О состоянии и перспективах развития отношений Израиля с Китаем. Часть 1

Китайская Народная Республика и Израиль в целом поддерживают хорошие отношения. В январе две страны отметили 30-летие установления дипломатических контактов. По этому случаю в онлайн формате прошло пятое заседание Китайско-израильского совместного комитета по инновационному сотрудничеству (China-Israel Joint Committee on Innovation Cooperation, JCIC). Его провели заместитель председателя КНР Ван Цишань и министр иностранных дел и альтернативный премьер-министр Израиля Яир Лапид. В ходе этого мероприятия был подписан трехлетний план совместной работы и ряд двусторонних соглашений. Председатель, премьер-министр и министр иностранных дел Китая также провели переговоры со своими израильскими коллегами и обменялись приветствиями, «подчеркнув общее прошлое и теплые отношения между Израилем и Китаем», говорится в сообщении МИДа Израиля[i].

Согласно данным, опубликованным в апреле этого года Центральным статистическим бюро (CBS) Израиля, Китай в 2021 г. обогнал США в качестве крупнейшего поставщика израильского импорта. Несмотря на наличие позитивных трендов в развитии двусторонних отношений, время от времени происходят инциденты, явно нацеленные на то, чтобы развернуть их в ином направлении.

Так, накануне еврейского праздника Песах (в 2022 г. отмечался с 15 по 23 апреля) израильская радиостанция «Галей ЦАХАЛ» («Армейское радио») сообщила о том, что сотрудники Службы общей безопасности (ШАБАК) во время плановой проверки обнаружили подозрительный предмет в подарке от посольства Китая Министерству науки, технологий и космоса, возглавляемому Орит Фаркаш-Хакоэн. Некий предмет был найден внутри термокружки, которая была частью большой подарочной корзины. Появились сообщения о том, что это было устройство для прослушивания. Всем израильским министерствам было поручено усилить досмотр подарков от других посольств, особенно китайского, из-за опасений наличия в них подслушивающих устройств или камер.

Посольство КНР в Израиле сделало следующее заявление: «По случаю Песаха, следуя обычной дипломатической практике, посольство Китая в Израиле направило израильской стороне праздничные подарки в знак нашей дружбы. Однако 12 апреля посольство заметило, что некоторые израильские СМИ распространяют слухи о том, что термокружка в подарках «может» содержать «подозрительное устройство». Дело в том, что так называемое «подозрительное устройство» является геттером, который можно легко найти в подобных термокружках. Беспочвенные слухи имеют серьезные последствия, поскольку они направлены на то, чтобы вбить клин между Китаем и Израилем, запятнать имидж КНР и ввести общественность в серьезное заблуждение. В сообщениях СМИ говорится, что они ссылались на «источники» из соответствующего правительственного органа Израиля, но упомянутый орган ясно дал понять посольству, что не делал никаких заявлений для прессы по этому поводу. Мы просим соответствующие СМИ немедленно отозвать ложные сообщения, прекратить способствовать распространению слухов и принять реальные меры для устранения уже имеющихся негативных последствий. Если СМИ будут настаивать на распространении таких слухов, мы оставляем за собой право требовать привлечения к ответственности»[ii].

В ШАБАК признали, что подозрительный предмет, найденный в подарке, не был подслушивающим устройством.

В целом, за последние 30 лет китайско-израильские отношения переживали взлеты и падения. По мнению Галии Лави, специалиста и координатора Израильско-китайской программы в Институте исследований национальной безопасности (INSS), «сегодня обе стороны предпочитают оставить прошлое позади и сосредоточиться на возможном сотрудничестве и развивающихся экономических отношениях». В МИДе Израиля считают, что китайско-израильские отношения «характеризуются регулярным политическим диалогом, тесными торгово-экономическими отношениями и многоплановым сотрудничеством, связывающим два народа».

Посол Китая Цай Жунь в беседе с Г.Лави отметил, что «китайско-израильские отношения определяет здоровое и стабильное развитие, а сотрудничество в различных областях привело к плодотворным результатам». Он добавил, что взаимное политическое доверие возросло за последние 30 лет, и что «лидеры двух стран поддерживают тесные контакты», о чем свидетельствует межправительственный механизм JCIC. Посол Цай напомнил, что в 2017 г. страны объявили об Инновационном всеобъемлющем партнерстве, которое вывело их отношения на новый уровень.

Отношения между Израилем и Китаем сосредоточены на экономике, и торговые связи между двумя странами стали более тесными. Г.Лави приводит китайские данные, согласно которым товарооборот между двумя странами вырос с 50 млн долларов в 1992 г., когда отношения были впервые установлены, до 22,8 млрд долларов в 2021 г. Она обращает внимание на разницу в данных, представляемых двумя сторонами, и объясняет это различием в методах расчета. Так, по данным Центрального статистического бюро Израиля, торговля с Китаем в 1992 г. составляла 50 млн долларов, а в 2021 г. достигла 14,95 млрд долларов.

Согласно китайскому послу, его страна «стала крупнейшим торговым партнером Израиля в Азии и вторым в мире», туризм также выиграл от «прямых рейсов между Израилем и городами Пекин, Шанхай, Шэньчжэнь, Чэнду и Гонконг». Предприятия с обеих сторон «сотрудничали в таких знаковых проектах, как новый порт Хайфы, красная линия Тель-авивской легкорельсовой транспортной системы, Китайско-израильский инновационный парк в Чанчжоу и Китайско-израильский инновационный парк в Шанхае». Такие проекты «делают инновационное сотрудничество изюминкой и движущей силой двусторонних отношений». Две страны стремятся к подписанию в ближайшее время соглашения о свободной торговле.

Связи между Китаем и Израилем продолжали укрепляться даже во время пандемии короновируса. Несмотря на трудности проведения личных встреч, лидеры поддерживали контакты, и заседания Китайско-израильского комитета по инновациям проводились виртуально. Посол Цай тепло упомянул о поддержке Израилем Китая в его борьбе с вирусом и напомнил, как в знак солидарности здание муниципалитета Тель-Авива было освещено цветами китайского флага. Со своей стороны, китайцы «оказали Израилю помощь и содействие в закупке в Китае и транспортировке лекарств и вспомогательных средств».

Во время пандемии  торговля также развивалась. Согласно статистическим данным Китая, объем двусторонней торговли увеличился до 17,54 млрд долларов в 2020 г., что на 18,8% больше, чем в предыдущем году, и вырос еще на 30% до 22,8 млрд долларов в 2021 г.  По данным CBS, в 2020 г. объем торговли между Китаем и Израилем достиг 11,88 млрд долларов, увеличившись менее чем на 6% по сравнению с предыдущим годом; объем двусторонней торговли в 2021 г. вырос более чем на 25% до 14,95 млрд долларов.

Г.Лави отмечает, что, несмотря на все более тесные израильско-китайские отношения, на них бросает тень усиливающаяся конкуренция между Китаем и Соединенными Штатами. Американцы оказали давление на израильских политиков, чтобы они сократили китайские инвестиции в национальную инфраструктуру и передовые технологии. В INSS посла Цая спросили, как в этом контексте он видит израильско-китайские отношения, и его ответ был следующим:

«Китайская дипломатия привержена развитию нового типа международных отношений и созданию сообщества с общим будущего для человечества, и Китай готов объединиться с другими странами, чтобы выработать новый подход к развитию межгосударственных отношений, основанных на взаимовыгодных условиях сотрудничества.

Взаимная выгода и взаимовыгодные результаты являются сутью китайско-израильского сотрудничества, которое способствует развитию обеих стран и приносит пользу обоим народам. Китайско-израильское сотрудничество характеризуется взаимоуважением, равенством и духом взаимовыгодности. Это независимый и добровольный выбор, который не нацелен на какую-либо третью сторону и не должен зависеть от какой-либо третьей стороны»[iii].

Г.Лави не обходит стороной еще одну тему, омрачающую двусторонние отношения – сотрудничество между Китаем и Ираном. В Израиле эту связь рассматривают как постоянный риск утечки передового оружия его самому опасному врагу, а также как подрыв региональной стабильности. Однако посол Цай не считает, что китайско-иранские отношения должны влиять на китайско-израильские связи. Он сказал, что «Китай и Иран поддерживают нормальные межгосударственные отношения, и взаимодействие между двумя странами не нацелено на какую-либо третью сторону». В то же время «Китай понимает законные опасения Израиля в области безопасности, считает, что следует искренне уважать право Израиля на существование и развитие, и выступает против любых слов или действий, ведущих к эскалации». В контексте формирующегося в Вене ядерного соглашения посол признал, что «СВПД не совершенен и не может решить вопросы, выходящие за рамки иранской ядерной программы», но «может послужить отправной точкой для решения других вопросов». Он указал на то, что «подавляющее большинство международного сообщества считает, что сохранение и выполнение СВПД является единственным эффективным средством решения иранской ядерной проблемы». Посол надеется, что «соответствующие стороны смогут обсуждать и разрешать законные опасения и способствовать общей безопасности, устанавливая другие каналы связи и диалога» в дополнение к ядерной сделке. В этом контексте он отметил, что «Китай всегда будет играть свою роль ответственной крупной державы, которая привержена достижению прочного мира и стабильности на Ближнем Востоке».

Еще один вопрос, по которому существуют разногласия между Израилем и Китаем, – палестино-израильский конфликт. Китайские официальные лица неоднократно заявляли о поддержке создания двух государствах в границах по состоянию на 4 июня 1967 г., с Восточным Иерусалимом в качестве столицы палестинского государства. С одной стороны, Китай повторяет о необходимости реагировать на потребности Израиля в области безопасности. С другой – он поддерживает палестинцев при голосовании в ООН, а во время военной операции ЦАХАЛа «Страж стен» в мае 2021 г., когда наступила очередь КНР председательствовать в Совете Безопасности, китайцы инициировали обсуждение и способствовали формулированию требования к Израилю «проявлять сдержанность». В этих обстоятельствах, полагает Г.Лави, Израилю трудно считать Китай нейтральным посредником, но, учитывая разногласия между сторонами, важно понять его точку зрения. Поэтому в INSS у посла спросили, может ли Пекин сыграть конструктивную роль в этом вопросе. Его ответ заключался в следующем:

«Как ответственная крупная страна Китай всегда поддерживал ближневосточный мирный процесс и прилагал конструктивные усилия по укреплению мира и содействия переговорам по палестинскому вопросу. За прошедший год член Госсовета и министр иностранных дел Ван И выдвинул инициативу из пяти пунктов по достижению безопасности и стабильности на Ближнем Востоке и видение из трех пунктов по реализации решения о создании двух государств. В июле прошлого года в Китае состоялся четвертый палестино-израильский мирный симпозиум, на котором член Госсовета и министр иностранных дел Ван И выступил с речью, предоставив палестинским и израильским сторонникам мира платформу для общения с целью изучения путей к миру и реализации способов сосуществования. В марте этого года специальный посланник китайского правительства по ближневосточному вопросу Чжай Цзюнь посетил Израиль и Палестину с целью поддержания тесных контактов с обеими сторонами. Китай поддерживает проведение международной мирной конференции под эгидой ООН с участием постоянных членов СБ ООН и всех заинтересованных сторон ближневосточного мирного процесса».

Эксперт INSS полагает, что израильская и китайская политика отражают решение отложить в сторону политические разногласия и сосредоточиться на общих проблемах. Израиль видит в Китае восходящую и дружественную державу с явными экономическими преимуществами, в то время как для Китая Израиль является мостом на Запад и источником передовых технологий. Для посла Цая общая история двух стран – это «зеркало, отражающее настоящее и будущее», и поэтому прошлый опыт следует использовать для будущего. Во-первых, это «традиционная дружба. Китайский и еврейский народы уважали и поддерживали друг друга, заложив историческую и эмоциональную основу для китайско-израильских отношений». Во-вторых, «взаимное уважение… Мы должны придерживаться основных норм, регулирующих международные отношения, таких как взаимное уважение суверенитета и невмешательство во внутренние дела». В-третьих, «взаимовыгодное сотрудничество. Китай и Израиль разделяют схожие взгляды и дополняющие друг друга сильные качества, и у нас есть все основания для достижения взаимовыгодных результатов».

По словам посла Цая, Израилю и Китаю «нужно… смотреть на двусторонние отношения со стратегической и долгосрочной точки зрения. Как бы ни менялся международный ландшафт, мы должны придерживаться правильного направления двусторонних отношений и не позволять проплывающим облакам заслонять наше видение. Ключ к дружбе должен быть в наших руках». По его словам, Китай продвигает новую парадигму развития, сотрудничество между Китаем и Израилем выгодно и перспективно. Поэтому он считает, что обе стороны «более чем способны использовать силы друг друга для общего развития». В заключение он сказал: «Китайско-израильские отношения в следующем десятилетии обязательно будут двигаться к светлому будущему».

Таким образом, китайский дипломат предлагает своим израильским коллегам развивать двусторонние отношения исходя из того, что две страны являются суверенными, нацеленными на продвижение исключительно своих национальных интересов. Очевидно, что это предложение в случае с Израилем не отражает действительности, но стремление к ее изменению наверняка зависит от израильского руководства.

[i] China’s Ambassador to Israel: “China-Israel relations are an independent and voluntary choice…and should not be affected by any third party” / INSS. 18.05.2022. https://www.inss.org.il/publication/interview-china-ambassador/

[ii] Shin Bet confirms gift by Chinese Embassy to Israeli minister not bugged // Israel Hayom. 12.04.2022. https://www.israelhayom.com/2022/04/12/report-chinese-embassy-suspected-of-bugging-gift-to-israeli-minister/

[iii] China’s Ambassador to Israel: “China-Israel relations are an independent and voluntary choice…and should not be affected by any third party” / INSS. 18.05.2022. https://www.inss.org.il/publication/interview-china-ambassador/

62.3MB | MySQL:101 | 0,408sec