Американские эксперты о действиях правящей в Турции Партии справедливости и развития в ходе подготовки к выборам 2023 г.

Как полагают американские эксперты, высокая инфляция в Турции угрожает отстранить многолетнюю правящую Партию справедливости и развития (ПСР) от власти на президентских выборах в 2023 году, а это означает, что правительство будет испытывать искушение искать способы — такие как манипулирование избирательным процессом и попытка использовать международную повестку дня  — для того, чтобы склонить политические весы в свою пользу. 5 мая государственный Турецкий статистический институт сообщил, что годовая потребительская инфляция достигла 70%, что является самым высоким показателем с момента прихода ПСР к власти в 2002 году. Инфляция в Турции быстро выросла с 4 квартала 2021 года, когда она уже была на высоком уровне 36% в декабре 2021 года; сырьевые шоки, повышение заработной платы и проблемы с цепочками поставок продолжают ускорять рост цен. Чтобы успокоить общественный гнев по поводу скачка инфляции, правительство повысило минимальную заработную плату на 50% в декабре 2021 года.  Центральный банк Турции обвинил в этом росте инфляции волатильность мировых цен на энергоносители и продовольствие из-за российской военной операции на Украине и проблем с цепочками поставок, связанных с пандемией коронавируса. Однако Центральный банк Турции не повышал процентные ставки для борьбы с инфляцией, как это делали многие другие центральные банки. Хотя руководитель Центрального банка Турции Сахап Кавчиоглу прогнозирует, что инфляция начнет снижаться в июне, различные показатели свидетельствуют о том, что этого не произойдет. Кавчиоглу, бывший депутат ПСР, сохранил процентные ставки на уровне 14%, но реальная процентная ставка сейчас отрицательна из-за увеличения годовой инфляции. Между тем, индекс цен производителей Турции (PPI) взлетел до 122% со 115%, что, как ожидается, приведет к росту цен для потребителей. Между тем, частный турецкий социологический  институт  MetroPoll предполагает, что оппозиционные политики, включая мэра Анкары Мансура Яваша, мэра Стамбула Экрема Имамоглу и главу Народно-республиканской партии (НРП) Кемаля Кылычдароглу, могут стать реальными кандидатами для победы над президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом на президентских выборах в июне 2023 года.

Хотя повышение процентной ставки может укротить инфляцию, оно не может компенсировать эрозию общественной поддержки Эрдогана и ПСР. Эрдоган уже давно опасается повышения процентных ставок, но иногда идет на такие шаги, в частности, чтобы помочь стабилизировать турецкую  лиру на фоне валютного кризиса 2018 года. Политическое давление, вызванное инфляцией, может убедить президента разрешить дальнейшее повышение ставок Центробанком, на который он оказывает значительное влияние. Но инфляция — это только одна из экономических проблем Турции. Высокие цены на энергоносители и продовольствие остаются вероятными сценариями во всем мире на фоне боевых действий на  Украине. Центральные банки, включая ФРС США, начали повышать процентные ставки, что означает рост стоимости заимствований для турецких компаний. Одновременно  растет и стоимость значительного корпоративного долга страны, большая часть которого номинирована в долларах. Но независимо от того, как Эрдоган будет действовать, уровень доверия турок к правительству ПСР может резко упасть, что особенно касается молодых избирателей, которые за свою сознательную жизнь просто не видели других руководителей, кроме Р,Т.Эрдогана.   Для таких избирателей даже восстановления экономики может быть недостаточно, чтобы убедить их поддержать ПСР. Существует раскол поколений в отношении восприятия избирателями управления экономикой правящей партией. Многие турки, родившиеся после 2000 года, не помнят более волатильную экономику 1990-х годов, когда инфляция была еще выше, а турецкая валюта глубоко нестабильна. Пожилые турки, однако, более охотно поддерживают ПСР в нынешние неспокойные времена, потому что они помнят, что правительства до ПСР имели худшие экономические показатели. Однако поддержки этой группы может быть уже недостаточно, чтобы гарантировать победу ПСР на предстоящих выборах по мере демографического роста числа молодых избирателей.

Учитывая экономическую слабость страны, политическая стратегия ПСР будет больше зависеть от манипулирования избирательной системой против оппозиции. ПСР уже снизила избирательный порог для вхождения в парламент до 7% с 10%, чтобы помочь гарантировать, что ее союзник, Партия  националистического движения (ПНД), все еще может попасть в парламент, несмотря на снижения уровня ее электоральной поддержки. Власти также могут запретить участие в выборах прокурдской Партии демократии народов (ПДН) через свой контроль над судебной системой  и тем самым ослабить оппозицию, а также использовать свое влияние на СМИ для создания неблагоприятных нарративов для популярных кандидатов в президенты, таких как Яваш, Имамоглу или Кылычдароглу, в преддверии выборов. ПСР уже пыталась манипулировать таким образом голосованием мэра Стамбула в 2019 году, снова проведя выборы после того, как ее кандидат проиграл, но НРП выиграла повторные выборы.

ПСР также будет использовать некоторые внешние кризисы, чтобы привлечь на свою сторону националистов. Турция продолжает военное участие в Ливии, Сирии, на Южном Кавказе и все чаще на Украине; Анкара может увеличить сейчас такое участие, чтобы продемонстрировать силу Турции националистам дома и продемонстрировать лидерские навыки Эрдогана. Турция, вероятно, не начнет новую широкомасштабную конфронтацию  за рубежом, но будет жестко реагировать, если кто-то будет угрожать ее интересам. Анкара также попытается убедить Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты восстановить экономические связи с Турцией с помощью личной дипломатии между лидерами этих стран и Эрдоганом, в том числе  через предложения продажи оружия, например, БПЛА Bayraktar TB2. Но таких усилий может быть недостаточно, чтобы помочь ПСР на выборах, и даже может иметь неприятные последствия для правящей партии, если углубление участия в конфликте за рубежом не будет развиваться в интересах Турции. ОАЭ формально предоставили валютные свопы для стабилизации турецкой лиры, но ни они, ни Саудовская Аравия не имеют финансового веса или интереса к полному спасению турецкой экономики.

52.59MB | MySQL:103 | 0,639sec