О состоянии и перспективах развития отношений Израиля с Китаем. Часть 4

Китайская Народная Республика и Израиль в целом поддерживают хорошие отношения. В январе две страны отметили 30-летие установления дипломатических контактов. В ориентированной во внешнеполитическом контексте на США академической и экспертной среде Израиля вопросы взаимодействия с КНР не находятся в приоритете, хотя постепенно начинает приходить понимание кардинальных сдвигов на международной арене, в результате которых пребывание в парадигме американоцентричного мира может оказаться неадекватным действительности. Появляются публикации, в которых «осторожно» продвигается идея о том, что выстраивание многоплановых отношений с Китаем отвечает национальным интересам Израиля. Тем не менее мейнстримовские экспертно-аналитические центры относительно китайско-израильских отношений рекомендуют руководству Израиля проявлять бдительность.

В частности, Асаф Орион, старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности (INSS), директор Программы изучения израильско-китайских отношений, обращает внимание правительства Израиля на асимметрию во внешних связях местных властей в Китае и Израиле. «Контакты между городами-побратимами воспринимаются в Израиле как муниципальные отношения между местными властями и их коллегами за рубежом, тогда как в Китае они находятся под пристальным вниманием Коммунистической партии и центрального правительства, направляются ими для достижения политических и других целей».

Обратить внимание на проблему побудил генеральный директор SIPG Bayport Terminal, оператора нового порта в Хайфе, который описал трудности работы в Израиле, уделив особое внимание разногласиям между израильским правительством и муниципалитетом Хайфы. Когда его спросили, почему главная компания Shanghai International Port Group (SIPG), решила участвовать в тендере за порт в Хайфе, а не за Южный порт в Ашдоде, он объяснил это «отношениями между Хайфой и Шанхаем – городами-побратимами с 1993 года». По его словам, Йона Яхав, предыдущий мэр Хайфы, связался со своим коллегой в Шанхае и призвал его убедить компанию принять участие в тендере. При этом он отметил, что в Китае к концепции «городов-побратимов» относятся гораздо серьезнее, чем в Израиле.

А.Орион предлагает учиться у Китая, и «что особенно важно – в данном вопросе».

Согласно веб-сайту Федерации местных властей Израиля, установление побратимских связей находится в ведении и осуществляется по усмотрению местных властей с расчетом на то, что они будут информировать о своих планах Федерацию и МИД. Двадцать лет назад Государственный контролер уже указывал на пробелы в государственном надзоре за деятельностью местных органов власти в отношении городов-побратимов, а также между МИД и МВД по этому вопросу. Тогда указывалось на нерегулярность деятельности, приносившей мало пользы, на проблему надлежащего управления и ненужных расходов. Что же касается муниципальных отношений с китайскими городами, эксперт отмечает наличие «других частных и сложных аспектов данного вопроса».

В качестве яркого примера развития отношений израильских местных властей с Китаем и их сложности приводится город Ашдод, который в начале прошлого десятилетия стал побратимом города Ухань. В 2014 г. между Israel Ports Company и Pan Mediterranean Engineering Company (PMEC), дочерней компанией China Harbour, в присутствии на тот момент премьер-министра Биньямина Нетаньяху, министров транспорта и финансов, мэра Ашдода и посла Китая в Израиле Гао Яньпин, было подписано соглашение о строительстве Южного порта в Ашдоде.

Летом 2018 г. в Пекине делегация из Ашдода во главе с Иегудой Френкелем и руководитель программы «Шелковый путь» в Международном центре сотрудничества (ICC) Государственного комитета по развитию и реформам (NDRC) КНР подписали рамочное соглашение о включении Ашдода в инициативу «Один пояс, один путь».

В конце 2018 г. мэр Ашдода Йехиэль Ласри торжественно открыл первое заседание 11-го городского совета объявлением о своем предстоящем визите в Китай «для подписания меморандума о взаимопонимании между Китайской Народной Республикой и городом Ашдодом в сфере экономического сотрудничества и огромных инвестиций на сотни миллионов долларов, которые сделают Ашдод центром китайской коммерческой деятельности в Средиземноморском бассейне». «Этот шаг, – сказал он, –принесет в город огромные ресурсы и обширные инвестиции, что позволит совершить гигантский скачок вперед в сфере инфраструктуры, занятости, используя стратегическое расположение Ашдода».

В апреле 2019 г. местная пресса в Ашдоде сообщила, что городскому совету был представлен меморандум о взаимопонимании, подписанный мэром города и генеральным директором NDRC-ICC, в котором говорится, что Китай построит две 60-этажные коммерческие башни и еще пять зданий в 22 этажа для международных высокотехнологичных компаний. Кроме того, за территорией порта планировалось строительство крупного логистического центра, рассматривалась возможность создания подвесной монорельсовой дороги, высокотехнологичного индустриального парка и зоны свободной торговли. Обе стороны обязались сохранять конфиденциальность в отношении деталей соглашения. Президент China State Construction Engineering Corporation (CSCCEC), «одного из крупнейших в мире строительных подрядчиков, принадлежащих правительству Китая», и его команда встретились с главным инженером Ашдода для реализации плана. Вишенкой на торте должен был стать академический комплекс, включающий китайский и израильский университеты, по три с каждой стороны. Предложение об открытии китайского учебного заведения было сделано и мэру Модиина в 2017 г., что в конечном итоге было реализовано в Петах-Тикве в 2021 г. в виде филиала китайского University of International Business and Economics (UIBE). Грандиозный план в Ашдоде так и не был реализован. По мнению эксперта, он находится в замороженном состоянии, однако это тот случай, когда следует разобраться в сложном взаимодействии между местными органами власти и иностранным правительством, так как оно выходит за рамки муниципального уровня и касается сферы внешнеполитических вопросов и соображений национальной безопасности.

Проблема с Ашдодом и другими израильскими местными властями, которые пытались наладить сотрудничество с китайскими партнерами, полагает А.Орион, заключается в том, что, с одной стороны, налицо забота о процветании и благополучии города, а с другой – «изменение в стратегической обстановке» в регионе и мире. К тому же все это накладывается на «асимметрию» между местным руководством в Израиле и городскими и региональными властями в Китае, которые являются продолжением центрального правительства. Разница заключается не только в размерах и ресурсах, но и в ответственности и полномочиях, в целях и методах, а также в компетенциях. Для муниципалитета Ашдода это был проект в сфере развития городской недвижимости, транспорта и технологий, важный источник повышения уровня занятости и доходов. Для Китая – помимо муниципальных отношений, которые также рассматриваются как бизнес-возможности для частных и государственных китайских компаний, – это платформа для достижения целей правящей партии и ее внешней политики.

Для эксперта важно, что стратегическая Инициатива «Один пояс, один путь», выдвинутая председателем КНР Си Цзиньпином в 2013 г., «приобрела негативную репутацию на Западе, многими определяется как стратегический инструмент Китая для усиления своего влияния в других странах и болезненно воспринимается в Соединенных Штатах». Он напоминает, что в апреле 2021 г. федеральное правительство Австралии отменило соглашения в рамках инициативы «Один пояс, один путь», подписанные правительством штата Виктория с китайцами, сославшись на «нанесение ущерба национальным интересам». Таким образом, объясняет эксперт, само присоединение израильских местных властей к китайской стратегической инициативе переходит из области чисто местного управления в сферу внешней политики. «Строительство логистической инфраструктуры за портом с военной составляющей, т.е. рядом со стратегическим объектом, обязательно входит в сферу национальной безопасности».

На юге Ашдода, где совместно с китайцами планировалось создание парка высоких технологий, в марте 2021 г. был заложен фундамент под строительство завода Elbatech, частично принадлежащего компании ELTA, которая специализируется на технологиях для самолетов, военной промышленности и хай-тек. А.Орион настаивает на том, что ведение переговоров о зарубежных проектах, расположенных вблизи объектов оборонной промышленности, выходит за рамки компетенции местных органов власти и является ответственностью служб безопасности. Помимо прочего, «тревожным моментом», считает эксперт INSS, является требование китайцев сохранять конфиденциальность договоренностей между государственными органами Израиля и компаниями из Китая. Он сомневается, что для этого есть какие-либо материальные причины.

До пандемии COVID-19 местные власти Израиля активно взаимодействовали с Китаем, включая визиты, обмен делегациями, создание городов-побратимов и объявление Года израильско-китайской дружбы. Большая часть этих мероприятий связана с Китайской народной ассоциацией дружбы с зарубежными странами (CPAFFC), которую «источники в местных органах власти в Израиле» называют «подразделением министерства иностранных дел Китая» и «эквивалентом Федерации местных властей в Израиле». «Однако структура китайского руководства сильно отличается от израильской не только в названиях организаций, но и в их целях и способах работы, которые на самом деле не эквивалентны», – отмечает А.Орион.

Как и другие правительства продвигают компании из своих стран, китайское руководство также стремится способствовать успеху китайских компаний во всем мире. Им оказывается помощь посредством дипломатических, экономических, деловых, разведывательных и политических инструментов на уровне центрального правительства, а также на региональном и муниципальном уровне. В 2011 г., когда на повестке дня было строительство железной дороги в Эйлат, представители Министерства транспорта Китая встретились с тогдашним мэром города (ныне депутатом кнессета) Меиром Ицхаком Галеви. Китайский банк развития (CDB), заявивший о готовности профинансировать проект, и Шауль Биттерман, представлявший китайские компании в Израиле, предложили создать побратимство между Эйлатом и городом Иньчуань, что и было сделано. Проект так и не был реализован по экономическим причинам, но А.Ориона впечатляет сочетание политических, экономических, дипломатических, деловых, партийно-политических и муниципальных усилий китайцев по его продвижению.

Он ссылается на исследования и отчеты из США, Европы и Австралии, согласно которым Китай работает с местными властями по всему миру для продвижения своих интересов и установления связей и влияния в правительственных кругах, среди общественных деятелей, государственных чиновников и бизнесменов. «Местное самоуправление является важным центром притяжения для достижения долгосрочного влияния как на муниципальном, так и на национальном политическом уровне», – утверждает израильский эксперт.

Он ссылается на профессора Энн-Мари Брэди из Новой Зеландии, эксперта по китайской политике, которая приводит примеры того, что в период председательства Си Цзиньпина Пекин активизировал использование отношений между народами, политическими партиями и городами-побратимами. Это происходит в рамках реализации внешней политики Китая и продвижения его экономической программы, минуя внешнеполитическую линию центральных правительств в целевых странах. Органом, ответственным за эту деятельность, называется упомянутая выше Китайская народная ассоциация дружбы с зарубежными странами, которая «является частью системы «единого фронта» влияния Коммунистической партии Китая на беспартийную аудиторию внутри и за пределами Китая. Одна из задач определяется как «сплочение иностранцев в пользу Китая и получение зарубежных технологий».

Таким образом, важность местного самоуправления не ограничивается муниципальным уровнем из-за его тесных связей с зарубежными структурами на государственном уровне. Отмечается, что в Китае партийные чиновники продвигаются по карьерной лестнице, которая включает работу как в местных, так и в центральных органах власти, и даже в Израиле довольно много министров и депутатов кнессета начинали в муниципалитетах. Местные органы власти очень активны в национальных партийных организациях, в коридорах кнессета и в правительственных министерствах. Таким образом, контакты с высокопоставленными чиновниками на местах позволяют обеим сторонам потенциально налаживать связи с будущими высокопоставленными членами центрального правительства, но в Китае, в отличие от Израиля, внешние связи местных органов власти находятся под пристальным наблюдением и руководством Пекина.

В заключении А.Орион формулирует рекомендации израильскому руководству. Несмотря на важность выстраивания израильско-китайских отношений на местном уровне, что позволяет углублять связи между людьми в таких областях, как культура, искусство и многое другое, он предлагает учитывать, что Израиль и Китай по-разному воспринимают эти отношения, которые регулируются по-разному несопоставимыми по размеру структурами, являющимися частью разных национальных стратегий. Плодотворные долгосрочные отношения должны быть организованы профессионально, быть прозрачными, понятными участникам и общественности, а также согласованы обеими сторонами. Точно так же, как Китай управляет связями своих местных органов власти с миром под наблюдением и руководством центрального правительства, Израиль должен следить за тем, чтобы международные отношения его муниципалитетов не противоречили государственной внешнеполитической линии и политике безопасности.

Проекты и деловая активность в Израиле в значительной степени зависят от правительственных структур, как на центральном, так и на местном уровне, а также от правил, решений и бюджетов. Местное самоуправление влияет на успешность проектов благодаря своим полномочиям определять использование земли и управлять окружающим пространством. Важно определить связь между контактами на уровне местных органов власти и крупномасштабной деловой деятельностью и проектами, некоторые из которых включают в себя аспекты национальной безопасности. Китайский modus operandi заключается в объединении усилий по работе с представителями бизнеса, правительства и политических партий в Израиле. Израильское правительство должно занять аналогичную инклюзивную позицию в плане «дружественной» активности и использования мягкой силы в дополнение к деятельности по продвижению бизнеса и инфраструктурных проектов.

Эксперт INSS предлагает создать национальную карту всех существующих отношений между городами-побратимами, синхронизировать и обновлять имеющуюся информацию у МИДа, Федерации местных органов власти и самих муниципалитетов для сравнения их с китайскими государственными данными, упорядоченного документирования текущей деятельности и соглашений, а также систематического и оперативного мониторинга устанавливающихся контактов, соглашений и проектов. Министерство иностранных дел рассматривается в качестве подходящего органа для координации и обновления такой информации, включая его штаб-квартиру в Иерусалиме и представительств в Китае в качестве связующего звена между китайскими и израильскими муниципальными органами власти. Это позволит определить важные проекты и вопросы, касающиеся внешней политики и национальной безопасности, и, в свою очередь, довести их до сведения компетентных органов, которые смогут обеспечить проведение государственной внешнеполитической линии и на местном уровне.

Также говорится о целесообразности создания для местных органов власти четких инструкций МИД и МВД, которые регламентировали бы полномочия муниципалитетов при подписании международных соглашений и обязывали их отчитываться перед правительством в случае необходимости. Предлагается рассмотреть вопрос о создании форума городов-побратимов, включая Федерацию местных органов власти, МИД, представителей соответствующих муниципалитетов и других, в зависимости от обстоятельств, для предоставления обновленной информации, рекомендаций и проставления политических акцентов.

В дополнение к руководству на политическом уровне лица, занимающиеся международными отношениями в местных органах власти, нуждаются в специальной подготовке, знаниях и осведомленности. Все участники процесса на разных уровнях должны быть знакомы с уникальными характеристиками своих зарубежных партнеров и не думать, что между ними и их коллегами существует полная эквивалентность. Что касается Китая, важно понимать существенную разницу между двумя странами, которая выходит за рамки языковых и культурных различий и пронизывает структуру правительств, их цели и используемые методы. Необходимо подготовить учебные материалы и инструкции, а также организовать профессиональное обучение для выборных должностных лиц в органах местного самоуправления, сотрудников, занимающихся этой темой, дипломатического персонала, который продвигает международные отношения на местном уровне, а также для вовлеченных в данный процесс предпринимателей.

Прозрачность в сфере внешних сношений в органах местного самоуправления называется «еще одной важной составляющей надлежащего управления и предотвращения нежелательных последствий, которые иногда скрываются за завесой конфиденциальности». Эксперт советует «обратить особое внимание на израильских бизнесменов и бывших высокопоставленных членов правительства, которые работают в качестве консультантов, лоббистов или брокеров, продвигающих деловые интересы с участием международных элементов, или даже действуют от имени иностранных правительств. Надлежащее представление документов и раскрытие информации ими и их работодателями является жизненно важной гарантией предотвращения конфликта интересов и других нежелательных явлений».

Следовательно, израильскому руководству следует установить контроль над международными контактами муниципальных органов власти, чтобы они соответствовали «государственной [во многом определяемой США] внешней политике и обеспечению национальной безопасности страны».

52.18MB | MySQL:103 | 0,464sec