Американские эксперты о влиянии ухудшения экономической ситуации в Иране на способность Тегерана вернуться к ядерной сделке 2015 года

Как полагают американские эксперты, ухудшение экономической ситуации ослабляет доверие иранцев к своему правительству и вызывает беспорядки, которые будут препятствовать способности Тегерана вернуться к соблюдению ядерной сделки 2015 года. Менее чем через год после вступления в должность администрация президента Ирана Эбрахима Раиси борется с растущей волной экономически мотивированных протестов. В последние недели спорадические демонстрации прошли в крупных городах, включая Тегеран, Исфахан и Шираз, а также в юго-западной провинции Хузестан. Протесты были первоначально вызваны решением правительства скорректировать продовольственные субсидии в начале мая, но с тех пор превратились в более широкие призывы против экономического неравенства и коррупции в правительстве, вызванные недавним обрушением здания в исторически недостаточно обеспеченном ресурсами юго—западном регионе страны, в результате которого погибли десятки людей. 23 мая обрушилось 10-этажное здание в юго-западном иранском городе Абадан, в результате чего погибли по меньшей мере 36 человек. Инцидент с тех пор вызвал интенсивную критику и тщательное изучение правительством стандартов безопасности зданий и контрактов с сомнительными строительными компаниями. 9 мая президент Раиси объявил о планах пересмотреть программу субсидирования в размере 100 млрд долларов, снизив сумму, которую правительство платит за хлеб и другие основные продукты питания. В ближайшие месяцы будут введены пониженные субсидии на основные продукты питания, включая сахар, курицу, сыр и растительное масло, что автоматически снизить уровень жизни значительной части населения.

Глобальные экономические потрясения, вызванные украинским кризисом, добавляют градус напряжения для населения. Высокие мировые цены на энергоносители увеличили нефтяные доходы Ирана в начале 2022 года. Но с тех пор эти выгоды были компенсированы глобальными экономическими последствиями военной операции России на Украине, что еще больше увеличило стоимость других товаров, импортируемых Ираном, включая лекарства, пшеницу и удобрения. Россия сильно дисконтирует свой экспорт, который конкурирует с некоторыми ключевыми экспортными товарами Ирана (а именно, сырой нефтью и сталью), что в сочетании с тем фактом, что иранский экспорт остается под западными санкциями, ограничивает способность Тегерана извлекать выгоду из высоких мировых цен на сырьевые товары. Это связано с тем, что Китай и другие страны, желающие нарушить западные санкции, все еще с большей вероятностью импортируют российские товары, которые не подпадают под вторичные санкции Запада. В этом контексте необходимость сохранения ограниченных финансовых ресурсов, а также предотвращения возникновения дефицита в случае, если Иран станет неспособным платить за импорт, побудила правительство Раиси повысить цены на продовольствие и скорректировать субсидии, что катализировало нынешние протесты. Иран закупал около 30% своего импорта зерна из России и Украины до начала боевых действий. Перебои в поставках, вызванные продолжающимся конфликтом, с тех пор значительно повысили цены на хлеб в Иране. При поддержке законодательных и судебных лидеров страны Раиси предоставил Центральному банку Ирана исключительные полномочия по стабилизации валютного рынка  после того, как курс иранского риала упал до рекордно низкого уровня 310 000 риалов за доллар США 1 июня.

Продолжение роста и масштаба протестов указывают на растущее недоверие иранцев к своему правительству, что будет негативно влиять на  администрацию президента Раиси до конца его срока. Общая апатия к правительству в Иране существовала и до выборов Раиси в июне 2021 года, а отсутствие доверия населения к способности правительства решать экономические вопросы — хорошо известное и традиционное явление в стране. Но тот факт, что антиправительственные настроения проявились так сильно практически  в начале президентства Раиси, указывает на то, что он не смог выполнить ни одного из своих предвыборных обещаний, связанных с экономикой, которая в значительной степени фигурировала в предвыборных обещаниях Раиси. В своей инаугурационной речи в августе он заявил, что его основными целями являются «искоренение ренты, укрепление национальной валюты, создание стабильности в экономике, достижение самодостаточности и удовлетворение потребностей людей». Раиси попытается сейчас послать сигнал иранцам в исторически недостаточно обеспеченных ресурсами районах, таких как Абадан, что правительство слышит их опасения. Однако без значительного экономического роста это сообщение, скорее всего, останется без внимания и мало что сделает для подавления растущего разочарования иранцев нынешней администрацией, что дополнительно может снизить легитимность правительства. Более серьезные беспорядки, которые подрывают способность правительства Раиси проецировать власть на весь Иран, маловероятны, но этого сценария нельзя исключать, если экономическая ситуация в стране продолжит ухудшаться. На этом фоне начинаются разногласия между президентом и рядом его консервативных политических союзников. Консервативные члены парламента, включая влиятельного спикера, и консервативные СМИ уже критикуют экономическую политику Раиси. Президент, скорее всего, потеряет ряд своих политических союзников, если экономическая ситуация в Иране не улучшится, что только еще больше дестабилизирует его администрацию.

Всплеск политического инакомыслия затруднит иранскому правительству продвижение вперед в ядерных переговорах.  Антиправительственные протесты внутри страны, вызванные плохо работающей экономикой, вынудят администрацию Раиси продолжать ядерные переговоры с Соединенными Штатами в надежде добиться смягчения санкций и, в свою очередь, ослабить экономические проблемы, выводящие людей на улицы. Но снятие санкций США имеет и свою оборотную сторону. В нынешней обстановке растущего политического инакомыслия появление слишком стремящегося заключить сделку с Соединенными Штатами и их союзниками президента рискует быть расцененным значительной частью общества как капитуляция перед Западом. Эти внутриполитические факторы заставят Тегеран отложить сроки подписания ядерной сделки, несмотря на экономические выгоды от снятия санкций. Снижая готовность его администрации прислушаться к требованиям Запада, хрупкая политическая позиция Раиси внутри страны  также сделает достижение ядерного соглашения еще более трудным. В течение прошлого года Иран вел переговоры с крупнейшими мировыми державами о восстановлении соблюдения ядерной сделки 2015 года, официально известной как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), согласно которому Иран свернет развитие своей ядерной программы в обмен на отмену Соединенными Штатами антииранских санкций. В последнее десятилетие западные санкции, связанные с ядерной деятельностью Ирана, способствовали инфляции, дефициту ключевых товаров и снижению роста ВВП в стране. В 2021 году тогдашний министр иностранных дел Ирана заявил, что санкции США нанесли ущерб экономике на сумму около 1 трлн долларов. В последние годы иранским лидерам пришлось пройти сложную грань между рекламированием способности Ирана самостоятельно противостоять санкционному давлению — части так называемой «экономики сопротивления», — и обвинением в адрес Соединенных Штатов и других западных стран в сохранении санкций. Раиси активно отстаивал принципы «экономики сопротивления»; неспособность его администрации решить экономические проблемы страны может, таким образом, нанести ущерб идеологической привлекательности самой идее экономической самообеспеченности Ирана.

62.19MB | MySQL:101 | 0,608sec