О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 5

24 февраля с.г. Российская Федерация начала специальную военную  операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР. Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и по состоянию на момент написания данной статьи (5 марта) уже можно говорить об операции практически на всей территории Украины. Сменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей (!) реакции в Турции на российскую специальную операцию.

Часть 4 нового цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=84175.

Продолжаем анализировать самые интересные и разноплановые материалы, которые посвящены в Турции военному конфликту на Украине.

В частности, продолжаем разбирать статью от 6 марта, в самом тиражном издании Турции, газете Hürriyet, авторства ведущего турецкого историка-популяризатора Ильбера Ортайлы (его можно, по своей популярности, сравнить с отечественным Э.Радзинским – И.С.) под заголовком «Такое отношение – неприемлемо».

Напомним, что мы остановились на том важном тезисе турецкого историка, что Черное море, буквально на глазах, возвращается к своему прошлому.

О чем турецкий автор ведет речь? – Разумеется, о том, что Черное море вновь стало не «морем мира», каким его после мировых войн пытались сделать те же СССР и Турция, в том числе, посредством подписания Конвенции Монтрё, а морем ожесточенного противостояния между ведущими мировыми державами.

Продолжаем цитирование турецкого автора:

«События показывают, что север Черного моря будет под контролем России, за исключением, возможно, того, что небольшой прибрежный район останется за Украиной. Наряде с этим, южное побережье Черного моря находится в руках Турции.

Конечно, Румыния Болгария и Республика Грузия на восточной стороне в этом случае будут сильно подвержены влиянию США и Европейского союза. НАТО пытается дать о себе знать в этих местах.

В этом случае, единственным решением России по защите Черного моря будет оценка доминирования Турции здесь и обращение к сотрудничеству. Это – неизбежно.

Недопустимо, чтобы еще одна сила официально и де-факто вошла в Черное море со своим флотом и базами.

Турция преуспела в развитии своих ВМС, их нужно развивать дальше. Совершенно очевидно, что с целью уменьшить влияние (Турции – И.С.) она была подвержена внутренним заговорам и это было внешнее влияние.

Нашим западным союзникам не нужен сильный турецкий флот в Восточном Средиземноморье. Для этого есть исторические причины, этого требуют экономические и стратегические взгляды. Надо сказать, что другой страны, с плотным населением на Черноморском побережье, не увидеть, особенно после недавних миграций.

Это не вопрос гегемонии, это вопрос жизни и смерти. То же самое у нас – и на побережье Средиземного моря.

Не будем забывать, что, впервые в истории, России создала свою базу на берегу Средиземного моря. Также возможно их увеличение в количестве. В данном случае, в связи с новыми событиями, нам необходимо максимальное внимание уделять западникам и неизбежно обращать внимание на соотношение сил с Российской Федерацией».

Итак, мы видим, пожалуй, самую важную идею со стороны турецкого автора, которая заключается в том, что Турция не заинтересована в появлении «третьей», «внешней» силы в Черном море. В этом смысле, интересы Турции и Российской Федерации, совпадают. Даже при том, что Турция, вообще-то говоря, является страной блока НАТО.

Достаточно интересен прогноз турецкого автора относительно того, что за Украиной останется, и то с приставкой «может быть», лишь небольшая полоска Черного моря. Это указывает на прочтение нынешней ситуации со стороны Турции, которая, как мы видим, учитывает в своих расчетах возможность того, что Россия усилится за счет Украины на Черном море. Если к этому ещё добавить Средиземноморские базы России в Сирии, то получается та картина, о которой говорит турецкий автор. А именно то, что между Турцией и Россией вновь изменяется стратегический баланс сил.

Такие кардинальные изменения уже происходили в прошлом: в 2008 году – после войны в Грузии, в 2014 году – после так называемой «Крымской весны», после 2015 года – с открытием Россией своих военных баз в Сирии. Сейчас, в ходе операции по «демилитаризации» и по «денацификации» Украины происходит очередная смена баланса между Россией и Турцией в пользу первой.

При этом заметим, что выглядит так, будто турецким автором вопрос рассматривается исключительно с территориальной точки зрения. В том смысле, что Россия выйдет на черноморское побережье в своих прежних границах времен СССР.

На самом деле, вопрос – много сложнее. Начнем с того, что Турцией за последние годы были сделаны большие инвестиции в плане финансов и в плане своих усилий в Украину. Достаточно вспомнить предыдущую «историческую» встречу в Киеве между президентами Зеленским и Эрдоганом, в ходе которой был подписан целый ряд важнейших документов двустороннего сотрудничества.

В указанных документах, можно выделить соглашение о свободной торговле с Украиной, предполагающей по сути, создание единого таможенного пространства этой страны с Турцией. Кроме того, есть целый комплекс турецко-украинских договоренностей и соглашений в сфере оборонно-промышленного комплекса, а также авиации. Это, помимо всего прочего, самый ценный экономический, и даже можно сказать, политический актив Турции на территории Украины.

Мы не раз говорили и писали уже на эту тему, что Украина является не только уже потенциально, но и фактически научно-технологическим партнёром Турции в сфере ОПК. Заполняя для Турции её пробелы в плане тех же авиадвигателей для БПЛА. В этом смысле, значение Украины для Турции невозможно переоценить. И восполнить её выпадение из турецкой «обоймы» попросту некем: Запад Турции комплектующих даже не дает. Не говоря уже о технологиях. А больше их брать неоткуда. Разве что из России. Однако, странно себе представить сотрудничество между Россией и Турцией в сфере совместного производства БПЛА, о котором договорились между собой Анкара и Киев.

Кроме того, Украина ещё является зоной влияния турецких строительных подрядчиков. Где они, за последние годы, стали чуть ли не самым влиятельным игроком.

Понятно, что в «послеоперационной» Украине для турецких строителей также может найтись работа и даже, увы, «больше прежнего».

Однако, это подразумевает, во-первых, выстраивание заново отношений с заказчиками, который могут быть, со всей очевидностью, заказчиками новыми. А новые заказчики могут, с большей долей вероятности, привести и новых подрядчиков.

Кроме того, надо сказать, что помимо законтрактованных сделок, есть ещё сделки, находящиеся на этапе своей реализации с текущими работами и ожидаемыми выплатами. Вот в этом смысле, можно сказать, что турецкая сторона оказалась в достаточно затруднительном положении. Строительная площадка с сотнями работающих инженеров и рабочих – это не то место, которое можно легко «заморозить». Опять же, возникает вопрос скопления, в одном месте, множества иностранных граждан турецкого происхождения, которых надо как-то эвакуировать.

Так что, Ильбер Ортайлы абсолютно прав в том, что касается изменившегося соотношения сил между Россией и Турцией в Черном и в Средиземном море. Однако, призываем рассматривать этот вопрос в более широком аспекте.

В преддверии той встречи, которая состоится в Анталье между министрами иностранных дел Сергеем Лавровым и Дмитрием Кулебой, известный турецкий политолог Бурханеттин Дуран опубликовал свой материал 9 марта в ведущем англоязычном издании Турции газете Daily Sabah. Материал озаглавлен как «Направление российского вторжения и позиция Анкары».

Цитируем материал, выделяя наиболее существенные, на наш взгляд, куски текста жирным шрифтом:

«На 13-й день оккупации Россия готовится ужесточить блокаду украинских городов, начиная со столицы Киева. Переговоры о прекращении огня не дали ожидаемых результатов, но стороны достигли договоренности об «открытии гуманитарных коридоров в Россию или Беларусь». Несмотря на жесткие экономические санкции, президент России Владимир Путин, как ожидается, не остановится, не завоевав украинскую столицу. Действительно, с его точки зрения, «операция» продолжается по плану.

Вопрос больше не касается рациональных или иррациональных расчетов Путина. Путин должен продать свою «победу» миру и русскому народу. Поверил ли он посланию президента США Джо Байдена о том, что Вашингтон может жить с «частичной оккупацией», или был просто вынужден предпринять военные действия, российский президент поставил на карту всю свою политическую карьеру. Очевидно, что сейчас важно налаживание гуманитарных коридоров. Тем не менее, эксперты считают, что Россия проведет массированную бомбардировку, и после эвакуации мирных жителей из оккупированных городов Украины произойдет всплеск насилия в городах.

Подчеркивая важность трехнедельного срока, многие наблюдатели выражают обеспокоенность по поводу возможности более безобразной войны. В то же время, мы слышим об альтернативных планах, в том числе о формировании «правительства в изгнании», которое будет реализовано в случае падения Киева. Два наихудших сценария, в свою очередь, предполагают раздел Украины и начало затяжной гражданской войны при поддержке Запада. Тем не менее, возможность того, что Путин, который уже говорил о ядерном варианте, перенесет войну в Восточную Европу, была бы полным кошмаром.

К сожалению, Украина остается на пути к тому, чтобы стать для Европы собственной Сирией или Афганистаном. Почти 2 миллиона украинцев уже бежали в соседние страны. В то же время, наблюдается постоянный приток оружия и добровольцев из США и Евросоюза.

Чтобы предотвратить новые разрушения от этой войны, президент Реджеп Тайип Эрдоган провел часовой телефонный разговор с Путиным. Он призвал российского лидера безотлагательно объявить о прекращении огня и открыть коридоры для гуманитарной помощи. В качестве продолжения дипломатии между лидерами, министры иностранных дел России и Украины Сергей Лавров и Дмитрий Кулеба будут приниматься сегодня в Анталии со стороны министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу (где начинается Анталийский дипломатический саммит – И.С.).

Из-за более суровых, чем ожидалось, санкций и резких выражений США и ЕС не осталось страны, которая могла бы «проложить дорогу к миру» (по словам Эрдогана) между Россией и Украиной. Президент Франции Эммануэль Макрон разговаривал со своим российским коллегой, но Франции явно не хватает посреднических возможностей. Вместо этого Китай, Индия, Израиль и Турция были более вероятными кандидатами на эту роль.

Эрдогану, который неоднократно предлагал выступить посредником с момента начала украинского кризиса, мог доверять как российский, так и украинский президенты. Как нация, затронутая войной, Турция не хочет терять ни одну страну. Позиция Анкары предельно ясна: российские войска должны быть выведены из Украины, а независимость и территориальная целостность Украины должны уважаться. Она (Анкара – И.С.) также продолжает оборонное сотрудничество с Киевом и поставляет украинцам боевые дроны. Турция также закрыла свои Проливы для российских и украинских военных кораблей (не только для них, но и, вообще, для всех прочих – И.С.).

Однако, Анкара не присоединилась к усилиям по полной изоляции Москвы с помощью санкций и демонизации Путина.

Вместо этого турецкое правительство стремилось сохранить определенный уровень доверия одновременно с Москвой и Киевом. Само собой разумеется, что нынешняя роль Турции служит всем сторонам — России, Украине, НАТО, США и ЕС — создавая выход из нынешнего кризиса.

Стремление оппозиции присоединиться к санкционной победе, напротив, не соответствует действительности. Основные оппозиционные Народно-республиканская партия (НРП) и Хорошая партия (ХП) критикуют Эрдогана со ссылкой на (его действия в отношении) Путина и проводят параллели между бизнес-сообществом Турции и олигархами — хрестоматийный пример дешевого популизма.

Глубоко огорчает, что оппозиция ограничивается такими поверхностными интерпретациями, поскольку российское вторжение напоминает Западу о стратегической важности Турции. Безусловно, ключевой проблемой является то, что оппозиция не может оценить, как меняется мир, в то время как соперничество великих держав претерпевает новый геополитический разрыв.

Турецкое правительство приняло динамичный подход к украинскому кризису. Его цель — защитить страну от последствий войны и внести свой вклад в политику, способную способствовать миру. Интересно, что Украина, Россия и западный альянс, похоже, гораздо лучше оценивают позицию Турции, чем оппозиционные партии Турции.

Однако в зависимости от дальнейшего развития кризиса Анкаре, естественно, может потребоваться принять дополнительные решения».

Итак, что здесь можно сказать по итогам прочтенного?

Прежде всего, риторика главного турецкого политолога, разумеется, отталкивается от слова «оккупация». При этом заметим и оценку турецкого политолога в части того, что касается неизбежности взятия Россией Киева. С учетом и упомянутого автором обстоятельства, что В.Путин поставила на карту буквально всю свою политическую карьеру.

На фоне этого, автор приходит к неизбежному выводу о том, что Европа получит у себя под боком затяжную гражданскую войну по аналогии с Сирией и Афганистаном. В этом смысле, Европа станет территорией пограничной с зоной ведения военных действий, оказавшейся под влиянием самого серьезного в своей истории миграционного кризиса. От себя добавим, что здесь у Европы нет «роскоши» «подставить» Турцию в качестве буфера и не только не пустить беженцев на свою территорию, но и не оказать ей достойной финансовой помощи. Причем, есть ещё тот аспект, про который автор не говорит – это те последствия, которые возникнут для Европы из-за помощи, финансами или оружием, Украине в ходе ведения военных действий. Как, допустим, реагирует та же Турция на деятельность РПК с территории Ирана? – Разумеется, трансграничными операциями, как воздушными ударами, так и рейдами специальных подразделений. Здесь Европе грозит получить ровно то же самое.

Про упомянутый турецким автором риск ядерной угрозы и говорить не приходится. Это – тот сценарий, который многократно описывался в различных пост-апокалиптических фильмах и даже сейчас, похоже, что никто к нему не готов. В том смысле, что, похоже, коллективному Западу отказывает инстинкт самосохранения – выглядит так, что они просто «не верят» в реальность происходящего. Иначе им пришлось бы совершенно по-другому относиться к озабоченности российской стороны проблемами её безопасности.

Турция, в этой связи, продолжает свои посреднические усилия, однако, заметим то, что переговоры между С.Лавровым и Д.Кулебой – это не логическое следствие, вытекающее из нескольких раундов переговоров между российской и украинской сторонами. Поскольку, вплоть до настоящего времени, стороны не договорились, ровным счетом, ни о чем и не подписали ни одного документа. С.Лавров и раньше собирался посетить дипломатический саммит в Анталье и просто отреагировал на предложение «встретить его» с Д.Кулебой. По всей видимости, не более того.

52.19MB | MySQL:103 | 0,481sec