О влиянии связей между талибами и правительством КНР на стратегию США в Афганистане

Готовность Китая сотрудничать с талибами подрывает попытки Вашингтона повлиять на поведение руководства радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) с помощью политического давления и экономических санкций. Американские аналитики убеждены, что поддержка талибов Пекином только усугубляет нестабильность в регионе, тем самым заставляя США и их союзников искать новые способы борьбы с объединенной угрозой. «Китай является нашим самым важным партнером и представляет для нас фундаментальную и исключительную возможность», – заявил представитель талибов Забихулла Муджахид в сентябре 2021 года, вскоре после того, как движение повторно захватило власть в Афганистане. В конце прошлого месяца Китай ответил на энтузиазм талибов, приняв их делегацию на встрече министров иностранных дел соседних с Афганистаном стран для обсуждения его экономического развития и безопасности. За неделю до встречи на уровне министров иностранных дел глава внешнеполитического ведомства Китая Ван И посетил Кабул для переговоров с исполняющим обязанности министра иностранных дел Афганистана Амиром Ханом Муттаки. Диалог был сосредоточен на развитии горнодобывающего сектора Афганистана, а также на роли страны в китайской инициативе «Один пояс, один путь» (ОПОП). Ван является самым высокопоставленным китайским чиновником, посетившим Афганистан с тех пор, как талибы захватили контроль над страной. Его прибытие в Кабул произошло через день после того, как талибы столкнулись с жесткой критикой со стороны международного сообщества из-за отмены принятого ранее решения обеспечить девочкам доступ к среднему образованию. Вместе с тем развитие связей между Китаем и талибами не должно вызывать удивления, поскольку улучшение двусторонних отношений было целью, которую Пекин открыто демонстрировал еще до ухода США. В августе 2021 года, после падения в Афганистане прозападного режима, Китай выступил с заявлением, в котором говорилось, что он «уважает право афганского народа самостоятельно определять свою судьбу» и будет развивать «отношения, основанные на дружбе и сотрудничестве с Афганистаном». Хотя Китай еще официально не признал режим талибов, его риторика и продолжающееся участие указывают на то, что это может произойти в обозримой перспективе. Сотрудничая с талибами, Пекин преследует две основные цели.

Во-первых, это получение заверения в том, что движение поспособствует смягчение угроз, исходящих от экстремистских группировок, действующих вблизи границ Китая. В частности, Пекин хочет, чтобы «Талибан» ослабил влияние «Исламского движения Восточного Туркестана» (ИДВТ), которое поддерживает уйгурский сепаратизм и периодически осуществляет деятельность, направленную против интересов Китая в регионе.

Во-вторых, Пекин хочет защитить инвестиции, которые он уже направил в Афганистан, и планирует сделать это с помощью таких программ, как ОПОП. Предложения китайских компаний по добыче и разработке месторождений меди и нефти в Афганистане откладывались более десяти лет из-за внутриполитической нестабильности. После ухода США Китай надеется, что талибы смогут стабилизировать ситуацию в стране и возобновить эти проекты. Вместе с тем Пекин напрямую лоббирует интересы Кабула, требуя, чтобы Вашингтон вернул Афганистану замороженные активы, что только бы ослабило влияние США. В заявлении в ходе вышеупомянутой встречи министров иностранных дел лидер КНР Си Цзиньпин призвал к увеличению помощи Афганистану и не упомянул о нарушениях прав человека талибами. Хотя Вашингтон не может помешать Китаю сотрудничать с движением, США и их партнеры все же способны предпринять шаги для смягчения растущего влияния Китая в Афганистане. В частности, Вашингтон может обратиться к Нью-Дели за консультациями по ведению многосторонней дипломатии и разработке политических альтернатив для Афганистана. Хотя политические и социальные институты страны ослаблены и находятся под постоянной угрозой со стороны талибов, поддержание общественных организаций, частного бизнеса и альтернативных СМИ как внутри Афганистана, так и в рамках диаспоры, способствует формированию положительных тенденций в гражданском обществе. Исторически, Индия не хотела служить силой, уравновешивающей Китай в Южной Азии, как того добивается Вашингтон. Однако для достижения своих целей администрация Дж.Байдена должна понимать, что национальный интерес Индии заключается в предотвращении регионального доминирования Пакистана и Китая. Поддерживаемый ими Афганистан ослабит положительное влияние Индии в регионе и сделает Нью-Дели еще более уязвимым перед лицом конкурентов. Характер взаимодействия Китая с талибами также подтверждает необходимость дискуссий об ослаблении его  более обширного влияния в Индо-Тихоокеанском регионе в рамках продолжающегося четырехстороннего диалога по безопасности между Австралией, Индией, Японией и США, известного как QUAD. В случае, если первостепенной целью администрации Байдена является недопущение легитимизации режима талибов, властям США следует рассмотреть возможность внесения их движения в список иностранных террористических организаций (ИТО). В 2002 году тогдашний президент  США Джордж Буш внес «Талибан» в список особо опасных международных террористических организаций, чтобы ограничить его доступ к финансовой системе США, но движение так и не появилось в списке ИТО Госдепартамента. Наделение «Талибана» подобным статусом будет действенной мерой, поскольку он устанавливает запрет на выдачу виз, требует от банков США блокировки активов организации и устанавливает уголовные запреты для любого лица США, которое оказывает ИТО материальную поддержку. После вывода военного контингента США из Афганистана в 2021 году республиканцы представили в Конгрессе законопроект, в котором утверждалось, что «Талибан» соответствуют критериям ИТО и, следовательно, его включение в данный список обосновано. Тем не менее, администрация Байдена пока отказывается прибегать к подобным мерам, опасаясь, что такой шаг подорвет перспективы переговоров между Вашингтоном и Кабулом. Однако, учитывая продолжающееся неприятие талибами международных призывов к реформам, Белый дом может пересмотреть их основные положения.

52.56MB | MySQL:103 | 0,466sec