О специфике посредничества Израиля на российско-украинском треке

Израиль всегда с осторожностью относился к идее выступить модератором в урегулировании противоречий между Москвой и Киевом. К примеру, в 2015 А.Либерман, тогда занимавший пост главы МИД, говорил, что хорошей основой для этой роли является нейтралитет страны, однако, для того, чтобы взять на себя столь ответственную задачу, необходим официальный запрос самих участников событий. Воплощать в жизнь израильскую «челночную дипломатию» в конце минувшей недели начал действующий премьер-министр ближневосточной страны Н.Беннет, посетивший 5 марта российскую столицу с блиц-визитом, организованным несмотря на шаббат. По итогам переговоров с президентом РФ В.Путиным было заявлено, что главной темой в повестке дня оказались, цитируя официальный сайт Кремля, «различные аспекты ситуации на Украине в контексте специальной военной операции России по защите Донбасса». 6 марта общение на высшем уровне с российским лидером продолжилось, но уже в рамках телефонного разговора. Президент Украины В.Зеленский без уточнения времени написал в твиттере об аналогичной телефонной консультации.

По информации германских источников, посредническая роль Израиля была согласована с руководством США, Франции и ФРГ. В последнем случае, судя по всему, это произошло в ходе состоявшегося за несколько дней до этого краткого визита О.Шольца в Иерусалим. Не случайно сразу после переговоров с В.Путиным Н.Беннет лично проинформировал об их итогах федерального канцлера О.Шольца. Формально, судя по всему, было выполнено и обозначенное в 2015 г. условие, поскольку ранее Киев призывал Иерусалим взять на себя функции третьей стороны, по некоторым данным, попросив организовать переговоры на израильской территории.

Первая причина, по которой ближневосточное государство взяло на себя подобные функции, как кажется, очевидна. Заключается она в том, что Россия – стратегический партнер Израиля, в том числе по широкому спектру ближневосточных направлений и главным образом это касается Ирана и Сирии. Украина, в свою очередь, за последние несколько лет существенно укрепила связи с Израилем, в том числе в экономике. Наконец, Иерусалим несет потери от нарастающей конфронтации между Москвой и Западом. Последнее, в частности, в будущем может создать серьезные препятствия для выстраивания взаимодействия не только с Россией, но и, к примеру, с Китаем.

Вместе с тем, посредническая функция таит в себе и большие риски для Израиля. Первый из них состоит в том, что прямое общение с В.Путиным в условиях созданной для РФ международной изоляции рискует быть неправильно понятым. Кроме того, на этом поле Израиль конкурирует с другими игроками. Среди них представитель ЕС – Франция, которая хотя и поддерживает с Израилем канал коммуникации для выяснения позиций России и Украины, но все же не готова, как кажется, полностью объединить с ближневосточным государством усилия по примирению сторон.

На этом поле весьма заметно активизировалась Турция, которую уже называют израильским соперником. В пользу Р.Т.Эрдогана играет фактор времени, поскольку он раньше стал предпринимать попытки снизить напряженность между Россией и Украиной, однако тень на эти усилия бросает наличие у Киева турецких беспилотников. Кроме того, несмотря на то, что переговорный процесс как таковой израильской дипломатии знаком хорошо, она все же привыкла выступать не в качестве модератора, а как одна из примиряющихся сторон. Наконец, если верить опросам 13-го канала израильского телевидения, то почти половина респондентов полагают, что Б.Нетаньяху в роли посредника был бы более успешен, чем Н.Беннет, которого не поддержала и четверть участников исследования.

В результате, израильские обозреватели и эксперты приходят к выводу, что основной мотивацией главы правительства занять более активную позицию в текущем кризисе является укрепление собственного политического положения. Включаясь в переговоры, особенно лично, Н.Беннет получает шанс заложить основу для персонального общения с В.Путиным, чем гордился Б.Нетаньяху. Это особенно важно, принимая во внимание, что после транзита власти в ближневосточной стране высказывались опасения особенно по поводу эффективности будущего диалога по сирийскому направлению. Помимо этого израильские источники утверждают, что премьер-министру удалось лучше понять переговорные позиции Москвы, чего не могли добиться в Париже и Берлине. Как следствие, на новый уровень могут выйти и контакты с европейскими партнерами, что в дальнейшем способно сгладить их критику по другим направлениям, к примеру, поселенческой активности.

Попытка взамен получить преимущества на важных ближневосточных треках также фигурирует в перечне факторов, побуждающих Израиль действовать. Так, в СМИ появилась информация, что повестка дня переговоров Н.Беннета и В.Путина  содержала в себе также сирийский и иранский вопросы. В случае с последним, как полагают израильские обозреватели, через диалог с Москвой Иерусалим пытается воздействовать на ход переговоров по ядерной программе. При этом журналисты обратили внимание, что в тот же период со стороны главы МИД России С.Лаврова последовало обращение к США, в котором он подчеркивал важность предоставления гарантий, что «санкции никоим образом не затронут тот режим торгово-экономических и инвестиционных связей, который заложен в Совместном всеобъемлющем плане действий по иранской ядерной программе». Таким образом, у Израиля и России появились собственные, частично совпадающие интересы в отношении СВПД, которые параллельно вбивают клин между Москвой и Тегераном. Связано это с тем, что в ИРИ не хотят, чтобы ситуация на Украине каким-то образом увязывалась с ядерной сделкой.

В целом как и в случае с принятием решения на голосовании в Генеральной Ассамблее ООН, на позицию Израиля большое влияние оказывает внутриполитическая ситуация. Соперничество, существующее как в правительственной коалиции, так и с оппозицией, требует от Н.Беннета более активных действий, демонстрирующих, что он по праву занимает ключевой пост. Вместе с тем, существует риск, что вместо дипломатического успеха Израиль поставит себя в более сложное положение в отношениях с Западом. По соображениям ближневосточного влияния Москвы, Иерусалим не может выдвигать ей жестких условий, а потому основное воздействие, как кажется, будет идти на переговорные позиции Киева, являющегося все же не глобальным, а региональным партнером. При этом в случае, если урегулирование при содействии израильской стороны не увенчается успехом, США и ЕС могут списать неудачи на ближневосточное государство.

Вместе есть шанс извлечь и выгоду из ситуации, в том числе в виде более тесного сотрудничества с ФРГ по региональной проблематике. Германия поддерживает и отчасти, как кажется, направляет израильское посредничество между Россией и Украиной. При этом Берлин в последнее время демонстрировал стремление активизировать свои шаги в ближневосточном урегулировании, в том числе через координацию с Амманом и Каиром. Как следствие, совместная активность в связи с ситуацией на Украине может позволить Израилю в дальнейшем добиться продвижения интересов на палестинском треке, если не в ЕС, то по линии т.н. группы «клевер», куда входят Германия, Франция, Египет и Иордания. В условиях, когда перезапуск классического «квартета» не представляется возможной, данная посредническая структура пользуется поддержкой, в том числе в ООН, что повышает ее статус.

52.4MB | MySQL:103 | 0,680sec