О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 27.

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР.

Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и уже можно говорить об «операции» практически на всей территории Украины. Сменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей, «оперативной», реакции в Турции на российскую специальную операцию. Имея в виду геополитическую важность Турции для России, как «южного окна» в мир.

Часть 26 цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=84677.

Напомним, что в предыдущей части нашей публикации мы остановились на шестом раунде переговоров между делегациями России и Украины, который, по факту, продолжался лишь несколько часов 29 марта с.г., однако, увенчался заявлениями российской стороны, наделавшими немало шума как в России, так и в Турции.

Нами были приведены оценки турецкой стороны состоявшихся переговоров, включая в частности главу Управления по связям с общественностью при администрации президента Турции Ф.Алтуна. Заметим, что он крайне осторожно отозвался об итогах Стамбула, указав, что, в частности, что Турция «не питает иллюзий» относительно «легкости» предстоящего урегулирования.

При этом, министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу, продемонстрировав близкое знакомство с ходом российско-украинских переговоров заметил, что работа сейчас, после достижения договоренности касательно нейтралитета и отказа Украины от вступления в НАТО, идет над вопросом предоставления Украине гарантий безопасности. Что характерно в словах турецкого министра иностранных дел – это чёткая позиция М. Чавушоглу по поводу того, что Турция не подпишет юридически обязывающего документа по оказанию Украине прямой военной помощи в случае конфликта. Сложно ожидать и от других стран, предложенных Украиной в качестве гаранторов, включая Канаду, Польшу и Израиль, позицию отличной от турецкой.

С другой стороны, заметим, что в турецком информационном пространстве доминирует та точка зрения, что В.Путин допустил «стратегическую ошибку» и переоценил силы Вооруженных сил РФ. Эта версия обставляется различным заявлениями западных лидеров, в которых можно найти всё, включая дезинформацию Путина военным руководством России, деморализацию российских Вооруженных сил, отказы солдат выполнять приказы и проч. и проч.

Разумеется, на таком информационном фоне, переговоры в Стамбуле, тем более, с той «картинкой» российской делегации, которую видел весь мир, смотрятся из Турции как поиск российской стороной путей для «почетного выхода» из войны. О чем, собственно, пишут маститые турецкие политологи, вроде того же генерального координатора Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции Бурханеттина Дурана. Впрочем, заметим, и оговорку в Турции о том, что никто или мало кто (!), кроме США и ЕС поддерживает политику по изоляции России. К числу неприсоединившихся относятся и такие гиганты как Китай и Индия, а также страны Ближнего Востока, которые также выступили, по словам турецкого политолога, с «умеренно пророссийских позиций».

С этой оговоркой, идеи о том, что Россия «зажата в угол и там теряет силы» смотрится несколько преждевременной, однако, как считает турецкий обозреватель, время в конфликте работает против России. Украина грозит превратиться для России во второй Афганистан и сломать Российскую Федерацию не только и, возможно даже, не столько с точки зрения экономики, но с точки зрения именно общества, которое может надломиться морально, воюя не в далеком и чужом Афганистане, а с братским украинским народом.

Ну и последнее: разумеется, ни у кого в Турции нет сомнений в том, что после того, как конфликт на Украине будет, тем или иным образом, урегулирован, санкционное давление на Россию продолжится. Рискнем даже предположить со своей стороны, что санкционное давление на Россию, со стороны США и коллективного Запада, будет в обозримой перспективе только нарастать. Просто потому, что Запад «почуял запах крови», в плане возможности «окончательного решения российского вопроса».

31 марта состоялся очередной телефонный разговор между президентами Р.Т.Эрдоганом и В.Зеленским.

Официальный пресс-релиз турецкой стороны, опубликованный со стороны Управления по связям с общественностью при администрации президента Турции, цитируем (перевод и выделения текста жирным шрифтом – неофициальные, авторские – И.С.):

«Президент Реджеп Тайип Эрдоган обсудил украинско-российские переговоры в Стамбуле во время телефонного разговора с президентом Украины Владимиром Зеленским.

Президент Эрдоган заявил, что встреча украинской и российской переговорных делегаций в Стамбуле придала значимый импульс процессу прекращения войны и установления мира с точки зрения его результатов.

Заявив, что он читает важным подать некоторые сигналы для снижения напряженности после переговоров в Стамбуле, президент Эрдоган повторил свое предложение собрать вместе президентов Украины Зеленского и президента России Владимира Путина и провести эту встречу в Турции.

Президент Украины Зеленский также поблагодарил Президента Эрдогана за проведение встречи украинской и российской делегаций в Стамбуле».

Собственно, как мы видим, Турция продолжает свои дипломатические усилия, в результате которых, как мы написали в нашем предыдущем материале, победительницей оказалась именно она.

Как сообщают турецкие СМИ, очередной раунд переговоров между Россией и Украиной состоится 1 апреля в онлайн формате (на момент написания материала, ещё не состоялся – И.С.).

В этой связи сделаем два, существенных, на наш взгляд, комментария:

  1. Между двумя переговорами в Турции, в Анталье (между министрами иностранных дел С. Лавровым – Д. Кулебой) и в Стамбуле (на уровне технических делегаций сторон), — пропасть с точки зрения заявлений и «языка жестов» российской делегации. Пропасть эта – необъяснимая с точки зрения сторонних наблюдателей из числа российской публики. Если в Анталье мы видели Россию – победительницу, то в Стамбуле мы и не только мы видели – её бледную тень, в лучшем случае.

Это заставляет с особым интересом ожидать результатов очередного, 7-го по счету, раунда переговоров.

Хотя после Стамбула, скорее всего, российская сторона возьмет паузу или будет минималистичной в плане донесения до общественности результатов. Последняя сейчас слишком накручена Стамбулом, где российская сторона проявила себя крайне неумело в плане информационной борьбы.

  1. Но, вне зависимости от готовности российской стороны делиться информацией о 7-м раунде переговоров, есть турецкая сторона, которая, заметим, достаточно осведомлена о ходе российско-украинских переговоров, что показывает четкая корреляция риторики президента Эрдогана (имеется в виду озвученный им консенсус между Россией и Украиной по 4-м из 6 переговорных пунктов – И.С.) и тем, как ситуация разворачивается на практике (см. Стамбульские заявления). Заметим, что второе практически полностью повторило первое.

К слову сказать, похоже, что уже мало кого удивляет, что внешний мир все больше и больше информации о ходе российско-украинского диалога начинает черпать из турецкого источника?

Это – весьма яркий индикатор нынешней посреднической роли Турции в украинском противостоянии и явное отступление ото всей прошлой российской риторики в духе того, что предложение Турции по посредничеству между двумя «братскими» народами — неуместно. Как мы видим, Турция занимает уже роль не просто активного, но и успешного посредника в российско-украинском диалоге.

Впрочем, совершенно отдельный вопрос – возможно ли подписание «мирного договора» между Россией и Украиной в Стамбуле? Разумеется, это будет определяться ходом боевых действий – условия будет диктовать сторона, за которой останется театр военных действий в ожидаемом, в ближайшие дни, генеральном сражении на Донбассе.

При этом, как представляется, российская сторона не может не отдавать себе отчет в том, что один и тот же документ, подписанный в Москве или в Стамбуле (про Киев уже и не говорим – И.С.) получит не просто совершенно разную оценку со стороны наблюдателей, а оценку диаметрально противоположную – от «полной и безоговорочной» победы до «позорной капитуляции».

Так что, в контексте просматривающегося желания России «поощрить» Турцию за её нейтральную позицию в НАТО и посреднические усилия, максимум, на то что на может рассчитывать – это на ещё одну встречу между министрами иностранных дел С.Лавровым и Д.Кулебой для будущего парафирования документа. Однако, ни о никакой поездке президента В.Путина в Стамбул для встречи и подписания документа с президентом В.Зеленским говорить не приходится. Разумеется, в той парадигме, что Россия успешно завершает свою специальную операцию.

Вообще, надо отметить, что России, впредь, стоит действовать осмотрительнее в плане пиар-освещения своих действий, в первую очередь, на дипломатическом фронте, стараясь не давать поводов к тому, что последовало за переговорами в Стамбуле.

Вечером 31 марта с.г. также последовали очередные заявления со стороны Министерства иностранных дел Турецкой Республики.

Украина хочет, чтобы Турция и Германия взяли на себя роль государств-гарантов после окончания российского вторжения, заявил министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу в телевизионном заявлении поздно вечером в четверг.

«Италия также находится на столе переговоров» в качестве возможного третьего государства-гаранта, сказал высокопоставленный дипломат.

«Украина хочет быть уверенной в своей безопасности, если не вступит в НАТО», — добавил он, имея в виду требование Москвы не допускать Киева к военному союзу.

Чавушоглу также сказал, что Турция продолжает активно заниматься дипломатией, особенно с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и его украинским коллегой Дмитрием Кулебой.

«Тот факт, что две страны сделали первый шаг в диалоге в Турции, показывает, какое значение они придают отношениям с Турцией», — добавил он.

52.14MB | MySQL:103 | 0,594sec