Хрупкое равновесие сил в условиях существования двух правительств Ливии

1 марта ливийский парламент, базирующийся в Тобруке, проголосовал за новый кабинет министров во главе с бывшим министром внутренних дел Фатхи Башагой, и все его 29 министров, 6 государственных министров и 3 заместителя премьер-министра принесли конституционную присягу. Однако неясно, приступит ли и когда новое правительство к своей деятельности в  Триполи. Премьер-министра Правительства национального единства Абдель Хамид  Дбейба неоднократно заявлял, что передаст власть только легитимно избранному правительству. Он обвиняет парламент, проголосовавший за него в начале этого года, в нелегитимности, что, кстати, частично поддерживает ООН. Правительство Башаги уже сталкивается с многочисленными проблемами и обвинениями в коррупции еще до того, как оно приступило к деятельности. К тому же  премьер-министр Дбейба по-прежнему отказывается передать власть Башаге. Верные ему вооруженные ополченцы похитили трех назначенных Башагой министров, когда те направлялись в Тобрук для принесения присяги. Через несколько дней все трое были освобождены и доставлены в парламент, а их коллега, министр экономики и торговли Гамаль Салем Шаббат, отозвал свою кандидатуру, сославшись на то, что он назвал «мошенническим» вотумом доверия парламенту. В видео, размещенном в социальных сетях  Шаббат заявил, что новое правительство приведет к конфликту. Пресс-секретарь генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша в заявлении от 3 марта также выразил озабоченность всемирной организации по поводу того, что он назвал сообщениями о том, что парламентская сессия в Тобруке, состоявшаяся  накануне «не соответствовала ожидаемым стандартам». Споры возникли из-за того, как велся подсчет голосов, так как некоторые депутаты голосовали с помощью приложения WhatsApp. Ливийский парламент не имеет четких правовых или процедурных стандартов в отношении того, как следует проводить дистанционное голосование. Тем не менее, спикер парламента Акила Салех провел голосование, объявив, что 92 депутата из 101 проголосовали за новое правительство Ф.Башаги.

Тем не менее, с 12 марта в Триполи  установилось хрупкое  спокойствие после того, как в столице прошла  военная мобилизация как сторонников премьер-министра Ф.Башаги, назначенного парламентом в Тобруке, так и главы ПНЕ А.Х.Дбейбы. На сегодня  все вооруженные отряды вернулись в свои казармы после того, как 11 марта они были развернуты в некоторых районах города. После того как в конце прошлой недели  распространилась новость о том, что Башага должен прибыть  в столицу для выполнения своих обязанностей, произошли крупные военные перемещения вооруженных бригад, направляющихся из Мисураты в Триполи, чтобы поддержать нового премьера. Однако вооруженные бригады, лояльные Дбейбе, мобилизовались, чтобы не допустить Башагу в штаб-квартиру правительства в свете издания первого циркуляра премьера ПНЕ силам безопасности неделю назад, которая предписывала «агрессивно бороться с любой попыткой штурма штаб-квартиры».

Страсти во многом успокоились после того, как  Миссия Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) и США призвали ливийские стороны успокоиться и проявить сдержанность.

Миссия ООН распространила заявление 12 марта  вечером: «МООНПЛ внимательно следит с обеспокоенностью за сообщениями о мобилизации сил и передвижении крупных конвоев вооруженных группировок, которые усилили напряженность в Триполи и его окрестностях». В своем Твиттере спецпредставитель генсека  ООН по Ливии  Стефани Уильямс заявила: «Я призываю к сдержанности и необходимости воздерживаться от провокационных действий, словом и делом, включая мобилизацию сил». В свою очередь посол США в Триполи Ричард Норланд написал в своем Твиттере: «Мы полностью поддерживаем послание МООНПЛ и призываем обе стороны воспользоваться возможностью для достижения политического решения, а не риска эскалации». Поздно вечером 12 марта  Башага выступил с заявлением, в котором заявил, что никакой эскалации в ответ на международные и региональные требования не втягивать Триполи в насилие не будет. Он добавил: «Несмотря на сложную ситуацию, они  выбрали не кровопролитие, а отказ от применения оружия и возвращение в свою бывшую штаб-квартиру при условии, что «истекшее правительство» (имеется в виду правительство Дбейбы) должно прекратить любые меры, связанные с закрытием воздушного пространства или любыми препятствиями, нарушающими закон». Если проще, то Башага отказался от своих планов входа в Триполи. Впоследствии Норланд объявил в двух отдельных твитах посольства США о «готовности» Башаги и Дбейбы к переговорам о политическом решении кризиса в стране. Он добавил: «Общаясь сегодня вечером с премьер-министром   Дбейбой, я высоко оценил его приверженность защите человеческих жизней, а также его готовность вступить в переговоры, чтобы найти политическое решение. Я говорил сегодня вечером с назначенным ПП премьер-министром Фатхи Башагой и высоко оценил его готовность сегодня деэскалировать напряженность и попытаться разрешить текущие политические разногласия путем переговоров, а не силой». Напряженность в стране возросла после назначения парламентом Тобрука Башаги премьер-министром вместо правительства Дбейбы, что последний отвергает, в связи с тем, что Форум ливийского политического диалога (спонсируемый ООН) установил срок полномочий переходной исполнительной власти в 18 месяцев, продлив его до 24 июня. Почти 3 млн ливийцев должны были проголосовать 24 декабря 2021 года, но выборы были приостановлены на неопределенный срок, а новая дата еще не объявлена. Политические разногласия между различными политическими фракциями по поводу избирательного законодательства и других технических вопросов вынудили избирательную комиссию приостановить этот процесс. В январе прошлого года ливийский парламент выдвинул еще один план, согласно которому выборы должны состояться после 18-месячного переходного периода.

Таким образом, в Ливии сейчас пока относительно мирно существуют два правительства. Примечательно, что в новом правительстве есть только одна женщина-министр Сальха аль-Друки, которая должна возглавить министерство культуры, и еще один государственный министр по делам женщин. По сравнению с  кабинетом министров Дбейбы, в котором было пять женщин-министров, это далеко не расширение прав и возможностей женщин и соблюдения гендерного равенства в сложный переходный период страны. Парламент Ливии и спонсируемая Организацией Объединенных Наций «дорожная карта» призвали к тому, чтобы женщины занимали не менее 30% процентов министерских постов.

Уходящее правительство не смогло достичь этой цели, в то время как новое сделало еще хуже. Ясно, что «женщины не являются приоритетом» в кабинете Башаги.  Местные эксперты полагают, что без всеобщих выборов, перспективы проведения которых пока туманны, в Ливии по-прежнему будут существовать «переходные правительства», которые реагируют только на конкурирующие интересы различных политических фракций, будь то парламент в Тобруке или Высший государственный совет в Триполи (консультативный орган).

52.51MB | MySQL:102 | 0,630sec