О разногласиях между законодателями и администрацией президента США по переговорам по иранской ядерной программе и ситуации в нефтной отрасли Ирана

4 мая Сенат США принял необязательное предложение, запрещающее администрации Байдена удалять иностранное террористическое обозначение Корпуса стражей исламской революции (КСИР) в рамках возрожденной ядерной сделки. Сенат проголосовал 62-33 за предложение, представленное сенатором-республиканцем Джеймсом Ланкфордом, которое также включало формулировку, призывающую к любому ядерному соглашению для решения деятельности Тегерана в регионе и торговли санкционной иранской нефтью с Китаем. Предложение получило поддержку лидера демократического большинства Чака Шумера и сенаторов Бена Кардина и Джо Манчина, все трое из которых выступали против сделки 2015 года с Ираном. Крис Кунс, ключевой союзник президента Дж.Байдена, которого называют «теневым госсекретарем», также проголосовал «за». Хотя это предложение не является обязательным, оно усложнит попытки возродить сделку 2015 года. Администрация Байдена уже сталкивается с жесткой критикой со стороны республиканцев по поводу переговоров, и в последнее время небольшое, но растущее число демократов выразили свое несогласие с текущими переговорами. В заявлении, опубликованном после голосования в среду, Кунс сказал, что он продолжает поддерживать усилия Байдена по возрождению сделки, но сказал, что проголосовал за это предложение «для того, чтобы побудить переговоры администрации Байдена добиваться самой сильной возможной сделки, которая касается ядерной программы Ирана и многих других вредоносных действий».       Такая логика не совсем понятна, поскольку тема квалификации КСИР как террористической организации на сегодня являются главным препятствием на пути реанимации СВПД. И есть все основания полгать, что Тегеран в данном случае своей позиции не изменит: это вопрос иранского менталитета и престижа Также 5 мая 86 сенаторов проголосовали за предложение, выдвинутое сенатором-республиканцем Тедом Крузом, утверждающим, что санкции, связанные с терроризмом, в отношении Центрального банка Ирана и КСИР, необходимы для ограничения сотрудничества между Китаем и Ираном. Оба предложения  были частью законодательных переговоров по законопроекту, направленному на борьбу с конкуренцией с Китаем в полупроводниковой промышленности. Законодатели США, выступающие против ядерной сделки, уже давно подчеркивают тесные связи Тегерана с Пекином. Ранее в этом году сенатор-демократ Роберт Менендес, который возглавляет влиятельный Комитет по международным отношениям Сената и является ярым противником ядерных переговоров, призвал администрацию Байдена усилить применение санкций в отношении продажи иранской нефти Китаю.

На прошлой неделе, выступая на Капитолийском холме, госсекретарь США Энтони Блинкен защитил усилия администрации по возрождению сделки, заявив, что кампания максимального давления администрации Трампа потерпела неудачу и что ядерная программа Ирана «скачет вперед» с тех пор, как США вышли из соглашения. Но это слова, а вот ситуация в переговорном процессе на фоне жесткого давления на Белый дом внутри самих США минимизируют надежды на возрождение соглашения. Хотя ни одна из сторон официально не объявила о выходе из переговоров примечательно, что представитель Госдепартамента Нед Прайс заявил 5 мая, что США теперь готовятся в равной степени к сценарию со сделкой и без сделки, назвав возвращение к взаимному соблюдению «очень неопределенным предложением». Если говорить проще, то Вашингтон на фоне украинских событий вывел СВПД из зоны своего приоритетного внимания.  При этом Тегеран также не готов «поступиться принципами», особенно с учетом того, что Иран пользуется сложившейся политической конъюнктурой и старается демпинговать на рынке углеводородов и топлива. Правда, не с неоднозначным результатом.

В последние недели иранские власти заявляют, что в стране наблюдается увеличение доходов от экспорта нефти и газа, несмотря на санкции США. При этом Иран продает бензин по сильно сниженной ставке, чтобы помочь увеличить свои доходы от нефтехимического экспорта, что собственно и является одной из главных причин  роста доходов. Данные таможенной администрации Ирана показывают, что в прошлом году [в среднем] Иран экспортировал каждый литр бензина за 0,38 доллара. Согласно сообщениям ОПЕК, средняя цена одного литра иранской сырой нефти за тот же период составила около 0,49 долларов. То есть, Иран продает бензин дешевле сырой нефти и формально скоро производственные затраты превысят доход от прибыл от продажи. По крайней мере, так утверждает Парламентская  комиссия ИРИ по энергетике. Экспорт нефти из Ирана, который находится на четвертом месте в мире по запасам сырой нефти, упал с пика в 2,8 млн баррелей в день в 2018 году до 200 000 баррелей в сутки после выхода США из ядерной сделки и введения санкций. Хотя Иран не разглашает точные цифры продаж нефти, анонимный иранский нефтяной чиновник дал понять, что в настоящее время эта цифра составляет около 1,5 млн баррелей в сутки, причем большинство из них идет в Китай с большой скидкой, размер которой иранские власти отказались раскрывать. Мировые цены на нефть остаются высокими, а нефть марки Brent достигла 139 долларов за баррель в марте, самого высокого уровня с 2008 года, после того, как военная   операция  России на Украине усугубила проблемы с поставками. В этой связи, несмотря на то, что согласно официальным заявления иранского руководства конечной целью Тегерана по-прежнему является возрождение ядерной сделки и снятие санкций, некоторые иранские официальные лица уже очень прозрачно намекают на то, что растущие цены на нефть открыли окно возможностей для Ирана, увеличив доходы и дав иранской экономике месяцы передышки. «Если переговоры провалятся, это не будет концом света», — сказал иранский чиновник, который говорил с Reuters на условиях анонимности, добавив, что тот факт, что экономика Ирана теперь не так сильно зависит от возрождения сделки, обеспечит сильные рычаги для ее переговорщиков, если или когда переговоры возобновятся. Оптимизма иранцам добавляет и факт того, что Ирак вскоре начнет выплачивать свой долг Тегерану, оцениваемый примерно в  10 млрд долларов, который был заблокирован из-за санкций в отношении банковской системы Ирана. По словам главы ирано-иракской совместной торговой палаты Яхьи аль-э Ишага, иракское правительство задолжало миллиарды долларов как иранским частным, так и государственным компаниям. «В ближайшие дни начнется нормальный процесс оплаты требований Ирана на основе соглашений между двумя странами», — цитирует ИРНА 30 апреля аль-э Ишага. «Ирак задолжал государственному сектору  1 млрд долларов, и с помощью решений, предложенных Центральным банком Ирана, этот долг будет выплачен в ближайшее время», — сказал он, не уточнив, будут ли эти деньги переведены Ирану или Багдад будет экспортировать товары своему соседу. Кроме того, иракское правительство задолжало иранским частным компаниям 9 млрд долларов. Напомним, что Иран является ведущим поставщиком газа и электроэнергии в Ираке, но не может получить деньги за свой экспорт из-за международных санкций, введенных Западом с 2012 года, которые отрезали иранским банкам доступ к международной системе денежных переводов. Это не совсем так: деньги за свое электричество иранцы получают, поскольку  США вывели эти поставки из-под санкций.  Тегеран призвал США отменить некоторые санкции в отношении Ирана, чтобы показать свою добрую волю к возрождению международного ядерного соглашения. «Несколько раз мы говорили американцам, что они должны выдвинуть один или два практических пункта до любого соглашения, например, выпустив некоторые активы Ирана, удерживаемые в иностранных банках», — заявил в прошлом месяце министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир-Абдоллахиан. В апреле официальные лица в Тегеране заявили, что заблокированные деньги Ирана в Южной Корее будут освобождены на основе двусторонних соглашений; однако до сих пор Сеул не перечислил Ирану никаких денег или не поставил никаких товаров. По другим данным, иранцы получили 700 млн долларов через счета в банках Ирака, что стало фактическим выкупом за освобождение иранцами одной британки и трех американцев иранского происхождения. При этом стороны договорились не афишировать «коммерческую» подоплеку  этой сделки.

52.13MB | MySQL:103 | 0,462sec