О внешней политике Турции в условиях спецоперации на Украине. Часть 58

24 февраля с. г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР, однако, по факту прошедших двух месяцев, переросла в полноценную войну на Украине между Россией и коллективным Западом.

Это противостояние стало фактором, чье влияние на внешнюю политику буквально всех основных международных игроков сложно переоценить. Включая и Турцию, которая стремится не только извлечь из этого противостояния для себя дивиденды, но и выйти из конфликта значительно политически и экономически окрепшей. Можно заметить, что Турция внесла целый ряд коррективов в свою внешнюю политику, причем буквально по всем направлениям. Продолжаем с этим разбираться.

При этом переименовываем цикл наших статей с «О турецкой реакции на операцию РФ на Украине» в «О внешней политике Турции в условиях спецоперации на Украине». При этом нумерацию статей нашего цикла сохраняем, с точки зрения сохранения хронологичности излагаемого нами материала.

Предыдущая Часть 57 нашего цикла доступна на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=86083.

Напомним, что в предыдущей части нашей публикации мы продолжили рассмотрение, пожалуй, самую злободневную для России и для Запада тему на фоне войны на Украине. Речь идет о заявках Финляндии и Швеции на членство в НАТО, по которым Турция, достаточно оперативно, отозвалась негативно. Продолжаем анализировать те заявления, комментарии и материалы, которые появляются на эту тему в Турции.

При этом, заметим, что в ряду прочих требований к НАТО и к отдельным членам Альянса, прозвучавших со стороны Турции, было заявлено и снятие оружейного эмбарго. В развитие этой темы, 20 мая появились новости о том Великобритания удовлетворила это требование Турции. Вот что на эту тему пишет турецкое издание Daily Sabah:

«Высшее оборонное ведомство (Великобритании – И.С.) в пятницу подтвердило, что Великобритания сняла все ограничения на экспорт оружия в Турцию.

Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу в прошлом месяце заявил, что Лондон отменил запрет, поскольку контакты между правительствами двух стран активизировались на фоне вторжения России в Украину. Чавушоглу также намекнул, что Канада также стремится ослабить эмбарго.

«Было приятно видеть, что те позитивные шаги, которые были обещаны ранее, были предприняты, реализованы и, особенно, в отношении снятия некоторых ограничений, наложенных на Турцию», — сказал Исмаил Демир, глава Управления по оборонной промышленности Турции (SSB).

Британское правительство в декабре (2021 г. – И.С.) объявило, что возобновит экспорт, но заявило, что новые экспортные лицензии будут оцениваться в каждом конкретном случае.

Оно (британское правительство – И.С.) остановило экспорт в Турцию после начала военной операции по очистке северной Сирии от сирийского крыла террористической организации РПК – СНС в 2019 году.

«Важно предпринять эти позитивные шаги, действовать в духе союзничества, и мы видели, насколько позитивно может формироваться позитивная повестка дня, если британская сторона будет вести себя в соответствии с этим духом», — заявил (глава SSB – И.С.) Демир журналистам во время своего визита в Лондон.

По его словам, были обсуждены важные детали по техническим вопросам, и, в то же время, были предприняты принципиальные шаги для вывода двусторонних связей на более высокий уровень в сфере обороны. На встречах также обсуждались возможности сотрудничества в других странах, сказал Демир.

Турция и Великобритания тесно сотрудничают в области обороны, поскольку британский производитель двигателей Rolls-Royce, как сообщается, участвует в процессе производства двигателя для национального боевого самолета Турции (в турецкой аббревиатуре – MMU, «национальный атакующий самолет» – И.С.).

Великобритания также выразила заинтересованность в покупке боевых беспилотников турецкого производства, которую министр обороны Великобритании Бен Уоллес назвал «переломным моментом».

Турция продала свои беспилотники многим странам, включая Украину, после того, как они доказали свою эффективность в конфликтах в Сирии, Ливии и Карабахе, ранее называвшемся Нагорным Карабахом.

Ранее Канада отменила разрешения на экспорт беспилотных технологий в Турцию после того, как пришла к выводу, что страна (то есть, Турция – И.С.) продала (это) оборудование азербайджанским вооруженным силам во время войны в оккупированном Арменией Карабахском регионе.

Под эмбарго попали системы камер для беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) производства Baykar. Экспортные лицензии были приостановлены в 2019 году во время военных действий Турции в Сирии. Затем ограничения были ослаблены, но вновь введены во время карабахского конфликта.

Турецкие оборонные компании занимались производством деталей, на которые распространяется эмбарго, внутри страны. На вооружении турецких военных уже есть БПЛА Bayraktar TB2, которые были оснащены разработанной ведущей оборонной фирмой Aselsan системой наведения с общей апертурой (CATS), заменяющей канадские».

Итак, констатируем, что Турция уже добилась первых шагов в направлении отмены ограничений против её оборонно-промышленного комплекса. Положительным результатом надо считать то, что этого удалось добиться от таких стран как Великобритания и Канада. Впрочем, заметим, что, как пишет турецкое издание, на фоне тех же канадских санкций, Турции удалось внедрить собственные разработки в сфере тех же БПЛА.

Иными словами, как мы неоднократно писали, — это палка о двух концах: либо Турция ведет производство с западной комплектацией ключевых элементов изделия, с рисками столкнуться чуть ли не в любой момент с ограничениями, либо она идет в направлении «национальной и местной», как говорит турецкое руководство (milli ve yerli) продукции. При этом, отметим, что в случае такой проактивной страны, коей в наши дни является Турецкая Республика, риски возникновения трений с Западом у Турции – повышенные. А, следовательно, стратегически правильнее исходить из собственных возможностей.

Однако, с другой стороны, подобного рода шаги Запада могут быть хорошо обыграны во внутренней политике, чем турецкое руководство, со всей неизбежностью и воспользуется. Говоря о том, что, на фоне «российского вторжения на Украину», Запад осознал значимость Турции и пришёл к выводу о необходимости нормализации связей с ней. Вот и яркие, собственно, примеры. Хотя Великобритания и Канада – это хорошо, но нужны шаги именно со стороны США.

Поскольку сделками, которые у турецкой публики – на слуху, «заведуют» именно американцы. Речь идет, как минимум, о поставке Турции новых истребителей F-16 и о предоставлении ей запасных частей и услуг по модернизации / техническому обслуживанию в отношении поставленных ранее. А, как максимум, речь идет о том, что Турция хочет вернуться в программу создания истребителя пятого поколения F-35.

Мы уже писали о том, что эмбарго – это далеко не всегда «зло»: ограничения побуждают действовать самостоятельно и раскрывают «внутренние резервы». Хотя нахождение в программе F-35 имеет для Турции и несомненное благо – это получение доступа к лучшим мировым технологическим решениям в этой сфере и получение готового изделия к себе на вооружение.

Но главное, конечно, на данном этапе – это прецедент для турецкого руководства, который заключается в том, что Турция «прогнула» США и была в сделку возвращена. Турция может говорить о том, что она купила С-400 у России и сейчас отстояла право на то, чтобы в дальнейшем работать с теми поставщиками, с которыми хочет. Особенно, в ситуации, когда Запад ей в необходимом оборудовании или в технологиях отказывает. Именно по этой самой причине США хотят с этой темы «соскочить» тем или иным образом. Либо заболтав этот вопрос на заседании турецко-американского стратегического совета, либо же переадресовав снятие оружейного эмбарго на другие страны. В этом списке пока только Германии не хватает.

В противном случае, если США сейчас, все же, дадут слабину по F-35 – это будет сигналом для всех американских партнёров о том, что США могут в достаточно принципиальных вопросах отступать. А «наказание» Турции за сделку с Россией по С-400 – это для американцев вопрос, как раз, принципиальный. Так что, пока прощупываются вариант.

Есть ещё достаточно любопытный момент касательно возможности приобретения Великобританией БПЛА «Байрактар» у Турции. Тут есть один принципиальный вопрос, который звучит следующим образом: собирается ли Великобритания становиться «конечным пользователем» данной продукции или нет? Обычно, в оружейных сделках это прописывается четко, но, в данном случае, Турция может на это «моргнуть». И далее, Великобритания получит возможность передать эти БПЛА той же Украине, а Турция сможет со всеми на то основаниями говорить о том, что она к поставкам украинской армии не имеет никакого отношения, снижая риск напряженности в отношениях с Россией.

В общем, повторимся, речь идет о том, что для турецкого ОПК «лёд тронулся» в желаемом для страны направлении.

Также 20 мая состоялся телефонный разговор между президентом Турции Р.Т.Эрдоганом и премьер-министром Великобритании Б.Джонсоном.

В частности, «связи Швеции и Финляндии с отдельными лицами и так называемыми организациями, которые действуют под контролем террористической группировки СНС / РПК, представляют собой главную проблему в их заявках на членство в НАТО» заявил в пятницу президент Турции премьер-министру Великобритании.

В телефонном разговоре Реджеп Тайип Эрдоган и Борис Джонсон обсудили двусторонние отношения, а также региональные события, в том числе заявки Швеции и Финляндии на членство в НАТО и продолжающуюся украинско-российскую войну, говорится в заявлении Управления коммуникаций президента.

Президент Р.Т.Эрдоган, в частности, подчеркнул, что турецкое правительство хочет убедиться, что Финляндия и Швеция поддерживают ценности НАТО и учитывают законные опасения Турции. Также он сказал, что не следует игнорировать обоснованную реакцию турецкой общественности на просьбу о членстве в НАТО стран, поддерживающих терроризм.

Вот, что на тему дальнейших турецких действий 21 мая написал один из ведущих турецких политологов Бурханеттин Дуран для издания Daily Sabah. В частности, в своем материале под заголовком «Заявка НАТО: время переговоров, а не кампаний». Цитируем маститого турецкого политолога:

«Как и ожидалось, Турция наложила вето на начало переговоров о вступлении в НАТО со Швецией и Финляндией. Президент Реджеп Тайип Эрдоган объявил, что его страна не передумает до тех пор, пока два потенциальных члена не перестанут поддерживать РПК и террористическую группу Гюлена (FETÖ) и не согласятся отменить эмбарго на поставки оружия Анкаре.

Утверждая, что российское вторжение в Украину знаменует собой начало новой эры и необходимость консолидации НАТО, западные лидеры предприняли попытку убедить Турцию снять вето. Представляется, что до саммита 30 июня в Мадриде, Испания, будет проведено или сделано много визитов, встреч и заявлений.

Обращаясь к туркам, западные официальные лица говорят, что они ценят озабоченность Турции безопасностью, призывая к скорейшему приему Швеции и Финляндии, утверждая, что требования Анкары не могут быть выполнены сразу. Однако их турецкие коллеги прекрасно знают, что прошлые обещания не выполняются, и вместо этого призывают жителей Запада усилить давление на Стокгольм и Хельсинки.

Ни Швецию, ни Финляндию, которые должны изменить свою текущую политику, чтобы решить проблемы безопасности Турции, нет необходимости принимать в НАТО, прежде чем они предпримут необходимые шаги. Напомним, что Анкара не выступает категорически против расширения НАТО или принятия в него Швеции и Финляндии. Однако для Турции совершенно нормально призывать своих союзников принять во внимание ее опасения по поводу безопасности, которые те, до сих пор, игнорировали бесчисленное количество раз, в это конкретное время и настаивать на принятии мер.

В то время, как западные дипломаты пытаются усилить дипломатическое давление на Анкару, западные СМИ усилили тон своей критики. Они уже обвинили Турцию в том, что она сбилась с курса, шантажирует НАТО, участвует в акте агрессии против Запада, испортила исторический момент, испортила приветственную вечеринку и вместе с Венгрией помогла президенту России Владимиру Путину. Другие идут еще дальше, утверждая, что страна не разделяет ценности НАТО и ей не место в Альянсе.

Эта клеветническая кампания, безусловно, будет продолжаться в попытке продавить позиции турок. Однако текущий период требует честных переговоров, а не таких кампаний. Суть в том, что некоторые члены НАТО должны отказаться от своей политики, подрывающей безопасность Турции.

Пока западные СМИ атакуют Турцию и Эрдогана, оппозиционные партии молчат. Тем временем оппозиционные СМИ заняты придумыванием оправданий, критикуя турецкое правительство за то, что оно выражает свои опасения в якобы неуместной форме. Источником глубокой обеспокоенности является то, что оппозиция будет хранить молчание или нападать на правительство в связи с такой национальной проблемой, как борьба с терроризмом. Между тем, критика того, что «Турция не критикует Россию за ее связи с РПК», равносильна оскорблению чьей-либо разведки, поскольку рассматриваемый вопрос касается расширения НАТО, оборонного альянса, в котором Турция остается видным членом.

Столь же проблематично и то, что некоторые комментаторы изображают текущую ситуацию так, будто «она выглядит так, как будто мы ведем переговоры». Прямо сейчас Турция высказывает законные опасения, а другие обвиняют ее в торгах и шантаже. Таким образом, сказать, что Турция ведет переговоры, значит говорить на языке тех, кто стремится подавить страну. Правильным контраргументом было бы сказать, что те страны, которые поддерживают РПК и «ФЕТО», оказываются во враждебном положении по отношению к Турции.

Нынешняя ситуация является результатом не того, что «Турция воспользовалась возможностью обсудить условия», а того, что союзникам по НАТО приходится решать проблемы безопасности видного государства-члена на фоне нового расширения и консолидации.

Кто-нибудь в Турции искренне сомневается, что Швеция и Финляндия стали «гостевым домом» для оперативников РПК и ФЕТО, которые собирают там средства и вербуют боевиков?

Поскольку западные СМИ развернули новую клеветническую кампанию, весьма вероятно, что политическая оппозиция в Турции предпочла промолчать, а затем критиковать правительство, опасаясь, что весь этот эпизод может «сыграть на руку Эрдогану».

Будем надеяться, что я ошибаюсь. Будем надеяться, что оппозиция передаст необходимый сигнал Швеции, Финляндии и всем странам НАТО. Будем надеяться, что они поймут, что общая позиция правительства и оппозиции послужит нашим национальным интересам».

Крайне интересный момент в изложенном выше Бурханеттином Дураном заключается в том, что он упоминает турецкую оппозицию, призывая ту поддержать руководство страны. Мы не раз писали о том, что Запад сделал ставку на оппозиционную коалицию в свете предстоящих в 2023 году выборов. И сейчас оппозиция, не поддерживая действующую власть, очевидно, не желая давать власти дополнительных очков, ослабляет позицию официальной Анкары.

62.43MB | MySQL:101 | 0,487sec