Алжир открыто становится на российскую позицию по Украине

Спустя почти месяц с момента начала российской военной операции на Украине алжирское руководство, воздерживавшееся высказывать к ней отношение, теперь, по сути, открыто встало на сторону Москвы. Именно так западные источники расценили первые результаты государственного визита министра иностранных дел Рамтана Ламамры в Китай 20 марта текущего года.

Тем не менее, его отношение к происходящему было понятно, исходя из пророссийских публикаций государственных и окологосударственных алжирских СМИ и особенно по результатам голосования 2 марта текущего года в Генеральной Ассамблее ООН.

Напомним, что тогда Алжир оказался среди 37 стран, открыто отказавшихся поддержать резолюцию коллективного Запада, осуждающую действия России. Однако теперь он высказался уже открыто и официально. Причем его заявление последовало сразу после неудавшейся попытки президента США Дж.Байдена надавить на Китай с целью заставить его соблюдать антироссийские санкции за действия Москвы на Украине.

Обратим внимание на то, что в совместном коммюнике, стороны заявили следующее: «Алжир и Пекин выступают за мирное урегулирование конфликта и против односторонних санкций Запада в отношении России».

Кроме того, в их совместном документе содержится красноречивая добавка, согласно которой обе страны придерживаются «неделимого принципа безопасности с учетом разумной озабоченности заинтересованных сторон».

По мнению западных аналитиков, это ясно намекает «на претензии России, опасающейся продвижения НАТО к своим границам, особенно на Украине, на критически близком к важнейшим российским центрам направлении».

В этой связи Алжир и Пекин призывают «мирным путем разрешать споры путем диалога и переговоров, не злоупотребляя односторонними санкциями, не основанными на международном праве, во избежание его нарушения и подрыва условий жизни других народов и стран».

Кроме того, стороны напоминают о своей приверженности «принципу невмешательства во внутренние дела других стран и постоянного укрепления демократии в международных отношениях ради необходимости сохранения международной системы, составляющей Организацию Объединенных Наций, и усилению сотрудничества и координации в международных и многосторонних делах».

Между тем, на Западе обращают внимание на то, что поддержка эта небезоговорочная. В частности, особо указывается, что обе стороны подчеркнули необходимость «уважения территориальной целостности государств на основании соблюдения целей и принципов Устава Организации Объединенных Наций и уважения национального суверенитета (то есть, по мнению западных аналитиков, Украины -авт.)» и якобы «в знак неодобрения российского вторжения в Украину».

Однако по их же мнению, это не меняет пророссийского характера данного документа.

Также без каких-либо дополнительных разъяснений в этом совместном заявлении говорится, что обе страны заявляют о своей заинтересованности по осуществлению «совместных усилий с целью смягчения гуманитарных последствий, способных возникнуть в результате этого конфликта».

И, наконец, Китай и Алжир сделали одновременно с этим другое показательное заявление, выразив сближение позиций по вопросам безопасности в Сахеле, отношений с Лигой арабских государств и китайско-африканскому сотрудничеству.

Отдельно стороны договорились о позиции по западно-сахарскому вопросу, подтвердив свою «поддержку усилиям по достижению прочного и справедливого решения в рамках международной законности, особенно согласно соответствующим резолюциям Организации Объединенных Наций». Иными словами, это можно расценивать как осторожную поддержку со стороны Пекина Алжира.

В свою очередь, касаясь внутренней ситуации в Поднебесной, Алжир открыто поддержал его руководство против западных нападок, «выразив свою приверженность принципу единого Китая и свою поддержку его позиции по соблюдению прав человека, Синьцзяна и Гонконга».

Более того – Р.Ламамра заявил о необходимости «работать над тем, чтобы избежать политизации этих правовых вопросов или их использования в качестве средств давления в международных отношениях».

Напомним, что в последние годы и месяцы Запад, особенно США, пытался давить по этим вопросам на Китай.

И, завершая этот визит, АНДР и КНР объявили о достижении консенсуса относительно реализации плана «совместной реализации инициативы Шелковый пояс и путь», соглашение по которой, как ожидается, будет подписано в самом скором времени.

Заметим, что подобная реакции со стороны Алжира наблюдается неслучайно. То, что его власти не доверяют коллективному Западу, особенно Франции как его представителю – ни для кого не секрет. Руководство АНДР регулярно напоминает об этом не только своими заявлениями, но и конкретными действиями. Наглядным свидетельством тому служит очередное его обострение с Парижем по «историко-политическому» вопросу в 2021 году, последствия которого не разрулены до сих пор.

Однако в одиночку он все же опасается бросать этот вызов и делает это солидарно с Китаем, фактически прикрываясь им, и одновременно демонстрируя поддержку России как проверенному партнеру вместе с ним.

И это довольно неприятный для Запада знак с учетом энергетической значимости Алжира для Европы (в планах Брюсселя он имел важное значение для замещения там российского газа) и ее безопасности с южного направления.

Это же отражает другие глубинные изменения – по сути, Алжир открыто делает ставку на развитие экономических отношений с Китаем, предпочитая их своим былым связям со Старым Континентом. Соответственно, можно ожидать, что АНДР теперь будет более активно поддерживать продвижение китайских интересов в Африке, а заодно и вытеснению конкурентов Поднебесной в лице западных компаний.

Иными словами, отзвук российской операции на Украине может отозваться гулким эхом на африканском континенте, имеющем огромное сырьевое значение для Европы, которая, будучи занята действиями России, рискует проиграть стратегически в не менее значимых для нее регионах мира.

Таким образом, опасения некоторых аналитиков относительно возможности неблагоприятного развития событий для России в случае «затягивания» спецоперации на Украине, не оправдываются. Напротив, далеко не самые слабые в плане международного влияния страны недвусмысленно становятся на сторону России.

С учетом же авторитета Алжира в Сахеле и вообще в Африке его реакция может сильно повлиять на их позицию.

Сможет ли Запад перебороть эту растущую не первый год тенденцию? Заметим, что делать ему это становится все сложнее.

И другим проявлением происходящей трансформации алжирского отношения к происходящему на Украине и в мире может стать предоставление китайским предприятиям на алжирской территории дополнительных преференций. Заметим, что соответствующие переговоры ведутся.

В результате они, все более обосновываясь в Африке, впоследствии при определенном раскладе могут расположиться и в Алжире, то есть в непосредственной близости от границ Евросоюза и доставить ему там производством своей продукцией куда больше неприятностей, чем действующие на Украине российские войска.

Таким образом, такие действия Алжира можно расценивать более чем просто поддержку России. По сути, заявления Ламамры в Пекине – это своего рода «антизападный манифест» Алжира и присоединение к пока еще неформальному прокитайскому «пакту» в котором также негласно присутствует и Россия, с которой АНДР тесно связана по военно-техническому сотрудничеству.

Соответственно, при таком раскладе со стороны Запада делать энергетическую ставку на замещение российского газа алжирским было бы рискованно. Ведь в данном случае Алжир не просто привязан к России. Речь в конкретном случае может идти о проявлении возможности нового передела мира, в котором Украина может оказаться лишь одним из его проявлений.

52.45MB | MySQL:102 | 0,551sec