будет кормить их детей.

Импортеры пшеницы столкнулись с угрозой поставок политически чувствительного хлеба на Ближний Восток и в Северную Африку (БВСА) после того, как операция России на Украине закрыло доступ к более дешевому черноморскому зерну, от которого они зависят, сообщает Reuters. Последовавший конфликт остановил судоходство из украинских портов, в то время как финансовые санкции поставили под сомнение платежи за закупки российской пшеницы, говорят трейдеры и банкиры, добавляя еще один риск для правительств в регионе БВСА, которые уже борются с импортными издержками, экономическими кризисами или конфликтами. «Все ищут другие рынки, поскольку становится все труднее покупать товар из Украины или России», — сказал ближневосточный сырьевой банкир, сославшись на перебои с поставками, эскалацию санкций и рост страховых взносов. «Импортерам придется платить за пшеницу в среднем на 40% больше, чем до вторжения», — считает еще один крупный  египетский трейдер. На долю России и Украины приходится около 29% мирового экспорта пшеницы, но из-за сомнений в поставках чикагские фьючерсы на пшеницу выросли в понедельник до 14-летнего максимума, а без российской пшеницы обойтись не удастся.   Поиск новых поставщиков  пока большим успехом не увенчался: Аргентина, на которую возлагали большие надежды в связи с прошедшими дождями, уже объявила о том, что весь ее урожай фактически уже законтрактован «в долгую».   На этом фоне есть признаки того, что некоторые европейские страны могут ограничить экспорт зерна после того, как Венгрия 4 марта объявила о немедленном запрете экспорта, в то время как Болгария планирует покупать пшеницу для своих запасов, что, как опасаются производители, может предвещать такой же шаг. Румыния заявила, что пока не видит необходимости ограничивать экспорт. «Рынок не ожидает возобновления украинского и российского экспорта до окончания боевых действий», — сказал один из трейдеров. Резкий рост мировых цен и возможные ограничения экспорта делают переход на альтернативные источники дорогостоящим, в то время как возможности расширения местного производства в регионе БВСА ограничены дефицитом воды и ростом затрат на вводимые ресурсы. В то время как страны Персидского залива защищены профицитом бюджета, другие страны БВСА, включая Египет и Ливан, «остаются одними из наиболее уязвимых в мире, учитывая зависимость от импорта пшеницы и высокие расходы домохозяйств на продовольствие», — сказала Моника Малик, главный экономист Коммерческого банка Абу-Даби. По словам трейдеров, Египет, часто являющийся крупнейшим импортером в мире, в прошлом году закупил 80% своей пшеницы в России и Украине. Но после военной операции России на Украине египетский государственный покупатель зерна отменил два тендера из-за отсутствия предложений и высоких цен, а два груза застряли в украинских портах. Египетские чиновники говорят, что запасов пшеницы и предстоящего местного урожая достаточно, чтобы обеспечить субсидируемый хлеб примерно на девять месяцев. Но они уже рассчитывают потратить дополнительных 950 млн долларов в текущем бюджете из-за более высоких цен и могут увидеть снижение стратегических резервов. По словам трейдеров, коммерческий рынок хлеба в Египте может подвергнуться большему риску из-за снижения запасов. «Самая сложная часть — это такие страны, как Египет, Марокко или Ливан, которые получают двойной удар по черноморскому импорту ( его прекращение) и более высокие цены», — считает Ахмед Мурси, старший аналитик американской Eurasia Group.  Алжир, еще один крупный покупатель, заявляет, что у него достаточно запасов зерна, чтобы продержаться до конца года, но он вновь допускает импорт французской пшеницы, приостановленный после скандала вокруг колониальной роли Франции в этой североафриканской стране.  И в то время как Алжир, Ливия и производители нефти в Персидском заливе могут обнаружить, что более высокие затраты на импорт пшеницы компенсируются ростом доходов от углеводородов, другие правительства не имеют такой подушки. В Ливане, который переживает один из худших экономических кризисов в современной истории, запасы пшеницы составляли всего один месяц. В Тунисе сокращение запасов хлеба, нормирование муки в магазинах и проблемы с импортом пшеницы вызвали сомнения в официальных заявлениях о том, что запасов хватит до лета.
Поскольку поставки зерна через Черное море становятся проблематичными, крупным и мелким поставщикам как мукомольщиков, так и государственных учреждений приходится приспосабливаться к новым условиям. В то же время цены стремительно растут, что может оказаться палкой о двух концах. Для зерновых трейдеров, ориентированных на североафриканские рынки, война на Украине — это финансовая и логистическая головная боль. То же самое происходит и с их клиентами. Черноморская пшеница в настоящее время составляет 35-40% поставок такой компании, как Somdiaa , которая импортирует около 500 000 тонн пшеницы в год для своих мельниц в Камеруне, Конго, Габоне, Того и на острове Реюньон. Гиганты по торговле пшеницей Cargill и Louis Dreyfus, а также Glencore через свою сельскохозяйственную дочернюю компанию Viterra ранее были наиболее авторитетными в секторах украинской и российской пшеницы, кукурузы и подсолнечного масла. Французские источники полагают, что трейдеры из этих крупных компаний, которые в основном позиционируются на крупнотоннажных зерновых тендерах крупнейших африканских стран, в частности Египта и Нигерии, готовы перенаправить своих клиентов на пшеницу из других регионов, в частности Франции, США и Канады, но это вызовет по некоторым оценкам, рост цен в три раза.  Аргентина из этой гонки выбыла, как мы говорили ранее. С момента поглощения местного трейдера Nidera в феврале 2017 года львиная доля урожая уже зарезервирована китайским трейдером Cofco, который имеет очень серьезные  позиции в местном сельском хозяйстве и портовой  инфраструктуре. Аналогичная история и в Бразилии, где доминирует американский трейдер «Бунге». На большие компании, которые ориентированы на африканские рынки, такие как швейцарская «Агро», также повлиял тот факт, что теперь невозможно получить поставки из Украины, а организация поставок  из России невероятно рискованно из-за нынешних и потенциальных новых американских и европейских санкций. В данном случае лукавят французы: санкции на этот сектор вряд и последуют просто в силу обвала рынка, и того факта, что в условиях голода вряд ли кто-то будет серьезно их соблюдать.  К тому же, кто мешает через посредников заключить сделки сейчас, на них будущие санкции точно влиять не будут. «Агро» поставляет продукцию в 14 стран Западной и Центральной Африки с ежегодным объемом около 400 000 тонн. Хотя она больше ориентированы на североамериканскую твердую пшеницу — благодаря своему логистическому и коммерческому офису в Монреале — она также импортировала мягкую пшеницу из России, в частности через Новороссийск, главный российский порт на Черном море. Компания сейчас активно ищет альтернативных поставщиков, особенно во Франции. Французские торговцы, которые традиционно связаны со своими местными поставщиками — Soufflet, Cerealis и торговыми дочерними компаниями кооперативов Scael и Limagrain, находятся в числе главных  игроков, которые могут занять объемы, невольно оставленные Украиной и Россией, и поставлять продукцию на рынки континента, включая Северную Африку. И они могут претендовать на выгоду от резкого роста цен: 1 марта тонна французской мягкой пшеницы торговалась в Руане по 351 евро за тонну, то есть на 29 евро больше, чем пятью днями ранее, и на 87 евро больше, чем месяцем ранее. Французские производители зерновых в принципе могут использовать кризис в свою пользу, чтобы вернуться в Алжир через возобновление контрактов с местным сельскохозяйственным Office algérien interprofessionnel des céréales (OAIC).   Совсем недавно на фоне дипломатического скандала и напряжения двусторонних отношений, чтобы сломить давнее доминирование французских поставщиков пшеницы в стране, Алжир пересмотрел условия импорта в пользу российских и украинских поставщиков. Это был  серьезный сдвиг, первые последствия которого были замечены в декабре прошлого года .

Но практически все эксперты в этой связи говорят о том, что факт остается фактом: независимо от того, идет война в Украине или нет, крупные африканские клиенты — особенно крупные государственные импортные агентства Северной Африки  — не готовы покупать пшеницу по завышенным ценам. В Египте Главное управление по снабжению сырьевыми товарами (GASC) претерпела огромную переориентацию, чтобы получить свои поставки из Украины и России — с массовыми закупками российской (240 000 тонн) и украинской (120 000 тонн) пшеницы, заключенными в ноябре прошлого года. Чтобы заранее спланировать их возможный отказ от поставок, она организовала 28 февраля экстренный конкурс на поставку 60 000 тонн в конце апреля. Soufflet и Viterra ответили предложением французской пшеницы, а Cargill предложила североамериканскую пшеницу. Однако предложенные трейдерами цены — соответственно 390, 399 и 447 долларов за тонну FOB (free on board pricing) — заставили египтян пойти на попятную и, в конечном итоге, отменить  торги. То же самое делают Ливан и Тунис, которые ожидают стабилизации рынка и открытия черноморских портов

52.3MB | MySQL:103 | 0,480sec