О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 41

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР.

Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и уже можно говорить об «операции» практически на всей территории Украины. Заменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей, оперативной, реакции в Турции на российскую специальную операцию (хотя, с учетом просачивающегося в СМИ хода переговоров между российской и украинской делегациями, возможно, придется обратно менять слово «Украина» на слово «Донбасс» — И.С.).

Имея в виду геополитическую важность Турции для России, как «южного окна» в мир, продолжаем разбираться с турецкой реакцией на происходящие события.

Часть 40 нашего цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=85316#more-85316 .

Напомним, что в прошлой части нашей публикации мы остановились на публикации турецкого обозревателя Фуата Бола в самом тиражном турецком издании, газете Hürriyet под заголовком «И Путин и Зеленский должны услышать этот голос». Подразумевается, что две противоборствующие стороны должны услышать голос Турции, как стороны, которая не является ни кукловодом, ни интересантом нынешнего конфликта, в отличие от Запада. Когда последний стремится к максимальному продолжению военных действий, призванных к тому, чтобы ослабить Россию и исключить нашу страну из системы уравнений глобального противостояния с Китаем.

Хотя, разумеется, данная игра со стороны Запада идет, отнюдь, нелинейно и лозунги «за мир во всем мире» продолжают звучать. В частности, как сообщило 23 апреля известное турецкое издание «Daily Sabah», генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш собирается в Москву с целью встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и, возможно, президентом РФ Владимиром Путиным.

Цитируем издание:

«Глава ООН планирует провести встречу с президентом России Владимиром Путиным на следующей неделе, чтобы призвать к срочному установлению мира на Украине, сообщила в пятницу глобальная организация.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков подтвердил, что Гутерриш должен встретиться во вторник с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и что Путин также примет у себя главу ООН.

Пресс-секретарь ООН Эри Канеко (точнее, помощник пресс-секретаря ООН – И.С.) сообщила, что ведутся переговоры об аналогичном визите Гутерриша в Украину.

«Он надеется в срочном порядке поговорить о том, что можно сделать для установления мира в Украине», — сказала она, добавив, что Гутерриш намерен обсудить «шаги, которые можно предпринять прямо сейчас», чтобы остановить боевые действия и помочь людям добраться до безопасного места.

Гутерриш попросил во вторник (26 апреля – И.С.) встретиться с Путиным и президентом Украины Владимиром Зеленским в их столицах.

Гутерриш призывал Россию прекратить нападение с тех пор, как оно началось два месяца назад, в то, что он назвал «самым печальным моментом» за пять лет своего пребывания на высшем посту в ООН. Во вторник (19 апреля – прим.) он призвал к четырехдневной «гуманитарной паузе» в боевых действиях в преддверии воскресного православного праздника Пасхи.

«Остановите кровопролитие и разрушения. Откройте окно для диалога и мира», — призвал он.

Ранее в этом месяце он отправил высокопоставленного представителя ООН по гуманитарным вопросам в Москву и Киев, чтобы изучить возможности прекращения огня, но Гутерриш столкнулся с вопросами о том, должен ли он сам поехать, чтобы добиваться мира».

Итак, как мы видим, генсек ООН, также как и турецкое руководство, обратился к возможностям так называемой «челночной дипломатии». Другой вопрос, что после исключения / выхода России из Совета по правам человека при ООН, взгляд российского руководства на ООНовские инициативы может оказаться весьма прохладным. И, что самое главное, невозможно ожидать от Организации объединенных наций сколь-нибудь субстантивных предложений, касающихся урегулирования конфликта на Украине.

В то же самое время, министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу сделал 23 апреля ряд важных заявлений. Цитируем их по материалам турецкого издания Daily Sabah:

«Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил в субботу, что Турция закрыла свое воздушное пространство для российских военных и гражданских рейсов в Сирию после уведомления Москвы.

«Мы давали разрешения с интервалом в три месяца. Последний был до апреля», — сказал министр в интервью прессе во время полета в Латинскую Америку, заявив, что президент Реджеп Тайип Эрдоган проинформировал своего российского коллегу Владимира Путина. «Отныне полеты прекращены», — добавил Чавушоглу, заявив, что процесс ведется посредством диалога как по Конвенции Монтрё, так и по другим вопросам.

По поводу приезда российских олигархов в Турцию Чавушоглу заявил, что Турция не участвует в санкциях. «Если компания хочет вести бизнес, она должна соблюдать наше и международное право», — добавил министр.

Министр иностранных дел также коснулся переговоров между Россией и Украиной, заявив, что в работе находится «всеобъемлющий текст», а также ведется закулисная дипломатия. «Мы также видим, что в этом процессе есть проект совместной декларации. В центре внимания — беспристрастность, безопасность и гарантии», — добавил он, Путину и президенту Украины Владимиру Зеленскому необходимо будет прийти к окончательному решению.

Турция является одной из самых активных стран, работающих над обеспечением постоянного прекращения огня между Украиной и Россией.

Её тонко сбалансированный акт взятия на себя роли посредника, сохраняя открытыми каналы связи с обеими воюющими сторонами, дает проблеск надежды на дипломатические усилия по поиску решения и достижению мира в украинском кризисе.

Благодаря своему уникальному положению, состоя в дружеских отношениях как с Россией, так и с Украиной, Турция заслужила широкую похвалу за свое стремление положить конец войне.

С самого начала конфликта, Анкара предлагала посредничество между двумя сторонами и проведение мирных переговоров, подчеркивая свою поддержку территориальной целостности и суверенитета Украины. Хотя Анкара выступала против международных санкций, направленных на изоляцию Москвы, она также закрыла свои Проливы, чтобы не допустить прохода через них некоторых российских судов».

Безусловно, решение Турции закрыть свое воздушное пространство для российских военных и гражданских самолетов, направляющихся в Сирию, является знаковым посланием России о том, что Турция хочет если не кардинально изменить расстановку сил в Сирии, то, по крайней мере, скорректировать её в свою пользу. Заметим, что с 2015 года, когда Россия вмешалась в сирийскую гражданскую войну и вплоть до настоящего времени, Турция оказалась и остается в тени России. Турции удается «сдерживать Россию» в том же Идлибе, но вопрос, тем не менее, является для турецкой стороны точкой дискомфорта. Поскольку понятно, что окончательное решение (видимо, силовое) в настоящих условиях – это вопрос времени.

При этом, Россия сейчас «отвлеклась» на Украину. В этой связи, у турецкой стороны, разумеется, возник целый ряд вопросов и соображений в связи с Сирией:

Первое: каков реальный потенциал Вооруженных сил России, с учетом продемонстрированного на Украине? Насколько этот потенциал достаточен для того, чтобы можно было бы одновременно вести войну на Украине и поддерживать должный уровень активности в Сирии?

Ответ на этот вопрос, с турецкой точки зрения, кроется в многочисленных публикациях, процитированных нами ранее, в предыдущих частях нашего обзора. Кроме того, ниже мы разберем публикацию Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) на тему влияния войны на Украине на положение дел в Сирии.

Второе: если реальный потенциал России – сверхдержавный, что позволяет России вести одновременно войну / участвовать в вооруженном конфликте на множестве театров военных действий – это одна история, однако, если потенциал – ограничен, то каким образом Россия будет перераспределять этот ограниченный потенциал? Будет ли при этом «страдать» сирийский фронт, с которого Россия, неизбежно, должна будет сместить фокус внимания на Украину?

Третье: образуется ли в Сирии новая расстановка сил, которая позволит Турции изменить свое положение в Сирии? При этом, надо учитывать то, что для Турции «восточный фронт» с Ираком, Сирией и южный фронт – с Ливией являются приоритетными.

Мы не раз писали о том, что победа над той же террористической Рабочей партией Курдистана (РПК) должна, по всей видимости, стать для нынешнего турецкого руководства пропуском в следующую «каденцию» на президентских и парламентских выборах 2023 года. В эту же логику, как мы можем заметить, встраивается и Сирия.

В том смысле, что Сирия также, как показали нынешние заявления министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, является полем для одержания победы к 2023 году.

Разумеется, нынешние турецкие действия по закрытию своего воздушного пространства в направлении Сирии должны показать сторонним наблюдателям как внутри страны, так и за её пределами, что Турция – это суверенное государство и тот факт, что она не вводит санкций по отношению к России, не означает, что она является российским союзником / сателлитом и что она «легла» под Россию. Напротив, Турция является суверенным государством со своими интересами, которые она отстаивает, невзирая на «лица».

Так что, это – своеобразный жест в сторону Запада, показывающий «смотрите, там, где мне представляется целесообразным, я могу и включаю ограничения на свое сотрудничество с Россией».

Как можно судить, турецкая власть будет использовать тему сирийских беженцев и тему борьбы с сирийскими филиалами РПК для «удержания своей аудитории» на выборах. Для этого, по теме сирийских беженцев надо будет продемонстрировать строительство поселков вдоль турецко-сирийской границы (на сирийской территории) и возвращение туда сирийских граждан. Кроме того, необходимо будет также проведение очередной специальной операции, которая будет преподнесена как «окончательная», решающая вопрос «террористического коридора» вдоль турецкой границы. Отдельных слов заслуживает Идлиб, где Турция будет всеми возможными силами препятствовать проведению силовой операции со стороны официального Дамаска. И, наконец, турецкое участие в процессе политического урегулирования должно быть, на турецкий взгляд, более «артикулированным».

По значительной части из указанных выше вопросов, Турция рассчитывает на то, что ей удастся договориться с Россией и закрытие своего воздушного пространства для пролета в Сирию является ясным посланием в сторону России, приглашающим её «поговорить».

Четвертое: делает ли отказ Турции по введению санкций против России Турцию более «ценной и важной» в российских глазах? В плане того, что Турция сейчас становится для России одним из важнейших окон во внешний мир? И насколько эта «ценность и важность» может быть конвертирована в реальные преимущества в той же Сирии? При условии, если «должным образом» донести свою позицию до российской стороны.

Итак, обратимся в публикации Фонда SETAV под заголовком: «Вероятное влияние российско-украинской войны на Сирию». Материал опубликован 18 апреля с. г. Его авторами стали эксперты Фонда Джан Аджун и Кутлухан Гёрюджю.

Выборочно цитируем материал, начиная с его вводной части:

«Вторжение в Украину, которое с большими претензиями начал президент России Владимир Путин, воспользовавшись слабостью западного мира, идет к полному поражению. Стратегия построения пророссийской власти путем захвата Киева в короткие сроки и свержения Зеленского «молниеносной операцией» Генштаба России провалилась.

Таким образом, процесс, начавшийся как «специальная военная операция» в первые дни, превратился в большую и всеобъемлющую войну по таким причинам, как неспособность российской армии обеспечить господство в воздухе над Украиной, ее неспособность установить линии снабжения, проблемы с командованием и управлением в операциях бронетанковых подразделений и отсутствие моральной мотивации солдат. Сочетание многих факторов, таких как сопротивление украинской армии, асимметричная война на истощение, активное использование (БПЛА) Bayraktar TB2 и военная поддержка западных стран, привели к поражению российской армии на всех фронтах.

В то время как военная ситуация на местах, жесткие экономические санкции, введенные западными странами, и глобальная политическая изоляция поставили Россию в большой тупик, Путин сталкивается с вариантами смириться с поражением на поле боя, минимизировать ущерб и достичь политического соглашения. с другой стороны, продолжая эту бессмысленную войну на истощение.

Однако легкий и почетный выход из этой авантюры, начавшейся с крупных просчетов, для России не представляется возможным. Неизбежно, что попытка России вторгнуться в суверенную страну по неприемлемым для всего мира причинам будет иметь военные, экономические и политические последствия.

Хотя эти результаты будут различаться в зависимости от того, как долго Россия будет настаивать на оккупации, это может создать новую геополитическую плоскость в регионе. В этом контексте, Сирия станет одним из регионов, где возможные последствия новой геополитической плоскости будут наиболее заметны в регионах, где Россия является важным игроком.

Последствия попытки российского вторжения в Украину для Сирии можно разделить на три группы: военные, политические и экономические. Неизбежно, что баланс сил в военном отношении будет формироваться против России и ее союзников. В политическом плане, усилия режима Башара Асада по обретению международной легитимности превратятся в пустую мечту, а давление на режим в экономическом плане будет усиливаться день ото дня.

Укрепились позиции Турции и законной оппозиции, с которой она действует в Сирии. В уравнении, где война на Украине затягивается, а интерес России к Сирии снижается, можно прогнозировать, что указанные эффекты будут усиливаться, и что Иран попытается заполнить пробел с Россией, с которой он конкурирует. Это означает, что Израиль и страны Персидского залива больше вовлечены в сирийское уравнение. Поэтому в новой геополитической плоскости, созданной украинской оккупацией, есть важные возможности для Турции с точки зрения сирийской политики».

Итак, уже во введении к турецкому материалу мы видим главную исходную точку: Россия, на взгляд турецких авторов, потерпела поражение на Украине. При этом, поражение, разумеется, не заключается в том, что Россия проиграла на поле боя. Поражение заключается в том, что Россия не смогла провести «молниеносную» специальную операцию вопреки тому, что было изначально не просто запланировано, но и продекларировано. Заметим, что в случае быстрой военной операции, по сценарию Грузии в 2008 году и Крыма в 2014 году у России был шанс на то, чтобы минимизировать для себя ущерб в плане санкций и приступить к формированию нового расклада сил. Сейчас же, как можно понять идею турецких авторов, России никто не даст «легко и с почетом» выйти из Украины, подписав мирное соглашение. Россию будут её «западные партнёры», одновременно, душить санкциями и принуждать к продолжению войны на истощение.

52.19MB | MySQL:103 | 0,650sec