О последствиях российской военной операции на Украине для Ирана

Экономисты в Иране предположили, что правительство президента Э.Раиси может использовать российскую военную операцию на Украине для стимулирования своей экономики, которая на протяжении многих лет была подавлена международными санкциями и запретами на экспорт нефти. Эксперты заявили, что если Россия, как ведущий поставщик газа в Европу, прекратит его экспорт в европейские страны, то Иран может получить новый рынок сбыта, несмотря на международные санкции. Россия обладает самыми большими доказанными запасами природного газа в мире, а Иран — вторыми. «Это Иран, который может легко снабжать мир необходимой нефтью и газом», — написала financial daily Asia на своей первой полосе 5 марта. Иранское официальное информационное агентство IRNA также предсказало, что усиливающаяся санкционная война между Россией и европейскими странами даст Ирану возможность стать новым источником углеводородов для Европы. «Иран, обладающий одним из крупнейших в мире газовых ресурсов, теперь может одержать верх на международных переговорах и даже открыть для Ирана новый путь экспорта газа в Европу», — пишет ИРНА. Однако некоторые местные эксперты наоборот предположили, что Иран не будет пытаться занять место России в снабжении Европы газом из-за тесных политических связей между Тегераном и Москвой. «Мы могли бы использовать эту возможность только в том случае, если бы наши политические отношения с Россией позволили нам заполнить пробел, который возникнет после отсутствия России на мировом рынке.  Вполне возможно, что из-за наших политических отношений нам не позволят занять место России на международном энергетическом рынке», — заявил иранский экономист Али Марви в интервью газете Ebtekar daily. Простые иранцы разделились во мнении о российской военной операции в Украине. Некоторые подчеркивали отсутствие поддержки западными державами Украины, в то время как другие предупреждали о влиянии России на внешнюю политику Ирана, критикуя войну. С начала боевых действий на Украине иранцы, выступающие за нынешний  властный иранский истеблишмент, подчеркивают, что кризис доказывает, насколько ненадежны западные державы в поддержке своих союзников. На фоне продолжающихся ядерных переговоров в Вене между Тегераном и мировыми державами некоторые иранцы также предположили, что ядерное разоружение Украины после распада Советского Союза было основной причиной нынешних событий. «После распада Советского Союза Украина была третьей атомной державой в мире, но в ответ на гарантии западных держав они решили отказаться от своего атомного оружия … То, что сейчас происходит в Украине, является результатом этого доверия», — написал один известный иранский пользователь Twitter. Другой сравнил ситуацию на Украине с тем, что произошло в прошлом году в Афганистане. «Независимо от того, являетесь ли вы [президентом Афганистана] Ашрафом Гани или президентом Украины, если вместо власти своего народа вы доверяете США, то у вас не будет другой судьбы, кроме капитуляции, поражения и одиночества», — написал иранский писатель Мохаммад Ширвани в Twitter. Тем временем сторонники бывшего президента-консерватора Махмуда Ахмадинежада поделились одним из его недавних выступлений, в котором он предупредил о сделке между США и Россией по Украине. В этом видео Ахмадинежад заявил, что в ответ на «зеленый свет» Белого дома на вторжение в Украину Россия прекратит поддерживать Тегеран на венских переговорах, направленных на восстановление ядерной сделки 2015 года между Ираном и мировыми державами. В то же время настроенные против истеблишмента иранцы осудили телефонный разговор президента Эбрахима Раиси со своим российским коллегой, в котором Раиси обвинил НАТО в нынешней войне на Украине. Если оставить за скобками все эти очень сомнительные аналитические выводы, то в итоге остается активизация внутрииранской дискуссии о будущем СВПД.     Российская военная операция  на Украине подогрела спекуляции о потенциальном исходе венских переговоров, на которых Иран и G4+1 (Россия, Китай, Великобритания и Франция плюс Германия) ведут переговоры о возрождении ядерной сделки 2015 года. 7 марта агентство Reuters со ссылкой на источник сообщило, что позиция Ирана на переговорах в последние дни стала «еще более бескомпромиссной». С другой стороны «реформаторские»  иранские политики и внешнеполитические эксперты предупреждали, что влияние России на переговорную команду Ирана может загнать переговоры в Вене в тупик. «Я уже говорил, что русские не позволили бы переговорам достичь результата до того, как они напали на Украину. Русские проводят всю свою международную политику — СВПД в том числе — исходя из своего первого внешнеполитического приоритета, которым является Украина», — сказал Хешматолла Фалахатпише, бывший председатель Комитета по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента. Иранский аналитик Реза Насри предупредил, что обострение кризиса на Украине негативно скажется на интересе Ирана к венским переговорам:  «Если украинский кризис приведет к гуманитарной катастрофе или военной конфронтации между Западом и Россией, шансы на сотрудничество [между сторонами переговоров] снизятся на переговорах в Вене».

Иран видит в России ключевого союзника и опору своей стратегии «взгляд на Восток». Но заявления МИД РФ, сделанные в минувшие выходные о том, чтобы западные санкции, связанные с Украиной, не должны повредить ее отношениям с Тегераном, вызвали неоднозначную реакцию иранских официальных лиц и поставили под сомнение возможный успех ядерных переговоров в Вене.  Мохаммад Маранди, советник иранских переговорщиков в Вене, был первым официальным лицом, отреагировавшим на требование Москвы. «Иран ждет разъяснений от Москвы по поводу своих требований со стороны США», — написал он в Твиттере 7 марта. На следующий день официальный представитель МИД ИРИ Саид Хатибзаде повторил заявление Маранди, заявив: «Мы с нетерпением ждем подробностей высказываний [министра иностранных дел России Сергея] Лаврова по дипломатическим каналам. До сих пор российский подход к венским переговорам был конструктивным», — добавил он. Министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан заявил: «Мы не допустим, чтобы какой-либо иностранный фактор влиял на национальные интересы страны в Вене». Этот момент оживил старые дискуссии  о роли России. За последние два десятилетия реформисты неоднократно предупреждали о попытках России доминировать над теми, кто принимает решения в Тегеране, и использовать Иран в своих интересах. «Ястребы»  в Иране всегда отвергали это утверждение. Но эта новая позиция России придала реформистским заявлениям особое значение.  Как выразился реформистский активист Эхсан Солтани: «Иран официально взят в заложники на международной арене». Бывший иранский дипломат, который не хотел, чтобы его имя было раскрыто из-за вероятных последствий, заявил, что российское требование было «странным». По его оценке,  самыми важными сторонами сделки являются Иран и Соединенные Штаты, и если они захотят подписать соглашение, то ни Россия, ни другие страны, участвующие в переговорах, ничего не смогут с этим поделать. «Я не думаю, что Иран будет терпеть такое оскорбление со стороны России», — сказал он. — Я надеюсь, что такие заявления Кремля вызовут изменение внешней политики Ирана и оттолкнут его от Кремля». Отвечая на вопрос о важности России в СВПД, поскольку Москве поручено вывезти 20% обогащенного урана из Ирана, он добавил: «Это не имеет большого значения, США и Европа легко могут найти другую страну, которая сделает это за Иран». Но этот дипломат-реформист, которого уволили  из МИДа, что делает его позицию ангажированной.  «Другая» страна – это только США или Франция, которые не горят желанием принимать у себя такие грузы. Но дело даже не в этих технических деталях. Иранские реформисты упускают из внимания (намеренно или нет) глубокое недоверие верховного лидера ИРИ (рахбара) аятоллы Али Хаменеи к США после их кульбитов с СВПД. К тому же основной темой, которая тормозит прогресс  подписания СВПД, являются как раз американские санкции против лично аятоллы Хаменеи и КСИР, на отмену которых  Вашингтон пока не готов. И последний демарш КСА и ОАЭ (об Израиле говорить излишне), которые отказались обсуждать тему увеличения нефтяной добычи, в том числе и является ясным сигналом об их «красных линиях»   в рамках уступок иранцам. И если бы американцам было бы все равно, то госсекретарь США Э.Блинкен не стал бы акцентировать тему того, что «Москва по-прежнему участвует в усилиях по спасению иранской ядерной сделки,  и  заинтересована в том, чтобы помешать Тегерану получить ядерное оружие». Эти комментарии появились после того, как министр иностранных дел России Сергей Лавров создал неопределенность вокруг сделки 6 марта, когда заявил, что Москва хочет получить письменную гарантию США, что ее торговому, инвестиционному и военно-техническому сотрудничеству с Ираном не будут препятствовать западные санкции, введенные после начала российской военной операции на Украине. «Что касается СВПД, иранской ядерной сделки, то мы продолжаем работать над тем, чтобы посмотреть, сможем ли мы вернуться к взаимному соблюдению соглашения с Ираном. Россия продолжает участвовать в этих усилиях, и у нее есть свои интересы в том, чтобы Иран не смог обзавестись ядерным оружием», — заявил Блинкен на пресс-конференции в Эстонии. 7 марта  Блинкен описал нынешние  дискуссии с Тегераном как «совершенно разные» и «никоим образом не связанные друг с другом» и с Украиной. В этой связи рискнем предположить, что заявления министра иностранных дел России в большей степени связана не с принципиальной позицией Москвы в отношении СВПД, а с элементом тактики.  Новость о том, что Москва потенциально может помешать переговорам, привела к росту цен на нефть 7 марта из-за опасений, что иранские поставки не поступят на рынок в среднесрочной перспективе на фоне того, что США и их европейские союзники заявляют, что рассматривают возможность запрета российской нефти. В понедельник пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки признала, что «обсуждение нефти является частью» более широких переговоров вокруг возвращения к СВПД, поскольку США ищут альтернативные источники нефти из России, «но самая важная причина — не дать им приобрести ядерное оружие». По мнению Джорджио Кафьеро, генерального директора компании Gulf State Analytics, базирующейся в Вашингтоне, консалтинговой компании по геополитическим рискам, российский саботаж ядерной сделки подчеркнет, что Москва мало выиграет от возрождения СВПД. «В то время как Иран явно хочет, чтобы его страна выиграла от смягчения санкций, Россия может многое выиграть от продолжающейся международной н изоляции Ирана, которая во многом отвечает интересам Москвы. Учитывая тот факт, что Россия играет важную роль в усилиях по спасению СВПД, Москва может преуспеть в том, чтобы разыграть эту карту, чтобы помешать возрождению ядерной сделки. Можно с уверенностью сделать вывод, что чем хуже для России становится ситуация на Украине, тем больше вероятность того, что Москва будет придерживаться этого требования, что сильно осложняет картину на очень чувствительном этапе», — полагает он. По словам другого бывшего иранского дипломата, возрождение ядерной сделки  сейчас не в интересах России: «Потому что если санкции будут сняты и иранская нефть вернется на нефтяной рынок, то давление на рынок снизится и спрос на российскую нефть в определенной степени снизится. Если Россия не будет сотрудничать на венских переговорах, это затянет переговоры, а это угроза выживанию СВПД, поскольку время для обеих сторон истекает, а Запад утверждает, что ядерный прорыв Ирана будет достигнут всего через несколько недель». Последствия того, что Иран решит соблюдать санкции США в отношении России, могут быть огромными. По мнению американского аналитика из Москвы Андрея Корыбко, это может повлиять на будущее их стратегического партнерства и мирового энергетического рынка: «Без спекулятивного вторичного санкционного давления на Иран он и Россия могли бы гораздо теснее сотрудничать на мировом энергетическом рынке как стратегические партнеры, а не как потенциальные конкуренты, которых США могут захотеть спровоцировать. По этим причинам не должно быть никаких сомнений в том, насколько серьезно Россия относится к своему санкционному запросу, который недавно был сделан в отношении потенциально постсанкционного Ирана, поскольку это, по-видимому, вопрос большой стратегической важности для нее». Сразу отметим, что такая позиция Тегерана выглядит очень сомнительной просто в силу того, что недоверие нынешних иранских властей к коллективному Западу намного превышает такие чувства к России. Присоединение к антироссийским санкциям означает большие риски для Тегерана, который безусловно будет сохранять опору  на Москву, как на единственный на сегодня военный и самый серьезный противовес своему главному антагонисту в лице США. И в этом контексте будет играть важное значение динамика российской военной операции на Украине.

52.27MB | MySQL:103 | 0,458sec