Что стоит за реакцией премьер-министра Пакистана Имрана Хана на украинский кризис

Недавний визит премьер-министра Пакистана Имрана Хана в РФ должен был подтолкнуть страны к возобновлению диалога по отсроченному строительству газопровода, необходимого для удовлетворения растущих потребностей Пакистана в энергии. Однако ввиду начала украинского кризиса и разворачивающихся вокруг него событий появляются опасения, что запланированный проект газопровода может в очередной раз быть отсрочен. Две недели назад США и европейские страны начали вводить против России крупномасштабные санкции. Помимо этого Запад стал оказывать выраженное давление на Пакистан, призывая его не только осудить Москву за ее действия, но и отказаться от запланированных совместных экономических проектов. На прошлой неделе послы 23 европейских стран выпустили пресс-релиз, в котором призвали Исламабад присоединиться к ним в «осуждении действий России на Украине и выразить поддержку соблюдению Устава ООН и основополагающих принципов международного права». Имран Хан, который сталкивается с растущими политическими вызовами внутри собственного государства, осудил европейских послов за данное требование. Критикуя Запад за то, что он так и не «признал поддержку Пакистаном войны против террора, которая унесла 80 000 жизней и нанесла другой сопутствующий ущерб», Хан поинтересовался, адресовали ли западные коллеги «аналогичное письмо [с требованием осудить Россию – авт.] в Индию». В заключение он сделал акцент на том, что не позволит Западу считать Пакистан своей марионеткой. Критика премьер-министром западного сообщества в значительной степени обусловлена его страхом перед внутренними политическими проблемами, которые выходят из-под контроля ввиду неспособности нынешнего правительства адекватно управлять экономической ситуацией в стране. Ожидается, что в ближайшее время в парламент будет внесен вотум недоверия премьер-министру, на случай чего политические союзники правящей партии «Пакистан Техрик-и-Инсаф» (PTI) уже прорабатывают план мероприятий. Между тем, Министерство обороны Пакистана, похоже, больше не пытается контролировать политические баталии Хана. Прежняя позиция военного ведомства, характеризующаяся нейтралитетом между правящей партией и оппозицией, пошатнулась вследствие политической ограниченности Хана, которая, по всем признакам, ведет его к изоляции. Возможно, Хан все больше верит в то, что популистская риторика еще способна вернуть ему политическое влияние. На этом фоне публичные заявления премьер-министра Пакистана все больше напоминают предвыборные обещания. Так, на прошлой неделе Хан принял неожиданное решение снизить цены на бензин и электроэнергию, что вызвало возмущение со стороны Международного валютного фонда (МВФ) и массовую озадаченность, поскольку цены на нефть на мировом рынке существенно выросли, а Пакистан обязан повысить цены на бензин и электроэнергию, руководствуясь условиями сделки с МВФ. Несомненно, Хан осознает, что его антизападная позиция находит отклик среди пакистанской политической элиты, и хочет извлечь из этого выгоду. «Никаких атак беспилотников в Пакистане не было с тех пор, как я стал премьер-министром в 2018 году. Я приказал ВВС сбивать любой беспилотник, нарушающий территориальную целостность Пакистана», – заявил Хан на митинге 6 марта, отметив, что удары иностранных беспилотников, в результате которых погибли сотни пакистанцев, были разрешены его предшественниками. Хан сделал на этом акцент, прекрасно понимая, что все атаки беспилотников в Пакистане, совершенные при предыдущих правительствах, не могли произойти без одобрения службы безопасности. Возможно, таким образом премьер-министр адресовал послание военной элите, указав, что его отстранение от участия в политической жизни Пакистана дорого обойдется всем. По всей видимости, антизападная риторика Хана как раз и направлена на то, чтобы затруднить работу военного истеблишмента, поскольку именно вооруженным силам в конечном итоге придется урегулировать внутриполитический кризис, если таковой разразится в Пакистане. СМИ сообщают, что из-за недавнего выступления Хана, в котором премьер-министр раскритиковал позицию США и европейских государств по поводу событий на Украине, был отменен ряд запланированных встреч с официальными лицами западных государств. Тем временем министр иностранных дел Пакистана Шах Махмуд Куреши предпринял попытку связаться с госсекретарем США Энтони Блинкеном, чтобы объяснить ему позицию Исламабада по украинскому кризису, но не смог найти никого, кто хотел бы его услышать с другой стороны. Примечательно и то, что на следующий день после критики Ханом европейских стран правая религиозная партия «Джамиат Улема-и-Ислам-Фазл» (ДЖУИ-Ф) подала ходатайство в Сенат, требуя обсуждения последствий заявления Имрана Хана для торговли Пакистана с Европой. Этот шаг был расценен неоднозначно, поскольку в прошлом ДЖУИ-Ф, напротив, призывала к бойкоту французских товаров и предприятий в Пакистане из-за публикации кощунственных карикатур, оскверняющих Ислам. Таким образом, реакция лидера Пакистана на украинский кризис в совокупности со стремительно меняющейся политической обстановкой в самом Пакистане являются отражением доминирующих электоральных и внутриполитических интересов. Очевидно, Исламабад вступает в новую фазу политической нестабильности, последствия которой, несомненно, будут ощущаться в экономической и дипломатической риторике правительства в ближайшие недели и месяцы.

52.25MB | MySQL:103 | 0,568sec