Об обострении ситуации с безопасностью в Сахеле

Продолжающееся ухудшение ситуации с безопасностью на «Сахельском» фронте отвлекает силы и ресурсы Запада от фронта украинского. Это следует из последних событий в Мали, Нигере и соседних с ними странах.

Так, 17 мая Бенин заявил о начале подготовке к выводу своих войск из сил MINUSMA (миссия ООН в Мали). Его власти не скрывают, что заинтересованы в укреплении безопасности на своей собственной территории ввиду террористических нападений, совершенных в последние месяцы на севере страны из стран Сахеля, особенно из Буркина-Фасо.

Соответствующая нота Министерства иностранных дел Бенина поступила в секретариат Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке еще в конце апреля. И, несмотря на попытки уговоров, данное государство подтвердило свою решимость вывести своих силовиков из Мали. Президент Бенина Патрис Тэлон согласился лишь сделать это поэтапно, по мере «завершения начатого дела.

В результате к 5 ноября текущего года отсюда уйдут развернутые в Кидале силы бенинской полиции (140 человек), а к концу ноября следующего года вернется домой и армейский контингент (пехотная механизированная рота, 250 штыков, размещается в Сену).

Причем при этом Бенину отводится роль тыловой французской базы в операции по спасению присутствия Парижа в дестабилизированном джихадистами Нигере. В частности, для этого он мобилизует свои аэропорты для переброски сил «Бархан», участвовавших в операции против джихадистов в Мали. Соответственно, находящиеся на территории последнего бенинские силы потребуются для обеспечения их дополнительной безопасности.

Не случайно, что уже с начала мая текущего года солдаты 2-го и 5-го Объединенных батальонов (BIA) армии Бенина, как и их коллеги и 1-го железнодорожного батальона, специализирующегося на материально-техническом обеспечении операции, выполняли миссии по защите и транспортировке французского военного имущества, возвращаемого из Мали.

Заметим, что ситуация в странах Западной Африки, несмотря на одиночные вылазки джихадистов, по сравнению с положением государств Сахеля до 2020 года считалась относительно спокойной.

Однако к концу 2021 года террористические удары по ним из сахельских стран, особенно из Буркина-Фасо, заметно участились. По сути, они носили характер «разведки боем», причем даже самые подготовленные и технически оснащенные Парижем западноафриканские силовики вроде Кот д` Ивуара не продемонстрировали гарантированной уверенности в их отражении.

На этом фоне действия их традиционного куратора и гаранта безопасности в лице Франции заставили руководство стран региона еще больше встревожиться. Так, на фоне ее неспособности побороть радикальных исламистов в Мали, продемонстрированной в ходе более чем девятилетней операции в результате вывода оттуда ее войск усиливается угроза и для режимов Буркина-Фасо с Нигером.

Напомним, что последний критично важен для Парижа, поскольку он до сих пор обеспечивает важную часть его потребностей в стратегическом для него сырье – уране с учетом той значительной роли, которую играет атомная энергетика в экономике Франции.

И вот в условиях разгула в Нигере террористов Париж с конца 2021 года стал экстренно перебрасывать туда подкрепления из Кот д` Ивуара и Мали, по сути, пожертвовав последним. Соответственно, власти Кот д` Ивуара и других западноафриканских стран, включая Бенин, уже испытав на себе удары сахельских джихадистов, опасаются «малиезации» ситуации. То есть того, что им придется в одиночку отражать удары террористов.

С другой стороны, причина подобного ухудшения кроются в том числе в целенаправленных действия Франции и ее европейских и западноафриканских партнеров. Их крайне раздражает «заход» в этот критично значимый для безопасности всего Евросоюза регион «пророссийской наемнической фирмы Группа Вагнера».

Соответственно, они пытаются своим уходом наказать за эту дружбу официальный Бамако.

Напомним, что в последние годы попытки наведения порядка в Мали предпринимала не только Франция, но и прочие ее союзники из Западной Африки и Европы. В связи с этим они ставили перед властями Бамако фактический ультиматум – «или мы или русские». И в случае продолжения отношений с последними целый их ряд, включая саму Францию, а также Швецию и Эстонию, угрожали вывести отсюда свои контингенты и тем самым еще больше обрушить ситуацию с безопасностью.

Впрочем, заход сюда пророссийских сил во многом и объяснялся неспособностью европейских стран и их западноафриканских союзников навести в Мали порядок, которые теперь пытаются представить свой уход оттуда появлением их конкурентов в этой стране.

Причем уход Парижа и его местных и европейских союзников из Мали де-факто означает «клиническую смерть» полуформальной организации G5 Sahel, состоящей под его эгидой из пяти стран региона, демонстрируя его прогрессирующую слабость не только в военном, но и политическом отношении.

И официальный Бамако спешит усилить данный процесс – так, 15 мая он объявил о выходе из ее состава G5 Sahel и ее вооруженных сил, борющихся против джихадистов вместе с Мавританией, Чадом, Буркина-Фасо и Нигером.

Соответственно, дальнейшее ухудшение здесь ситуации с безопасностью в случае их ухода ударит отнюдь не по России, для которой Мали лишь одно из направлений работы, а в первую очередь по остаткам французского влияния в регионе, ибо ее гарантировал своим местным постколониальным питомцам именно Париж. А это неизбежно ударит по столь опекаемому им урановому Нигеру и его тыловым западноафриканским союзникам вроде Бенина и Кот д` Ивуара с дальнейшим риском дестабилизации и обрушения правящих режимов в других западноафриканских странах.

Вместе с тем прогрессирующее ухудшение безопасности в регионе вынуждает экстренно действовать и отвлекать ресурсы, которые планировалось использовать на украинском направлении не только Париж, но и Брюссель. Так, в середине апреля текущего года Европейский союз начал работу «стратегической миссии EUCAP-Sahel» по обучению внутренних сил безопасности входящих в эту организацию стран (жандармерии, полиции и т. д. Мали, Нигера и Буркина-Фасо), которую планируется завершить на первом этапе к концу августа текущего года.

В этом процессе участвуют многие страны ЕС от Испании до Эстонии, причем наблюдаемое здесь ухудшение обстановки заметно отвлекает их ресурсы от украинского направления. В связи с этим особый момент – попытки Брюсселя и Мадрида укрепить безопасность Чада, они готовят в Нджамене его элитные силы безопасности, предоставляя им партии средств индивидуальной защиты, униформу и спецоборудование для наблюдения в виде мини-дронов. Одна из причин, почему Париж уступил им место в столь чувствительной для себя стране, по сути, ключевой для сохранения контроля над Сахелем – отсутствие необходимого объема ресурсов с одной стороны, и недостатки соответствующих мини-беспилотников французской армии Spy’Ranger фирмы Thales.

Между тем, ситуация в Сахеле вынуждает Францию и ее западноафриканских союзников нервничать и отвлекать дополнительные силы на обеспечение их безопасности, в том числе и тех, где пока относительно «тихо». Среди них – Сенегал. Дело в том, что французские спецслужбы установили, что в последние годы и месяцы здесь усиливались подпольные ячейки джихадистов, а на востоке страны активизировались угрожающие ее территориальной целостности сепаратисты.

В связи с этим здесь (в столице Дакар) постоянно находились 350 французских военнослужащих, которых решено усилить их 400 коллегами из числа выводимых из Мали войск.

Но на фоне общего увеличения французской группировки в Западной Африке и Сахеле усугубились проблемы с их обеспечением всем необходимым для таких миссий и переброской подкреплений на угрожаемые участки. Так, источники в Париже уже отмечали, что в условиях российской операции на Украине перед ним и его европейскими союзниками уже в марте текущего года стал в полный рост непростой выбор между снабжением режима Зеленского и группировкой французских войск и его европейских и западноафриканских союзников.

С учетом огромных местных расстояний – главный транспорт в Африке – авиационный, и грузовых самолетов для этого сильно не хватает.

И в этих условиях по понятным причинам выбор в значительной степени делается в сторону местных союзников Парижа, поскольку возможная потеря Сахеля и Западной Африки стала бы серьезнейшим военно-политическим проигрышем не только Франции, но и Брюсселя. Что автоматически отразилось бы и на их сырьевых интересах, в значительной степени зависящих от африканских поставок.

Поэтому, по признанию французских источников, в сложившихся условиях Париж и Брюссель вынужден ставить для себя на первое место Сахель, от чего страдают интересы Киева. И слабым звеном здесь является европейский логистический ресурс, который использовать одинаково эффективно сразу в двух крупных конфликтах невозможно.

Между тем, уже сейчас для Евросоюза на сахельском направлении создается дополнительный вызов – миграционный. По данным ООН, 2022 год рискует стать наиболее засушливым для сахельского региона, в результате чего с угрозой голода здесь могут столкнуться 18 млн человек, значительная часть которых способна «сорваться» в Европу по ливийскому, алжирскому или марокканскому трафикам. А выделяемых этой международной структурой средств по их снабжению продовольствием крайне недостаточно.

Вопрос – сможет ли их найти Запад в условиях, когда ресурсов не хватает даже на борьбу против джихадистов и на «сдерживание» России.

В любом случае, «Сахельский» фронт с перспективой его расширения на Западную Африку (с учетом уже находящейся под угрозой дестабилизации Нигерии) мешает не только Франции, то и в целом Евросоюзу бороться против действий России на Украине и задача Москвы этим грамотно воспользоваться.

52.61MB | MySQL:103 | 0,468sec