О создании Ираном системы по отмыванию денег, обхода санкций и финансированию своих прокси

В течение большей части последних  двух десятилетий международное внимание к Ирану было равномерно направлено в связи с развитием им ядерных и ракетных программ. Годы дипломатических усилий по примирению с Тегераном по большому счету вращались вокруг этих проблем. Теперь с учетом попыток коллективного Запада и в первую очередь США реанимировать СВПД на повестку дня встает еще и вопрос минимизации региональной политики Тегерана по дестабилизации обстановки у его арабских соседей через многочисленные прокси.  Иран на сегодня  является активным государственным спонсором воинствующих группировок по всему миру. По данным официальных лиц США, по сей день Иран передает сотни миллионов долларов ежегодно своим прокси-группам. При этом, более важными, чем прямое финансирование прокси-групп, являются отработанные иранцами схемы отмывания денег, которые проводятся под видом законного бизнеса и которые генерируются через сети черного рынка. И в этой схеме «экономике сопротивления»   принципиальную и ключевую роль играет КСИР, снятие санкций с которого сейчас является основным препятствием на переговорах по реанимации СВПД. Сопутствующей темой в этом контексте является выполнение Тегераном требований ФАТФ.   По крайней мере, с середины 1990-х годов, например, Иран контролировал и помогал управлять множеством незаконных предприятий, используемых для финансирования своего основного прокси в лице  ливанской «Хизбаллы». Эти источники финансирования включают обширные сети по производству и продаже наркотиков, базирующиеся в Латинской Америке; незаконный оборот контрабанды и других запрещенных товаров в Западной Европе; и контрабанда оружия и других ценных товаров из Ливана через Ближний Восток. По сей день КСИР играет центральную роль в управлении этими предприятиями. Он же занимается и контрабандой древесного угля из Африки  на Аравийский полуостров используя террористическую организацию «Аш-Шабаб» в Сомали.

Из всех методов, используемых Тегераном для поддержки своей обширной незаконной финансовой сети, наиболее тревожным является неограниченное использование государственной  финансовой системы Ирана для отмывания денег и создания коммерческих лазеек. Иран имеет довольно давнюю историю незаконного перемещения государственных средств и прибыли промышленности. На протяжении 2010-х годов, когда экономика Ирана страдала от санкций США и Европы, он прибегал к любым методам, чтобы обойти эти ограничения. Тегеран использовал услуги всех и каждого, кого мог помочь  отмывать доходы от торговли, нарушающей санкции. К 2013 году у Тегерана были агенты в таких отдаленных местах, как Стокгольм и Стамбул., которые превратились в главные внерегиональные точки отмывания денег. Одним из первых крупных разоблачений крупномасштабных схем отмывания денег Ирана  стал арест Резы Зарраба, турецкого бизнесмена с прочными связями как с турецким правительством, так и с иранскими официальными лицами. Зарраб был задержан в Майами в 2016 году по обвинению в отмывании денег и финансировании определенных организаций. В ходе расследования выяснилось, что Зарраб сыграл важную роль в том, чтобы помочь Ирану обойти международную платежную систему SWIFT через сеть турецких, эмиратских  и иранских банков. Согласно сообщениям, последним по времени шагом в передаче этих прибылей была покупка золота через финансовые учреждения в Иране. Вскоре после того, как возникло дело  Зарраба, аналогичная история произошла в Стокгольме, где тихий и почти неизвестный меняла денег по имени Хатам Хатун Нема был замешан в одном из крупнейших мошенничеств с отмыванием денег в интересах Ирана в новейшей истории. Шведско-иранский бизнесмен управлял малоизвестной гонконгской компанией H M E A Co. Ltd., которая отмывала сотни миллионов долларов через сеть подставных компаний и предприятий, действующих от Сингапура до Панамы. В течение почти трех лет компания Нема помогала проводить платежи за нефть, которую Иран продавал Китаю, своему самому важному торговому партнеру и геополитическому союзнику. При этом эти схемы не надо путать с прямым финансовым вливанием иранцами своим группам влияния в Европе. Для этого в основном используется дипломатическая почта ряда иранских посольств в странах Европы, прежде всего в Вене и Женеве.

Весной 2021 года генеральный прокурор Бахрейна объявил о новых разоблачениях иранской схемы отмывания денег, которая присутствовала в банковской системе страны более 12 лет. Расследования за этот период раскрыли деятельность банка Iranian Future (Mustaqbal) по отмыванию сотен миллионов долларов. Два других иранских банка, Melli и Saderat, также участвовали в сговоре по крайней мере с одним другим бахрейнским финансовым учреждением.  Согласно данным расследования, Центральный банк Ирана дал инструкции Iranian Future по  использованию неутвержденной альтернативной системы переводов для завершения банковских операций с целью сокрытия источника и движения средств. Это позволило сети обойти международные санкции и ограничения на транзакции, введенные против иранских организаций. Центральную роль государства в координации этих финансовых преступлений невозможно отрицать. Действительно, из-за участия Тегерана в международном отмывании денег основанное G7 Целевая группа по финансовым действиям (ФАТФ), которой поручено бороться с незаконными финансами, была вынуждена внести Иран в черный список, в котором помимо него находится сейчас только  Северная Корея. Перед тем, как покинуть свой пост, умеренный президент Ирана Хасан Роухани призвал иранскую финансовую систему соблюдать условия, изложенные ФАТФ, для реинтеграции страны в мировую финансовую систему. Но, как отмечают эксперты, даже официальное принятие правил ФАТФ не предотвратит деятельность Ирана по отмыванию денег. Причиной этого являются настойчивые усилия иранских государственных органов по созданию «черных дверей и системных лазеек», чтобы продолжать идти по тому же пути. Как выразился один аналитик: «Иран вырезал исключения в законопроектах, которые позволяют Тегерану продолжать то, что он делал… Законопроекты создали [методы] для Тегерана, чтобы продолжать финансировать терроризм и обходить санкции». Именно те иранские учреждения, которым поручено не допустить превращения финансовой системы Ирана в инструмент незаконной деятельности, собственно и позволяют продолжать эту деятельность. И в данном случае снятие санкций с КСИР фактически легализует этот процесс. В этой связи некоторые американские   аналитики указывают, что сделка ао реанимации  СВПД и тема прекращения подрывной иранской деятельности в регионе не могут быть логично завершены, пока у Ирана достаточно ресурсов для обхода санкций в рамках отмывания денег и финансирования своих прокси.

62.21MB | MySQL:101 | 0,485sec