О влиянии проблемы Западной Сахары на внешнюю политику Марокко

Алжир отозвал своего посла из Мадрида 19 марта  в знак протеста против решения Испании поддержать план марокканской автономии для Западной Сахары, спорной бывшей испанской колонии. В заявлении Министерства иностранных дел осудили «резкий поворот» Мадрида, который ранее сохранял нейтралитет в десятилетнем конфликте за территорию между Марокко и поддерживаемым Алжиром движением за независимость Фронта ПОЛИСАРИО. Выступая 18 марта, министр иностранных дел Испании Хосе Мануэль Альбарес заявил, что поддерживает предложение Марокко 2007 года предоставить Западной Сахаре автономию под своим суверенитетом, назвав его «самой серьезной, реалистичной и надежной основой» для прекращения затянувшегося конфликта. «Совершенно ошеломленные заявлениями по вопросу Западной Сахары с самых высоких уровней испанского правительства и удивленные таким резким поворотом со стороны бывших правителей Западной Сахары, алжирские власти решили немедленно отозвать посла в Мадрид для консультаций»,- говорится в заявлении МИД Алжира. Фронт ПОЛИСАРИО уже очень резко отреагировал на комментарии Альбареса, призвав оказать политическое давление на Мадрид, чтобы он изменил свое мнение. Фронт ПОЛИСАРИО по-прежнему настаивает на полном выполнении соглашения о прекращении огня, заключенного при посредничестве Организации Объединенных Наций в 1991 году, которое предусматривало проведение референдума о независимости территории под наблюдением ООН. «Организация Объединенных Наций, Африканский союз, Европейский союз, Международный суд, Европейский суд и все региональные организации не признают суверенитет Марокко над Западной Сахарой», — говорится в заявлении Фронта. Это заявление Мадрида тем неожиданнее, что Испания поддерживала в целом хорошие отношения с Алжиром и в прошлом году импортировала более 40% процентов своего газа из этой североафриканской страны. Ее отношения с Марокко, которое контролирует две трети Западной Сахары, были более проблематичными. Решение в апреле 2021 года разрешить лидеру Фронта ПОЛИСАРИО Брахиму Гали пройти лечение в испанской больнице вызвало яростную реакцию Рабата. В следующем месяце сотни потенциальных марокканских мигрантов штурмовали границу вокруг испанского североафриканского анклава Сеута, воспользовавшись уходом марокканских пограничников, чтобы проникнуть на отдаленный форпост Европейского союза. Рабат быстро приветствовал изменение политики Мадрида, назвав ее «конструктивной». Бернабе Лопес, профессор арабских и исламских исследований в Автономном университете Мадрида, сказал, что проблема мигрантов была главным стимулом для трансформации позиции Испании. Мадрид хотел бы, чтобы марокканские пограничники осуществляли «больший контроль, а не это преднамеренное отсутствие контроля», сказал Лопес. Рискнем предположить, что мигранты – это вторичная причина. Есть более важные резоны: это фосфатные  удобрения Марокко с учетом возможного дефицита в связи с российско-украинским конфликтом и позиция США, о чем ниже. Но главное, что сподвигло Мадрид на корректировку позиции по Западной Сахаре – это его убежденность, что Алжир не пойдет на блокирование экспорта газа в Испанию.   Напомним, что из-за медленного строительства собственного терминала СПГ Рабат был вынужден обратиться за газом в Испанию, но до сих пор не нашел альтернативных поставщиков, готовых поставлять СПГ по приемлемым ценам. Переговоры с Катаром не принесли срочных решений.  Через три месяца после того, как Алжир закрыл газопровод «Магриб Европа» (GME), который доставлял алжирский газ в Испанию и из которого Марокко получало 7% потока для снабжения своих электростанций, Рабат вынужден был стремительно пересматривать свою газовую стратегию. Марокко просто не может обойтись без  этой  своей 7-процентной доли газа, проходящего транзитом через GME, который поставляет его на электростанции Тахаддарт (384 МВт) и Айн-Бени-Матар (472 МВт), на долю которых приходится более 10% общего потребления королевства. Этот алжирский газ вносил жизненно важный вклад в экономику королевства: другой масштабный проект «Газ-энергия», предназначенный для импорта газа — в частности, из США — морем и запущенный с большой помпой в 2016 году в преддверии окончания контракта GME, так и не материализовался. При этом Алжир смог пойти на этот разрыв, поскольку уже имеет трубопровод Medgaz, напрямую связывающий Алжир с Испанией и созданный в качестве альтернативы GME,который  работает уже на 100% своей мощности (8 млрд куб. м/год).    Таким образом, не имея никакой надежды на возобновление переговоров между Марокко и Алжиром в ближайшее время, Рабат вынужден пока зависеть от доброй воли Мадрида и его международных поставщиков. Решение об обратном потоке испано-марокканского участка газопровода GME, чтобы обеспечить Марокко доступ к испанскому газовому рынку, было публично объявлено министром энергетики Марокко Лейлой Бенали в интервью Bloomberg еще  2 февраля. Марокко будет иметь полный контроль над марокканским участком GME после окончания контракта между Алжиром, Марокко и Испанией 31 октября и поэтому возьмет на себя работы по реверсированию потока в трубопроводе. На бумаге новая установка является беспроигрышной: испано-марокканский участок трубопровода позволит поставлять в Марокко почти в 10 раз больше газа, чем он ранее получал из Алжира в рамках предыдущей договоренности. А затраты на реверс, хотя и высоки, скорее всего, будут гораздо ниже, чем поспешное строительство терминала СПГ в Марокко. Судя по позиции Мадрида, этот процесс уже запущен, и, что, очень принципиально – алжирцы не в состоянии прекратить свой газовый экспорт в Испанию без серьезного ущерба для собственной казны. Если брать это  вопрос еще глубже, то отметим, что новый поворот Мадрида – это плод усилий нового посла Марокко в ЕС Ю.Армани. Бывший политик из «Истикляль», националистической партии, для которой марокканский суверенитет в Западной Сахаре был важнейшим вопросом с момента обретения страной независимости, посол теперь имеет задачу обеспечить соблюдение новой доктрины: никаких торговых сделок без включения территории Западной Сахары. Этот приоритет был установлен королем Мухаммедом VI 6 ноября по случаю 46-й годовщины «Зеленого марша»» — великого марша в оккупированную тогда Испанией Западную Сахару, начатого королем Хасаном II с целью возвращения этой территории. «Тем, кто проявляет расплывчатую или двойственную позицию, мы заявляем, что Марокко не будет участвовать с ними в каком-либо экономическом или коммерческом подходе, который исключил бы марокканскую Сахару», — сказал посол.

Это было тонко завуалированное предупреждение Европейскому союзу. Суд ЕС только что отменил две торговые сделки — по сельскохозяйственной и рыбной продукции из Западной Сахары — между блоком и Марокко. «В политике [Марокко] наметился явный сдвиг», — сказал бывший дипломат. — В то время как у бывшего посла Ахмеда Рахху, по сути, были экономические приоритеты, такие как выведение Марокко из серого списка налоговых гаваней, иммиграция или изменение климата, Юсефу Амрани поручено укреплять отношения между Марокко и Европой, не уступая ни на дюйм в вопросе Западной Сахары». В этой связи не сильно удивимся, если вскоре Берлин также объявит о нормализации отношений с Рабатом, что станет предтечей борьбы за  пересмотр решения суда ЕС о блокировании глобальных соглашений Брюсселя и Рабата по вопросам рыболовства и сельского хозяйства.

Еще одна причина.  Ранее в этом месяце Соединенные Штаты вновь заявили о своей поддержке предложения Марокко об автономии, что вынуждает Мадрид подстраиваться под этот тренд. «Мы по-прежнему считаем план автономии Марокко серьезным, заслуживающим доверия и реалистичным», — заявила заместитель госсекретаря США Венди Шерман во время визита в Рабат. В конце 2020 года администрация президента Дональда Трампа признала марокканский суверенитет над Западной Сахарой в качестве quid pro quo для королевства, налаживающего отношения с Израилем. Эта сделка вызвала новую напряженность в отношениях с Алжиром. Администрация президента Джо Байдена заявила, что не отменит решение Д.Трампа. Важный итог визита В.Шерман: оборонные фонды США продолжат поддерживать участие Марокко в совместных военных учениях после того, как администрация президента Джо Байдена предприняла шаги по устранению препятствий для отношений, возникших в Конгрессе в прошлом году из-за опасений по поводу Западной Сахары. «Министр обороны только что подписал отказ, который позволяет Африканскому командованию США продолжать сотрудничество и обучение с Марокко. Наше военное партнерство с Марокко прочно, и мы уверены, что это незыблемое партнерство будет продолжать процветать и в предстоящие годы», — заявила на прошлой неделе пресс-секретарь Африканского командования США Барда Азари. Марокко является крупным союзником, не входящим в НАТО, и близким партнером Вашингтона по контртеррористическим операциям. Ежегодно королевство  участвует в более чем 100 военных учениях с США. Наряду с Тунисом и Сенегалом он принимает участие в крупнейших военных учениях Africa Lion в Африке. В прошлом году Конгресс принял поправку к оборонному законодательству США, известную как Закон о разрешении национальной обороны (NDAA), которая направлена на ограничение средств, поддерживающих участие Марокко в любых многосторонних учениях, проводимых Министерством обороны. Поправка допускала выделение средств только в том случае, если министр обороны в координации с государственным секретарем удостоверит, что Рабат привержен достижению «взаимоприемлемого политического решения в Западной Сахаре». Он также включал в себя исключение, позволяющее выдавать отказ по соображениям национальной безопасности. Эта поправка  был предпринят сенатором-демократом Патриком Лихи и республиканцем Джимом Инхофом в связи с признанием администрацией Трампа притязаний Марокко на суверенитет над Западной Сахарой в обмен на нормализацию отношений Рабата с Израилем. «Мы находимся в своего рода чистилище признания США суверенитета Марокко», — полагает Джефф Портер, основатель North Africa Risk Consulting. Логичным продолжением этого станет открытие консульства в Западной Сахаре, чего до сих пор Вашингтон избегал.     Аналитики говорят, что основные усилия администрации США были сосредоточены вокруг назначения нового спецпосланника ООН по Западной Сахаре Стаффана де Мистуры — бывшего спецпосланника ООН по Сирии. «Администрация вложила как можно больше ресурсов в назначение нового посланника ООН, и это была непростая задача. Как только это было сделано, они отступили. Западная Сахара не является приоритетом для администрации Байдена. Они не видят в этом серьезного риска для региональной безопасности или своей собственной национальной безопасности. Но после начала военной операции  России на Украине администрация Байдена пытается наладить напряженные отношения со своими ближневосточными и североафриканскими союзниками»», — полагает  Рикардо Фабиани, директор по Северной Африке Международной кризисной группы. На встрече с министром иностранных дел Марокко Шерман высказался в поддержку плана автономии Марокко для Западной Сахары как «серьезного, заслуживающего доверия и реалистичного, а также потенциального подхода к удовлетворению чаяний народов региона». Фронт ПОЛИСАРИО при этом требует проведение референдума, который ООН также предусматривала в 1991 году, когда она выступила посредником в заключении перемирия между двумя сторонами. Она будет включать в себя вопросы независимости территории. Но это голосование мало что даст, поскольку Рабат и Фронт ПОЛИСАРИО имеют противоречивые представления о том, кто составляет коренное население и должен иметь право голоса. Эдвард Габриэль, бывший посол США в Марокко, полагает, что визит Шермана является  признаком прочности двусторонних связей — несмотря на некоторые недавние камни преткновения в Конгрессе. «Это очень важные отношения для обеих стран, и именно поэтому решение об отказе от военных учений меня не удивляет», — сказал он. В октябре 2020 года две страны подписали десятилетнее соглашение о сотрудничестве в области обороны. США уже обеспечивают Марокко 90% его импорта вооружений и военной техники, а Рабат недавно приобрел у Вашингтона ракеты Patriot и 25 новых самолетов F-16. Одна из сделок, которая замедлилась,- это покупка 4 беспилотных летательных аппаратов MQ-9B и высокоточных боеприпасов. Конгресс еще не был официально уведомлен об этой сделке, и представитель Госдепартамента отказался ее комментировать. Габриэль сказал, что отказ Вашингтона  от санкций на финансирование совместных военных учений может дать толчок продажам оружия. «Тот факт, что финансирование военных учений теперь отменено, является сигналом Конгрессу и Марокко, что они будут иметь дело с ними [Рабатом] по военным вопросам.  Я думаю, что это ускорит процесс продажи оружия», —  считает он.

52.51MB | MySQL:102 | 0,686sec