О сопротивлении американских законодателей ядерному соглашению с Ираном

Двухпартийная группа американских законодателей, включая 12 демократов и 9 республиканцев, направила 13 марта письмо президенту Джо Байдену, заявив, что они, скорее всего, выступят против предстоящего ядерного соглашения Ирана с мировыми державами из-за некоторых  положений сделки. «Мы внимательно рассмотрим любое соглашение, но из того, что мы сейчас понимаем, трудно представить себе поддержку соглашения в том ключе, который публично обсуждается», — заявили эти  законодатели. Среди их главных опасений были сообщения о том, что США рассматривают возможность отмены санкций в отношении членов ближайшего окружения верховного лидера ИРИ (рахбара) аятоллы Али Хаменеи (и его самого) и что назначение «иностранной террористической организации» (FTO)  Корпуса стражей исламской революции (КСИР) потенциально будет отменено. Законодатели заявили, что, сняв эти обозначения, «Соединенные Штаты предоставят иранским доверенным лицам четкий путь для продолжения подпитки терроризма». КСИР — элитное подразделение иранских вооруженных сил, насчитывающее примерно 125 000 военнослужащих. Он обладает беспрецедентной властью в Иране, а также имеет глубокие связи с различными секторами иранского общества, включая средства массовой информации, помощь в случае стихийных бедствий, промышленное строительство, судоходство, телекоммуникации, внутреннюю политику и внешнюю политику. Примечательно, что в тот же день обращения американских законодателей КСИР заявил об открытии  новой  подземной базы для своих военных беспилотников, предупредив западные державы, что на ней он может развернуть 60 БПЛА одновременно для поражения целей во всем  регионе Среднего и Ближнего Востока. 5 марта информационное агентство Fars сообщило, что главнокомандующий КСИР генерал-майор Хосейн Салами и командующий аэрокосмическими силами КСИР генерал Амир Али Гаджизаде присутствовали на церемонии открытия первой подземной базы БПЛА. «Наша мощность одновременной стрельбы увеличилась в семь раз, а время, необходимое для подготовки к стрельбе, резко сократилось», — цитирует Гаджизаде агентство ИРНА. Связанные с КСИР СМИ не публиковали никаких видеозаписей с предполагаемой подземной базы. Элитные силы Ирана ранее опубликовали видеозаписи своих подземных ракетных баз, назвав их «подземными ракетными городами». Тем временем официальная ежедневная газета иранского правительства однозначно намекнула, что церемония открытия подземной базы  состоялась в то время, как в Вене продолжались  ядерные переговоры, и это было еще одним предупреждением Западу. При этом в статье снова прозвучали заявления о том, что Иран не будет вести переговоры о своих ракетных или беспилотных программах с мировыми державами. «Это означает, что любое соглашение об отмене санкций не заставит Иран отказаться от работы по обеспечению своих потребностей в самозащите», — написала газета. В последние годы КСИР регулярно представляет новые беспилотники,  а его технология производства БПЛА была в центре многих дебатов, поскольку Иран никогда непосредственно не использовал ее в своих военных операциях. Однако региональные союзники Тегерана широко использовали БПЛА в Йемене, Ираке и Ливане.

В своем письме  от 13 марта американские  законодатели также запросили ответы в течение недели на более чем дюжину вопросов о потенциальном новом соглашении, начиная с того, получит ли Россия какие-либо экономические выгоды от этой сделки и заканчивая тем, к каким суммам Тегеран немедленно получит доступ после подписания соглашения. Члены Конгресса во главе с демократами Джошем Готтхаймером, Элейн Лурия и республиканцем Томом Ридом заявили, что их «поддержка будет в значительной степени зависеть от удовлетворительных ответов на эти вопросы». С момента прихода к власти администрация Джо Байдена добивается возвращения к соглашению, от которого бывший президент Дональд Трамп отказался в 2018 году. Подписание сделки ознаменовало бы выполнение предвыборного обещания Байдена, администрация которого считает это соглашение крайне важным для ослабления напряженности в отношениях с Тегераном. Белый дом заявил 5 марта, что США «близки» к соглашению, но добавил, что «конец переговоров всегда наступает тогда, когда обычно происходят трудные и сложные части разговора». В тексте соглашения, о котором сообщалось в прошлом месяце, Иран вернется к соблюдению условий сделки 2015 года в обмен на отмену США всех санкций, которые были «несовместимы» с первоначальным соглашением. В то время как республиканцы традиционно были самыми активными членами Конгресса, выступавшими против возвращения США к соглашению, ряд видных демократов также выступили против соглашения в последние месяцы. Сенатор Боб Менендес, занимающий пост председателя сенатского Комитета по международным отношениям, был против выхода Трампа из сделки, но в прошлом месяце раскритиковал продолжающиеся переговоры, заявив, что Вашингтон «цепляется за соглашение ради ностальгии». Тем не менее, даже при нынешней оппозиции Конгресса к соглашению маловероятно, что он  сможет заблокировать реализацию сделки, учитывая, что для этого потребуется большинство в 60 голосов в Сенате. В настоящее время Сенат разделен 50 на 50 между демократами и республиканцами, и только 2 демократа заявили о несогласии с возобновлением сделки с Ираном. Все может измениться после промежуточных выборов в Конгресс в ноябре, если до того времени стороны не придут  к компромиссу. А пока он не проглядывается.

52.18MB | MySQL:103 | 0,731sec