О внешней политике Турции в условиях спецоперации России на Украине. Часть 50

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР, однако, по факту прошедших двух месяцев, переросла в полноценную войну на Украине между Россией и коллективным Западом.

Это противостояние стало фактором, чье влияние на внешнюю политику буквально всех основных международных игроков сложно переоценить. Включая и Турцию, которая стремится не только извлечь из этого противостояния для себя дивиденды, но и выйти из конфликта значительно политически и экономически окрепшей. Можно заметить, что Турция внесла целый ряд коррективов в свою внешнюю политику, причем буквально по всем направлениям. Продолжаем с этим разбираться.

При этом переименовываем цикл наших статей с «О турецкой реакции на операцию РФ на Украине» в «О внешней политике Турции в условиях спецоперации на Украине». При этом нумерацию статей нашего цикла сохраняем, с точки зрения сохранения хронологичности излагаемого нами материала.

Предыдущая Часть 49 нашего цикла доступна на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=85535.

Напомним, что в предыдущей части цикла мы рассматривали анализ, подготовленный ведущим мозговым центром Турции, Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) на тему возможного вступления Финляндии и Швеции в Североатлантический альянс и обсудили некоторые аспекты, связанные с возможностью России повлиять на ситуацию через свой особый диалог с Турцией. Как мы отметили, России будет крайне сложно сформулировать такое уникальное торговое предложение к Турции, которое бы обеспечило долгосрочное устойчивое решение вопроса невступления Финляндии и Швеции в НАТО. Разумеется, аналогичные рассуждения могут быть применены и к Венгрии. В том смысле, что ставки в вопросе – слишком высоки и следует ожидать, что США будут использовать все имеющиеся у них рычаги воздействия как на Турцию, так и на Венгрию.

В случае Турции, будет включен механизм стратегического диалога, по линии которого турецкой стороне могут быть предоставлены определенные послабления.

В этом смысле, обращают на себя внимание очередные заявления государственного секретаря США Энтони Блинкена, которые приводит известное турецкое издание Daily Sabah.

В частности, как пишет издание, высокопоставленный дипломат из США заявил, что иностранные военные продажи ключевым партнерам Вашингтона, таким как Турция и Индия, должны быть ускорены, а бюрократические препоны устранены.

На вопрос во время выступления в Конгрессе, что может сделать администрация Байдена, «чтобы преодолеть бюрократическую волокиту, чтобы помочь нашей работе с нашими союзниками, такими как Турция и Индия», госсекретарь Энтони Блинкен признал, что процессы необходимо ускорить как в исполнительной власти, так и в уровне Конгресса.

«Я думаю, что мы можем и должны добиться большего успеха в продажах, особенно в скорости, с которой мы можем что-то делать, анализировать. Я думаю, что это на нас в исполнительной власти. Это также и в Конгрессе», — сказал он Комитету по ассигнованиям Палаты представителей.

Как отмечает турецкое издание, продажа американского оружия Турции, союзнику НАТО, стала проблематичной после того, как Анкара приобрела противоракетные комплексы российского производства (речь о системах С-400 – прим.), что вызвало санкции США, а также исключение Турции из программы истребителей F-35.

«Ряд стран, как я сказал ранее, переосмысливают свои отношения, в том числе с Россией, в том числе страны, у которых с Россией давние оборонные отношения. Если мы в состоянии быть для них партнером таким образом, каким мы, возможно, не могли быть несколько десятилетий назад, я думаю, это то, что нам нужно сделать», — сказал он. И далее: «Конечно, если мы этого не сделаем, мы знаем, кто, скорее всего, сделает это вместо нас».

Как отмечает издание Daily Sabah, комментарии прозвучали на фоне продолжающихся двусторонних переговоров между Вашингтоном и Анкарой о продаже около 40 истребителей F-16 и 80 комплектов для модернизации существующего парка. Турецкое правительство сделало запрос в октябре 2021 года, и министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу ранее в апреле заявил, что переговоры «продвигаются позитивно».

На самом деле, заметим одну немаловажную вещь: похоже, что США полагают, что у них есть некий «запас прочности» в отношениях с Турцией, который позволяет им, не особо напрягаясь, решать свои основные политические задачи. Это вывод просматривается на фоне упомянутой выше дискуссии по поводу поставок Турции самолетов F-16 и комплектов модернизации существующего авиационного парка – это явно минималистичный подход по отношению к Турции, который не затрагивает её существующие проблемы. Но, повторимся, США в отношениях с Турцией, похоже (оправданно или нет) чувствуют себя достаточно уверенно, чтобы не обсуждать такие вопросы как возвращение в программу F-35 или же отказ от поддержки сирийских курдов.

В то же самое время, Турция продолжает активную региональную политику, стремясь к нормализации отношений с такими странами, как КСА, ОАЭ и Израиль.

В частности, в рамках этой политики, в период c 28 по 30 апреля с. г., состоялся знаковый визит президента Р.Т. Эрдогана в Саудовскую Аравию.

Надо отметить, что отношения между двумя странами в последнее десятилетие складывались откровенно непросто, начиная с событий так называемой «арабской весны» (с 2010 г.) и продолжая шумным делом по убийству оппозиционного саудовского журналиста Джамаля Хашогги в 2018 году в генеральном консульстве КСА в Стамбуле.

Обратимся к тем заявлениям, которые сделал турецкий президент накануне своего визита в КСА, что можно считать достаточно знаковой поездкой. Цитируем материал, опубликованный в связи с указанной поездкой на сайте Управления по связям с общественностью при Администрации президента Турции (перевод на русский язык и выделение текста жирным шрифтом – неофициальные, авторские – прим.). В этом материале отражена точка зрения турецкого лидера на широкий круг вопросов внешней и внутренней политики страны.

«Президент Реджеп Тайип Эрдоган на пресс-конференции, которую он провел в Государственном гостевом доме аэропорта имени Ататюрка перед отлетом в Саудовскую Аравию, куда он посетит с официальным визитом 28-29 апреля по приглашению короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдель Азиза Аль Сауда, сказал: «По случаю моего визита, мы рассмотрим отношения Турции и Саудовской Аравии во всех аспектах».

Подчеркнув, что Рамадан — это не только месяц поста, но и месяц обновления и укрепления уз солидарности, дружбы и братства, президент Эрдоган сказал: «С этим пониманием мы, как Турция, искренне стремимся обеспечить мир в нашем регионе, решать проблемы посредством диалога и дипломатии и прекращать конфликты».

Выразив, что его визит является проявлением общей воли начать новую эру сотрудничества двух братских стран с историческими, культурными и гуманитарными узами, президент Эрдоган продолжил:

«Около 40 000 наших граждан живут в Саудовской Аравии и вносят свой вклад в экономику Саудовской Аравии через созданные ими предприятия. Мы осуществляем данный визит по приглашению Хранителя двух святынь. И продемонстрируем наше желание начала нового периода, который будет сопровождаться наращиванием отношений во всех областях, существующих между нами, включая политические, экономические и культурные отношения. Конечно, Саудовская Аравия имеет особое положение для Турции в плане торговли, инвестиций и масштабных проектов, которые наши подрядчики успешно осуществляют на протяжении многих лет. Сумма проектов, реализованных нашими подрядчиками в Саудовской Аравии за последние 20 лет, достигла 24 миллиардов долларов. Взаимодополняющий характер наших экономик, является одним из факторов, привлекающих саудовских инвесторов в динамичную инвестиционную среду Турции. Я особенно рад, что хадж и умра возобновятся в этом году. Для нашей страны, на этот год, будет квота 37 770 человек. Мы не говорим о такой цифре по умре. Наше Управление по делам религии продолжает необходимые работы в тесном сотрудничестве с властями Саудовской Аравии».

Выразив, что они рассмотрят все аспекты турецко-саудовских отношений по случаю его визита, президент Эрдоган сказал: «Я считаю и вижу, что в наших общих интересах расширять наше сотрудничество с Саудовской Аравией в таких областях, как здравоохранение, энергетика, продовольственная безопасность, сельскохозяйственные технологий, оборонная промышленность и финансы. Особенно, мы видим, что у нас есть серьезный потенциал в области экологически чистых энергетических технологий. Иншаллах, мы обсудим эти вопросы и подробно оценим их. Развитие региональной и международной ситуации также будут в нашей повестке дня. При каждом удобном случае, мы выражаем то, что мы придаем такое же большое значение стабильности и безопасности наших братьев в регионе Персидского залива, как и нашей собственной стабильности и безопасности. В этот период, когда угрозы становятся все более и более сложными, диалог и сотрудничество имеют важное значение для безопасности и стабильности всего нашего района».

Выразив, в этой связи, что он еще раз осудил беспилотные и ракетные атаки, направленные против Саудовской Аравии, президент Эрдоган заявил:

«При каждой возможности подчеркиваю, что мы против всех форм терроризма, и особенно то значение, которое мы придаем сотрудничеству в борьбе с терроризмом со странами нашего региона.

Надеюсь, что мой визит поможет нам еще больше укрепить наши отношения, основанные на взаимном доверии и уважении. Мы обсудим эти вопросы как с Хранителем двух святынь, так и наследным принцем. Я верю, что совместными усилиями мы выведем наши отношения за пределы того, что они были в прошлом. Это путешествие в благословенный месяц Рамадан, когда милость нашего Господа, прощение и сострадание окружают наши сердца, откроет двери новой эры с нашим другом и братом Саудовской Аравией. Я хочу, чтобы это было полезно для региона Персидского залива и исламского мира».

На вопрос журналиста, касательно переговорного процесса между Россией и Украиной, «Мир в регионе близок?», президент Эрдоган подчеркнул, что они надеются, что мир в регионе близок.

Напомнив, что в Турции побывал генеральный секретарь Организации Объединенных Наций (ООН) Антониу Гутерриш, президент Эрдоган сказал:

«После встречи с нами он уехал в Москву, и его встреча с господином Путиным и его переговоры с Лавровым также были положительными. Господин Гутерриш снова позвонил мне после встречи и сообщил, что переговоры прошли положительно. выразил те же взгляды, а также высказал мнение, что такое участие Организации Объединенных Наций положительно сказывается на будущем».

С другой стороны, известна причина звонка г-на Путина — задержание россиянами гражданина Америки и, аналогичным образом, задержание гражданина Америки в Москве. И что касается обмена их друг на друга, мы вмешались. В результате участия нашей Национальной разведывательной организации этот обмен произошел в Анкаре.

За это господин Путин нас тоже поблагодарил. И сказал: «Мы верим и доверяем тем шагам, которые вы предприняли в этих вопросах, и этот последний шаг был для нас очень, очень позитивным событием, и поэтому я позвонил, чтобы поблагодарить вас». «С этого момента давайте снова будем поддерживать тесный контакт и завершим этот процесс позитивно», — сказал он (президент РФ В. Путину президенту Турции Р.Т. Эрдогану – прим.).

Отвечая на вопрос об оценке решения суда о лишении свободы Османа Кавалы в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), президент Эрдоган сказал следующее:

Подчеркнув, что этот вопрос не имеет никакого отношения к ЕСПЧ, так как Кавала был осужден, президент Эрдоган сказал: «ЕСПЧ возьмет это (то есть, примет к рассмотрению – И.С.), рассмотрит, но скажет, что он был осужден. Это дело уже уйдет из повестки дня. Его вердикт — пожизненное тюремное заключение с отягчающими обстоятельствами. Это решение, которое приняла турецкая судебная система и все должные его соблюдать, как местные, так и иностранцы. Я имею в виду, в других странах есть законы, а у нас нет? Этот закон начал работать прямо сейчас, и те, кто игнорирует государство и нападает на институты государства заплатит цену из-за координации событий Гези. Это — тот случай».

Со стороны журналиста прозвучал вопрос: «Вы говорили об обмене. Ваш дипломатический трафик продолжается. Вы встречались с президентом России Владимиром Путиным. Будет ли встреча (или переговоры – прим.) с президентом США Джо Байденом?». В ответ на этот вопрос он (президент Эрдоган – И.С.) ответил, что ранее он лично сказал Байдену все необходимое: «То есть, господин Путин звонит мне время от времени, я звоню ему время от времени. Если Байден тоже позвонит, конечно же, мы проведем встречу с Байденом. Мой министр иностранных дел проводит встречи с их министром иностранных дел. Все дело здесь в том, кто с кем и когда встретится. Здесь тоже Байден должен следить за этим процессом так же, как я звоню Путину, когда это уместно, и как г-н Путин звонит мне, когда это уместно»».

Как сообщает издание, президента Реджепа Тайипа Эрдогана в его поездке в КСА сопровождали: жена президента Эрдогана Эмине Эрдоган, министр внутренних дел Сулейман Сойлу, министр национальной обороны Хулуси Акар, министр юстиции Бекир Боздаг, министр здравоохранения Фахреттин Коджа, министр казначейства и финансов Нуреддин Небати, министр культуры и туризма Мехмет Нури Эрсой, министр торговли Мехмет Муш, заместитель председателя партии ПСР Бинали Йылдырым, глава Национальной разведывательной организации Хакан Фидан, директор по связям с общественностью в офисе президента Фахреттин Алтун, директор по административным вопросам президента Метин Киратли и личный секретарь президента Хасан Доган.

Принимая почетный караул у трапа, президент Эрдоган попрощался с вице-президентом Фуатом Октаем, губернатором Стамбула Али Ерликая и председателем партии ПСР в Стамбуле Османом Нури Кабактепе».

Итак, какие выводы можно сделать, исходя из тех заявлений, которые сделал президент Р.Т. Эрдоган? – Прежде всего, начнем с того, что Турция, похоже опять вернулась в русло повестки «ноль проблем с соседями», пытаясь перезапустить свои отношения с Саудовской Аравией, в частности. Заметим, как уважительно президент Р.Т.Эрдоган приветствует короля КСА и говорит о встрече с наследным принцем, которого ранее Турция провозгласила нерукопожатным из-за озвученного страной обвинения в том, что именно от отдал распоряжение о жестком убийстве оппозиционного саудовского журналиста Дж. Хашогги в генеральном Консульстве КСА в Стамбуле. При этом, ещё одно важное обстоятельство: президент Р.Т. Эрдоган говорит о своей приверженности делу борьбы с терроризмом и выказывает поддержку саудовской стороне в этом вопросе. Вопросы убийства Хашогги и «Братьев-мусульман» в выступлении перед визитом со стороны президента Р.Т.Эрдогана не озвучиваются. Однако, можно полагать, что Турция, в этом смысле, сделала определенные «настройки» своего внешнеполитического курса в русле понижения градуса напряженности с КСА.

62.42MB | MySQL:101 | 0,483sec