Оценки американских экспертов причин и последствий обострения отношений между Марокко и Алжиром

Как полагают американские эксперты, холодная война между Марокко и Алжиром будет углубляться по мере того, как Рабат получит международную поддержку своих территориальных претензий в спорном регионе Западной Сахары. Продолжающийся конфликт нанесет еще больший ущерб экономике Марокко, политически изолирует Алжир и рискует вызвать ожесточенные, но в основном низкоуровневые конфронтации вблизи границы двух североафриканских стран. Напомним предысторию. Новым импульсом роста напряженности стало18 марта, когда  Испания изменила свою позицию по территориальному спору между Марокко и Алжиром в Западной Сахаре, заявив, что поддерживает марокканский план автономии 2006 года, который, как утверждают в Рабате, предоставит автономию коренному сахарскому народу, но под марокканским суверенитетом.  Марокканский королевский дворец тогда опубликовал пресс-релиз с сообщением премьер-министра Испании Педро Санчеса, в котором говорилось, что план Марокко по автономии спорной территории представляет собой «самую серьезную, реалистичную и надежную основу для урегулирования спора», что вызвало ярость в Алжире. Будучи в прошлом участником конфликта в Западной Сахаре в 1970-х годах и экономическим партнером Марокко и Алжира, Испания является принципиальным игроком в этом давнем территориальном споре.   Вопрос о бывшей испанской колонии, классифицированной Организацией Объединенных Наций как «несамоуправляющаяся территория», является источником многолетнего конфликта между Марокко и движением за независимость Западной Сахары, Фронтом ПОЛИСАРИО. При поддержке Алжира Фронт ПОЛИСАРИО в августе 2021 года разорвал все  отношения с Рабатом. «Мы все знаем, почему Мадрид кланяется Рабату. Марокко разыграло свою любимую карту: использование мигрантов в качестве рычага давления.  Этот шаг уходит корнями в дипломатический кризис весны 2021 года», — подчеркнули  источники в Министерстве иностранных дел Алжира.   Имеется в виду кризис апреля прошлого года, когда Рабат и Мадрид провели серию напряженных обменов мнениями о госпитализации в Испании, связанной с заболеванием коронавирусом Брахима Гали, лидера Фронта ПОЛИСАРИО. Затем, в мае, внезапный приток около 8000 просителей убежища достиг Сеуты, испанского анклава в Марокко. Несмотря на то, что несколько свидетелей заявили, что они смогли перейти границу при прямой поддержке марокканских силовиков, этот  эпизод был позиционирован Рабатом как «миграционный кризис».  После Франции в Испании живет больше всего марокканцев — около 800 000. В январе этого года король Испании Фелипе VI заявил, что хочет пересмотреть отношения Испании с Марокко на «более прочных и прочных основаниях». Рабат регулярно ссылался на статус Сеуты и Мелильи, единственных сухопутных границ Европейского союза в Африке, которые находились под испанским суверенитетом с 16 и 17 веков, как на яблоко раздора — в частности, чтобы лишний раз продемонстрировать свое недовольство позицией Мадрида по Западной Сахаре. До недавнего времени позиция Испании заключалась в уважении резолюций Совета Безопасности ООН, которые считают Западную Сахару «несамоуправляющейся территорией», призывая к референдуму о независимости. «Удивленный таким резким разворотом», Алжир объявил, что отзывает своего посла в Мадриде. Со своей стороны, правительство Испании заверило, что ранее проинформировало правительство Алжира о своей позиции. «Для Испании Алжир является стратегическим приоритетом и надежным партнером, с которым мы намерены поддерживать привилегированные отношения», — заявил источник в испанском правительстве. Но алжирский источник, близкий к этому вопросу, опроверг эту версию событий алжирскому новостному сайту TSA: «Алжирские власти ни на каком этапе и ни на каком уровне не были проинформированы об этой отвратительной сделке, подписанной с марокканской оккупационной державой за счет сахарского народа». В этой связи американские эксперты полагают, что этот шаг Мадрида может привести к тому, что все больше европейских стран изменят свою дипломатическую позицию по Западной Сахаре. Последние по времени  обострения экономических, политических отношений и проблем безопасности между Марокко и Алжиром также указывают на то, что обе страны готовы позволить своему соперничеству сохраниться в условиях нынешнего непростого статус-кво. Заявление Испании последовало за шагом Соединенных Штатов признать «полный суверените» Марокко над Западной Сахарой в декабре 2020 года. Растущая международная поддержка территориальных претензий Марокко придает политическую легитимность контролю Рабата над Западной Сахарой, что может помочь Марокко убедить больше иностранных компаний инвестировать в эту территорию. И дело в данном случае не в количестве беженцев (алжирцев в Европе не меньше):   решение Испании в пользу предложения марокканской автономии совпадает с подтверждением 8 марта заместителем госсекретаря США Венди Шерман поддержки США того же плана, классифицируя его как «серьезный, заслуживающий доверия и реалистичный».

Как Алжир ответит? Власти, например, могут оказать давление, угрожая поставками газа. Но это маловероятно, по мнению нескольких испанских аналитиков, поскольку понесенные финансовые потери будут слишком велики. По данным испанской ежедневной газеты El Mundo, правительство Испании также надеется, что объемы импорта, закупленные у Алжира с начала боевых действий  на Украине, «успокоят» его. В 2020 году Испания была его главным импортером, место, занятое в 2021 году США. После разрыва дипломатических отношений с Рабатом Алжир приостановил поставки газа в Испанию через газопровод Магриб-Европа (GME), который проходит через Марокко. В сентябре министр иностранных дел Испании Хосе Мануэль Альбарес Буэно посетил Алжир, чтобы выразить озабоченность своего правительства. В то время высокопоставленный испанский дипломат указал, что получил «гарантии» от алжирских властей о поставках газа по другому прямому трубопроводу — Medgaz. Согласно марокканскому новостному сайту Le Desk, новая позиция была «частично плодом переговоров, в которых Марокко поставило условие для реверсного перезапуска GME», что позволило Марокко теоретически импортировать газ из Испании. Испания рассматривала возможность поставки природного газа в Марокко по трубопроводу, который когда-то использовался для отправки алжирского газа в Испанию через Марокко. Но Министерство энергетики Алжира отвергло эту идею, предупредив 27 апреля, что поставка любого алжирского газа в Марокко будет рассматриваться как нарушение контракта со стороны Мадрида.

В этой связи американские эксперты полагают, что усиление напряженности в отношениях с Алжиром из-за Западной Сахары и перебои с поставками алжирского газа рискует еще больше дестабилизировать пострадавшую от засухи и зависящую от импорта экономику Марокко. После блокировки  поставок газа в октябре прошлого года  Рабат в целом безуспешно пытается найти новых поставщиков сжиженного природного газа (СПГ), а также новые способы укрепления своих импортных мощностей по сжижению газа, чтобы избежать сбоев в работе своей внутренней электросети. Рост мировых цен на энергоносители на фоне продолжающейся российско-украинского конфликта только усугубил последствия прекращения Алжиром поставок газа в Марокко, которое также сталкивается с продолжающейся региональной засухой, которая, как ожидается, сократит сельскохозяйственное производство страны на 17,3% в этом году. Марокко надеется, что его контроль над Западной Сахарой в конечном итоге предоставит ему доступ к прибыльным природным ресурсам территории, которые включают фосфаты, запасы морского рыболовства и потенциальные запасы энергоносителей. Однако потребуются годы, чтобы привлечь инвестиции и реализовать проекты, необходимые для использования этих ресурсов. В то же время усиление напряженности в Западной Сахаре предвещает дальнейшие сбои в будущем доступе Рабата к алжирскому природному газу, а также усиление общей экономической нестабильности в Марокко, которое импортирует 90% энергоносителей и генерирует растущую долю своей электроэнергии за счет природного газа. Около 10% электроэнергии Марокко в 2021 году было обеспечено алжирским газом. Согласно последнему повремени прогнозу Всемирного банка, экономический рост Марокко, как ожидается, замедлится до 1,1% в 2022 году с 7,4% в 2021 году. Хронические проблемы с рабочей силой в стране, а именно хроническая безработица и неполная занятость, также могут ухудшиться по мере сокращения экономики.

Алжир, тем временем, рискует стать более политически изолированным, поскольку его продолжающаяся оппозиция марокканскому контролю над Западной Сахарой, а также его тесные связи с Россией ставят его во все большее противоречие с международным сообществом. Усилия поддерживаемого Алжиром Фронта ПОЛИСАРИО не смогли удержать Марокко от развертывания большего количества войск в Западной Сахаре и увеличения его общего политического и экономического влияния на территории в последние годы. Это — в сочетании с ростом глобальной поддержки экономических инвестиций Рабата и потенциальных целей аннексии в Западной Сахаре — вынуждает Алжир пересмотреть вопрос о том, следует ли продолжать предоставлять Фронту ПОЛИСАРИО военную и политическую поддержку. На фоне войны на Украине тесные политические, экономические и военные отношения Алжира с Россией также рискуют стать предметом более пристального международного внимания. Если украинский кризис приведет к дополнительным санкциям в отношении России, которые затруднят коммерческие связи Алжира с Москвой, это еще больше ограничит степень, в которой Россия может поддержать усилия Алжира в холодной войне против Марокко в Западной Сахаре. Алжир ограничен в выборе  рычагов, которые  он может использовать против любых европейских стран, которые тесно сотрудничают с Марокко, учитывая, что Европа также является импортером  алжирского природного газа. Но это не совсем так. США по-прежнему ставят деньги впереди менталитета и психологии. Но уже есть сообщения о том, что алжирская государственная энергетическая копания Sonatrach рассматривает возможность корректировки цен на поставки природного газа в Испанию в ответ на изменившуюся позицию Мадрида по спору о Западной Сахаре.  Алжир также подписал соглашение о расширении экспорта газа в Италию в апреле, тем самым старясь диверсифицировать импортеров. Но самое главное – выбирать европейцам не приходится на фоне кризиса на Украине и попыток отказаться от российского газа. В данном случае Алжир вполне может диктовать свои условия игры, в том числе и в рамках того, что касается сотрудничества с Москвой.   Россия является основным поставщиком вооружения и военной техники в Алжир и его важным политическим союзником  с момента обретения им независимости от Франции. Но с другой стороны в октябре Россия воздержалась от голосования по резолюции, чтобы снова отложить проведение референдума о независимости Западной Сахары при посредничестве ООН. Марокко смогло воспользоваться продолжающимся продлением этого долгожданного референдума, чтобы взять на себя более фактический контроль над территорией. При этом конечно ни о каком прекращении алжирской поддержки Фронта ПОЛИСАРИО, на что так надеются американцы, речи не идет. Как и о прекращении ВТС Алжира с Москвой. И сделать с этим в нынешней газовой конъюнктуре Брюссель и Вашингтон ничего не сможет.

Американские эксперты указывают, что хотя прямой военный конфликт между Алжиром и Марокко остается маловероятным, нынешняя ситуация  еще больше затруднит деэскалацию напряженности между двумя странами, предвещая новые инциденты насилия на низком уровне в Западной Сахаре вторичные риски для региональной безопасности. Марокко и Алжир накопили два крупнейших военных арсенала Африки за последние два десятилетия, движимые их давним соперничеством и спором о Западной Сахаре. Это наращивание вооружений вызвало обеспокоенность по поводу возможности новой большой войны между двумя североафриканскими странами, которые воевали друг против друга в 1963 году во время так называемой Песчаной войны, а затем в 1976 году после того, как Испания уступила контроль над Западной Сахарой. Но, несмотря на последний по времени всплеск напряженности, Алжир и Марокко по-прежнему будут стремиться избежать крупного военного конфликта в Западной Сахаре, учитывая большие политические, социальные и экономические издержки, которые повлечет за собой ведение такой войны. Но опосредованный конфликт между поддерживаемыми Алжиром Фронтом ПОЛИСАРИО и марокканскими вооруженными силами, вероятно, будет продолжать  и неуклонно усиливаться, поскольку нынешняя обстановка высокой напряженности увеличит риск небольших инцидентов и потенциальных просчетов, вызывающих эскалацию по принципу «око за око». Фактические боевые действия, вероятно, останутся локализованными  в Западной Сахаре, ограничивая потенциал сопутствующего ущерба. Однако продолжающееся насилие в регионе может в конечном итоге помешать усилиям Марокко по увеличению иностранных инвестиций в Западную Сахару, вызвав озабоченность по поводу долгосрочной стабильности территории и будущей безопасности любых новых коммерческих предприятий.  Фронт ПОЛИСАРИО в состоянии расширить свои атаки, что может отвлечь как марокканские, так и алжирские силы от борьбы с растущей активностью джихадистов в сахельском регионе Африки к югу от Сахары. Алжир не принял прямых ответных мер против предполагаемых марокканских ударов беспилотников  в ноябре и апреле, в результате которых погибли три алжирских водителя грузовиков и трое алжирских граждан получили ранения соответственно, что указывает на высокий порог Алжира для серьезной военной эскалации. Однако эти события  подтолкнул Фронт ПОЛИСАРИО к проведению новых нападений при поддержки алжирцев  на марокканские силы в пограничных районах Западной Сахары.

52.73MB | MySQL:103 | 0,513sec