Об участии России в строительстве газопровода «Пакистанский поток»

Строительство газопровода «Пакистанский поток» станет одной из приоритетных задач в выстраивании отношений между Москвой и Исламабадом в ближайшей перспективе. Обсуждение проекта состоялось 30 марта в рамках встречи министра иностранных дел России Сергея Лаврова и его пакистанского коллеги Шаха Махмуда Куреши в китайском городе Туньси. «Выражена готовность к наращиванию многопланового двустороннего взаимодействия. В качестве приоритетных задач определены увеличение товарооборота и реализация ряда проектов в энергетической сфере, включая строительство газопровода «Пакистанский поток», – заявили в российском МИД. В ходе встречи, прошедшей на полях Третьей министерской конференции стран-соседей Афганистана, главы внешнеполитических ведомств обеих стран обменялись мнениями по ряду международных вопросов. Также была выражена поддержка продолжению «дипломатических усилий по урегулированию кризисной ситуации вокруг Украины». По информации российского МИД, Куреши и Лавров обменялись мнениями о ситуации в регионе и продолжили обсуждение вопросов, которые были подняты во время недавнего визита в Москву премьер-министра Пакистана Имрана Хана. При этом Куреши озвучил принципиальную позицию Пакистана по ситуации на Украине, включая поддержку прекращения боевых действий, оказание гуманитарной помощи и усилия по урегулированию конфликта посредством инструментов дипломатии. Глава пакистанского внешнеполитического ведомства также сообщил о готовности страны активизировать усилия по дипломатическому решению конфликта, в том числе через платформу Организации исламского сотрудничества (ОИС).

Пакистан планирует завершить строительство газопровода при участии России, несмотря на международное давление с целью экономической изоляции Москвы, поскольку руководство страны ищет альтернативы для облегчения внутреннего энергетического кризиса. Министр финансов Пакистана Шаукат Тарин ранее заявлял изданию Financial Times, что сделка с Россией по строительству многомиллиардного газопровода «Пакистанский поток» «почти завершена». Также планируется, что часть газопровода, известная под названием «Север-Юг», будет построена для транспортировки сжиженного природного газа из южного портового города Карачи на север Пакистана. «Нам нужен газопровод для транспортировки СПГ с юга на север. Это станет для нас почти необходимым в ближайшие два-три года», – заявил Тарин, добавив: «либо у нас появляется альтернатива, либо мы продолжим эту сделку». По его словам, в данный момент это лучшая альтернатива для Пакистана, о чем руководство страны говорило еще задолго до украинских событий.

Стоит отметить, что проект «Пакистанского потока» не подразумевает строительства прямого трубопровода, связывающего две страны, у которых даже нет общей границы. Иными словами, трубопровод, построенный российскими компаниями, будет проходить только через территорию Пакистана и будет ориентирован на внутренний спрос. Поскольку страна является одним из самых быстрорастущих газовых рынков в Азии и нуждается в энергоресурсах, Исламабад планирует взять кредит у российских банков для закупки трубопроводов и компрессоров.

В данный момент остается неясным, будут ли российские энергетические корпорации продавать природный газ Пакистану. Гипотетически, российский СПГ с Сахалина и Ямала может поставляться на терминалы на юге Пакистана. С точки зрения Кремля, новый газопровод увеличит спрос на газ в Пакистане, а это означает, что близлежащие экспортеры газа, в первую очередь Катар, могут принять решение о перераспределении потоков, сократив поставки в Европу. Некоторые российские эксперты считают, что Катар не может существенно увеличить производство СПГ, а значит, в будущем объем поставок страной газа в европейский регион, несомненно, снизится. Такой сценарий был бы выгоден для России, поскольку отсутствие конкуренции на региональном рынке, несмотря на текущий кризис, укрепило бы позиции Москвы как основного поставщика газа в Европу.

Пакистан, который являлся союзником Запада во время холодной войны и после событий 11 сентября 2001 года, отказался осудить спецоперацию РФ на Украине, несмотря на давление со стороны США, ЕС, Великобритании и других стран, которые призывали Исламабад осудить действия России на голосовании в Генеральной Ассамблее ООН. Пакистан воздержался при голосовании, а премьер-министр Имран Хан осудил западные страны в ходе предвыборного митинга за обращение с пакистанцами как с «рабами». Он заявил, что сожалеет о конфликте, но желает придерживаться нейтральной позиции. По мнению Тарина, также «было бы справедливо, если бы люди уважали» нейтральную позицию Пакистана. В последние годы Исламабад сблизился с Москвой, отчасти потому, что власти ищут способы укрепить сектор энергетической безопасности и считают, что ставить под угрозу отношения с Россией было бы слишком дорого, хотя они рискуют негативно сказаться на отношениях Исламабада с Западом. Тарин надеется, что российские чиновники вскоре посетят Пакистан с ответным визитом, чтобы завершить сделку по газопроводу. Стоимость проекта, который будет реализован группой российских компаний, оценивается более чем в 2 млрд долларов. Задолго до последнего скачка цен на нефть и газ Пакистан начал бороться с растущей двузначной инфляцией, усугубленной ростом мировых цен на сырье. В прошлом месяце Исламабад возобновил спорную программу МВФ на 6 млрд долларов, направленную на стабилизацию платежного баланса страны и увеличение государственных доходов.

Тарин при этом считает, что текущий конфликт представляет собой новый «кризис», способствующий повышению стоимости импорта на энергоресурсы и пшеницу, которые Пакистан ранее закупал как у России, так и у Украины. По его словам, рост цен после запрета США на импорт российской нефти и газа окажет «очень негативное» влияние на экономику Пакистана, если Вашингтон не откроет доступ к альтернативным источникам энергии. На сегодняшний день энергоресурсы составляют около четверти пакистанского импорта. Министр добавил, что ядерная сделка между США и Ираном позволит Исламабаду реанимировать план строительства трубопровода для доставки газа напрямую из Ирана, реализация которого была приостановлена из-за международных санкций.

52.51MB | MySQL:105 | 0,586sec