О роли военных операций в Ираке и Сирии в контексте внешней политики Турции

США явно не спешат возрождать ядерную сделку (СВПД) с Ираном. Хотя администрация США и заверяет, что возвращение к СВПД отвечает американским интересам, фактически они как могут затягивают переговоры. Кроме усиления позиций Ирана на международной арене после возвращения к СВПД, американскую элиту беспокоят также и выгоды, которые может получить Россия. Вашингтон старается создать ситуацию, при которой даже возвращение к ядерной сделке не сможет в значительной степени улучшить положение Ирана в регионе. Для достижения этой цели Белый дом готов поддержать Израиль, стремящийся сформировать антииранский альянс. Этой же цели может служить и турецкая военная операция на Севере Ирака.

Пользуясь событиями на Украине, Турция стремится укрепить свои позиции в Юго-Западной Азии. В Анкаре прекрасно осознают, что США, стремясь подключить ее к антироссийским санкциям, будут способствовать усилению ее влияния в регионе и не будут США активно противодействовать туркам, чтобы ослабить позиции Ирана. Дело в том, что проиранские шиитские группировки Ирака координируют свои действия с партизанами Рабочей партии Курдистана (РПК), против которой и направлена операция турецких войск. Ранее лидеры проиранских группировок обвинили Турцию в нарушении суверенитета Ирака.

Укрепление Турции в Ираке противоречит интересам Ирана, поскольку дает ей дополнительные возможности в борьбе за региональное лидерство. Ирано-иракский диалог медленно, но все же развивался в положительном ключе. Ирак являлся площадкой для состоявшихся в апреле ирано-саудовских переговоров. В конце апреля спикер парламента Ирака Мухаммед аль-Халбуси встретился с главой МИД Ирана Хосейном Амир-Абдоллахианом. В телефонном разговоре с премьер-министром Ирака М.аль-Казыми президент ИРИ Э.Раиси отметил: «Иран придает особое значение сплочённости и единству в Ираке. В конце апреля руководство Ирака достигло компромиссов с иранской стороной по вопросу поставок газа из Ирана. Ирак обязался погасить задолженность за газ в течение текущего года, поскольку у Багдада нет альтернативы иранскому газа, который используется для обеспечения внутренних потребностей в электроэнергии».

Одной из главных целей турецкой военной операции, несомненно, является контроль над Северным Ираком, который в перспективе может дать расширение турецкого влияния в стране в целом. Неконтролируемый рост политического веса Турции, конечно, не в интересах США, но усиление иранского влияния – гораздо хуже для Вашингтона. Поэтому американцы  будут «сквозь пальцы» смотреть на турецко-курдское противостояние в Ираке.

Кроме того, чем больше Турция завязнет в военной операции в Ираке, тем больше будет ее заинтересованность в партнерстве с США. Турецкий министр иностранных дел М.Чавушоглу недавно заявил:  «Позиция НАТО – четкая. Мы не намерены вступать в войну на Украине, но, если будет самая мелкая атака на любого союзника, мы дадим необходимый ответ». В сложившихся внешнеполитических и экономических обстоятельствах (в апреле годовой уровень инфляции достиг 69,97%; цены на продукты питания, которые составляют примерно четверть потребительских расходов, выросли на 89% по сравнению с прошедшим годом; лира продолжает обесцениваться и потеряла около 10% с начала года, что также стимулирует дальнейший рост цен в сильно долларизированной экономике) Турции важно поддерживать хорошие отношения с США (которые откровенно подумывают над сменой Р.Т.Эрдогана на более проамериканского лидера). Опасаясь вступать на путь прямой конфронтации с Россией, Турция может сыграть вместе с США на иранском направлении. По крайней мере против американцев здесь турки играть не будут.

Также отметим, что Турция сейчас готовится к очередному вторжению в Северную Сирию на фоне политических торгов с Западом. Р.Т.Эрдоган выступил с речью после заседания правительства, в которой анонсировал скорую военную операцию против сирийских курдов. Пока непонятно, о каких сроках идет речь, или какие Р.Т.Эрдоган имеет в виду территории из числа тех районов на северо-востоке Сирии, которые контролируются проамериканскими курдскими Силами народной самообороны/Силами демократической Сирии.

Но скорее всего, целями могут быть небольшой курдский анклав с центром в городе Таль-Рифаат севернее Алеппо (24 км от турецкой границы) и город Манбидж (38 от турецкой границы) на северо-востоке провинции. По словам Р.Т.Эрдогана, он намерен создать буферную зону в Северной Сирии, окончательно вытеснив курдов на юг и разгромив их самопровозглашенную автономию – то, что он пытался сделать с 2016 года, когда турки впервые вторглись в Сирию в рамках операции «Щит Евфрата» (Operasyon «Fırat Kalkanı»). «Мы вскоре предпримем шаги с целью завершить те проекты, которые мы начали по формированию зоны безопасности вдоль наших южных границ» – заявил президент Турции.

Очевидно, что эта риторика со стороны Анкары подстегивается как трениями с Россией и попыткой выторговать у Москвы политические уступки по Сирии, так и переговорами с США, начавшимися после того, как турки в ультимативной форме выставили ряд требований за расширение НАТО. В Турции намереваются заставить США дать им «зелёный свет» на наступление в Сирии против курдов, как это произошло после договоренностей Р.Т.Эрдогана и Д.Трампа в 2019 году. В ответ на заявления Анкары, Силы демократической Сирии обвинили ее в подрыве региональной стабильности. Похожее заявление сделали в США, но помягче, добавив, что военная операция помешает планам сдерживания террористов «Исламского государства» (ИГ, запрещено на территории России).

В заключение отметим, что по сути, сейчас повторяется ситуация, когда в конце прошлого года Турция точно также заигрывала с идеей военного наступления в Сирии, но потом замяла тему. В этот раз риск проведения операции высокий, особенно, если Россия решит пойти на уступки и договориться с Анкарой, позволив атаковать курдов, тем самым подрывая позиции США в Сирии. Другим фактором, влияющим на проведение новой военной операции, может стать частичный вывод подразделений ВС РФ из Сирии. Представитель Пентагона сообщил Sky News Arabia, что российские войска несколько недель назад начали осуществлять постепенный вывод из различных районов Сирии, в частности с авиабазы «Хмеймим». В выводе задействованы пехотные, авиационные и инженерные подразделения.

Частичный вывод российских войск также подтвердил пресс-секретарь сирийской армии Юсуф Хаммуд:

– «Новость о выводе российских войск не нова»;

– «Некоторые районы пустовали на протяжении какого-то времени»;

– «Россияне давно покинули авиабазу Менаг. Сейчас там дислоцирутеся проиранские «Силы освобождения Африна», которые прошли подготовку у ливанской Хезболлы»;

– «Российские войска также оставили свои позиции в окрестностях города Айн-эль-Араб»;

– «Их присутствие сегодня ограничено городом Аль-Арима, окрестностями Манбиджа и в районе базы 93-й бригады близ Айн Исса»;

– « Российские войска также ушли из восточного района Саракиба и двух позиций в Джебель-эль-Туркман, где были размещены проиранские формирования».

– «Российское военное присутствие сейчас обеспечено не военной техникой, а разведывательным штабом и советниками».

52.26MB | MySQL:103 | 0,502sec