О визите министра иностранных дел России С.Лаврова в Анкару. Часть 3

8 июня 2022 года состоялся визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Анкару для встречи с его турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу. Заметим, что это – уже третья по счету встреча между двумя министрами в текущем году. Такая же плотность контактов наблюдается и на высшем уровне – хотя и без личной встречи, но президенты Путин и Эрдоган провели уже девять телефонных разговоров. Ожидается и очередное заседание российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня (ССВУ) под председательством президентов. В том числе, и в контексте подготовки ССВУ должен прочитываться состоявшийся визит главы российского внешнеполитического ведомства в турецкую столицу.

Продолжаем анализировать итоги визита С. Лаврова в Анкару. Часть 2 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=86803.

Напомним, что мы остановились на публикации, вероятно, самого пророссийского турецкого издания, газеты Aydınlık, которое, одновременно, является и печатным органом Партии Родина. Напомним, что возглавляет этот «политико-медийный холдинг» достаточно одиозный Догу Перинчек. Помимо газеты в этот холдинг входит и телеканал Ulusal. Заметим, что канал этот – растущий и имеющий свою аудиторию. Что немаловажно, имеющий аудиторию платежеспособную.

Когда в прошлом году возникла тема поставить этот канал в старейшую и самую популярную кабельную сеть вещания Digitürk — сумма там шла на миллионы турецких лир – эти деньги нашлись от корпоративных «зрителей» канала. При этом, постановка канала в Digitürk автоматически выводит канал в высшую лигу, в которую Ulusal, вплоть до настоящего времени, не входил. И, если бы этого не произошло, то канал так бы и остался чем-то вроде «ЛДПР ТВ» — партийным каналом вещания, не имеющим серьезного доступа к «тарелкам» в домах широкой турецкой зрительской аудитории.

Тот факт, что канал Ulusal, будучи самым пророссийско настроенным турецким СМИ, эту задачу решил полностью отвечает российским интересам. Канал, и, говоря шире, политико-медийный холдинг Догу Перинчека являются созвучными в своей позиции России по широкому кругу вопросов – от Сирии до Крыма. Вхождение последнего в состав России ими официально поддерживается. А что же до Сирии, то это – единственные СМИ в Турции, которые говорят не только о том, что у России есть перед Турцией обязательства в Сирии, но и, наоборот, Турция обязалась произвести целый ряд действий в Идлибе, с чем, до сих пор, не справилась.

На фразе, несущей именно такой смысл, из публикации «Угрозы – общие, заботы – общие, воля – общая», мы и остановились в прошлой части нашей публикации:

«Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу в ответ на вопрос на пресс-конференции, напомнив, что Турция выступила с совместным заявлением с США в октябре прошлого года и через пять дней в Сочи подписала меморандум о взаимопонимании с Россией, сказал: «Здесь и Россия, и США взяли на себя обязательства очистить этот регион от террористов. Это наше самое естественное право ожидать, что эти обязательства будут выполнены». Взяв слово позже, Лавров напомнил, что в 2019 году был подписан Меморандум о взаимопонимании по очистке региона, прикрывающего Идлиб, от террористических организаций и угроз, подразумевая, что это не было выполнено Турцией».

В этом смысле, как мы видим, это турецкое СМИ демонстрирует большую объективность, чем большинство других в стране.

И вот следующими словами завершается публикация Aydınlık:

«В конце встречи украинский журналист хотел задать вопрос Лаврову. На вопрос, примет ли он этот вопрос, Лавров дал ответ: «Конечно, мы — не в Украине. Мы в Турции, мы в свободной стране». Украинский журналист спросил: «Вы украли зерно из Украины, так что еще вы украли? Что вы еще крадете и продаете на мировом рынке?». Лавров ответил на этот вопрос: «Наша цель в Украине ясна. Мы боремся против неонацистского режима. Зеленский — это тот, кто удерживает там зерно. Пусть Зеленский отдаст приказ и откроет порты».

Впрочем, заметим, что и газета Aydınlık не привела полную цитату российского министра, которая начиналась со следующих слов: «У вас все время голова болит о том, где бы что-то своровать, и думаете, что все так поступают?».

Какой же смысл несет в этом разборе визита российского министра в Анкару заголовок: «Угрозы – общие, заботы – общие, воля – общая»? – На самом деле, он несет программный смысл для «холдинга» Догу Перинчека, который отстаивает в Турции ту идею, что все вышеперечисленное является общим для России и для Турции, которые являются друг для друга не просто естественными партнёрами, по причине своего соседства, но и потенциально стратегическими партнёрами, с которыми можно и нужно строить альянс, альтернативный западному.

Впрочем, заметим, что, хотя Догу Перинчек в Турции – раскрученный политик в плане узнаваемости, но не в плане своих рейтингов. На предвыборной раскладке в Турции  его партии и близко нет к группе лидеров. Но нельзя исключать того, что Догу Перинчек выставит свою кандидатуру на президентских выборах, с теми же перспективами. Однако, престиж – это престиж: даже участие в выборах хорошо работает на образ политика, повышая его авторитет.

Как мы уже отмечали ранее, тема «зерна» в визите министра иностранных дел С.Лаврова в Анкару несет далеко не самое важное значение. Прежде всего, как можно судить, речь шла о сверке часов в преддверии давно ожидаемой личной встречи между президентами В.В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом. Разумеется, подготовка этой встречи подразумевает и то, что сторонами согласуется перечень и состав тех договоренностей, которые будут зафиксированы на высшем уровне.

Нет особых сомнений в том, что встреча ССВУ в этом году не обойдется без подписания соглашений: во-первых, потому что это – в общем и целом, привычка российского президента, который избегает протокольных встреч. Во-вторых, сейчас самое время показать внешнему миру, что Россия и Турция были и, в новых военных условиях, остаются важными партнёрами, как торгово-экономическими, так и политическими. Лучшим способом показать это – подписать обязывающие соглашения между двумя странами.

В политической сфере для турецкого руководства первостепенное значение сейчас имеет проведение четвертой по счету операции в Сирии. Как мы не раз писали, победа над Рабочей партией Курдистана – это одно из тех военно-политических достижений, которое будет вынесено на суд турецких избирателей в июне 2023 года. И очередная операция в Сирии – неотъемлемая часть этого процесса.

При этом продолжается двойная игра Турции: с Западом и с Россией. С Западом Турция играет достаточно серьезную партию вокруг членства Финляндии и Швеции в НАТО, пытаясь убедить их кардинально изменить политику, выбрав в качестве ключевого партнёра в Сирии не сирийских курдов, а именно Турцию. Впрочем, перспективы подобного, кардинального, решения вопроса для Турции – весьма скромные. Скорее всего, Запад попытается ограничиться техническими «настройками» своей политики, не меняя её по сути.

А вот вторая часть игры – это игра с Россией за новые правила в Сирии. На самом деле, эта игра уже начала некоторое время назад, когда Турция закрыла свое воздушное пространство для военных и гражданских самолетов при их пролете из России в Сирию. Следует правильно оценивать шаг: этот сигнал означает, что Турция считает, что ситуация в Сирии изменилась, а, следовательно, надо с Россией договариваться о корректировках условий сотрудничества. И, скорее всего, диалог по данному вопросу уже запущен.

При том, что объективно — в российских интересах, чтобы у президента Р.Т.Эрдогана «всё получилось» на выборах в 2023 году, а, следовательно, чтобы все получилось бы и с РПК. Коль скоро, вклад этой победы в выборный успех будет весьма высоким. Хотя, подчеркнем, это ещё не является поводом, чтобы «сдавать» Сирию Турции, но поводом, чтобы дать Р.Т.Эрдогану пространство для проведения четвертой сирийской кампании и возможности для её успешного завершения.

Так что, не будет ничего удивительного, если заседание российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня в этом году ознаменуется подписанием между двумя президентами – российским и турецким – некоего нового Протокола о сотрудничестве в Сирии. Впрочем, в Турции пока самым распространенным мнением является то, что ни США, ни Россия не поддерживают операцию Турции в Сирии.

Возможно, с точки зрения разыгрывания этой карты на внутриполитической арене, это – и лучше: президент Р.Т.Эрдоган и его Партия справедливости и развития, после проведения операции всегда смогут сказать, что они провели операцию несмотря на противодействие / прохладное отношений ведущих мировых держав, действуя в одиночку. Таким образом, Турция больше не нуждается ни в чьем одобрении для того, чтобы при достижении своих внешнеполитических задач использовать не только инструменты мягкой силы, но и инструменты жесткой силы. Действуя буквально в русле своего слогана про «одинаково сильную Турции» за дипломатическим столом и на полях сражений.

Так что, вокруг Сирии сейчас разворачивается весьма интересная игра, где главными участниками вновь становятся Россия и Турция.

Говоря о сирийском досье, в русле визита министра иностранных дел С.Лаврова в Анкару, можно обратить внимание на публикацию известного турецкого обозревателя Хасана Басри Ялчина под заголовком: «Вместо эмоциональной реакции — дипломатия». Статья вышла в самом тиражном издании страны – газете Hürriyet 9 июня с. г., то есть по горячим следам визита. Цитируем издание:

«Именно это выражение вчера (то есть, в ходе встречи с С.Лавровым – И.С.) использовал министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу. «Мы считаем более целесообразным обратиться к дипломатии, а не к эмоциональным реакциям». Это предложение очень хорошо описывает позицию Турции. Это показывает происхождение и основу взвешенной политики, которую она (Турция – И.С.) проводит. Она приглашает мир к аналогичной точке. Потому что это действительно необходимо».

Цитируем далее:

«Политика России в отношении Украины уже была построена сверху донизу на том подходе, который можно назвать «эмоциональным». Путин не смог контролировать свои амбиции. Он даже предпочитал интерпретировать историю согласно своему собственному разумению. Он отрицал существование Украины. Он не мог оценить международные условия, а также возможности собственной армии и сопротивление Украины.

Хотя западный подход может показаться более рациональным, в нем есть и серьезное эмоциональное измерение. Уравновешивание России на Украине — крайне рациональная позиция для Запада. Опять же, правда, они даже экономические санкции скорректировали под себя. Но особенно когда мы приходим к таким результатам, как расширение НАТО, Запад также уступает идеологическим и эмоциональным реакциям.

Сегодня в западном мире стало почти стыдно вступать в дипломатические отношения с Россией. Однако даже самые большие войны заканчиваются за столом дипломатии. Однако Америка, которая хочет изолировать Россию в международной системе, старается максимально нагнетать эту эмоциональную атмосферу. Поэтому, даже если европейские страны захотят искать дипломатическое решение, похоже, от идеологического измерения они пока не смогут оторваться.

Турция сделала именно это. С одной стороны, она осудила вторжение России на Украину. С другой стороны, она отвергла односторонние санкции Запада. Она также стала единственным адресом для поиска дипломатического решения. Смотрите, кажется, сегодня украинское зерно будет экспортироваться в мир только через Турцию. Хотя ходят разговоры о том, что мир вступит в серьезный продовольственный кризис, именно этот сбалансированный подход прокладывает путь для того, чтобы Турция стала логистическим или продовольственным центром.

Когда вы сможете выстроить такую ​​позицию, у вас появится шанс вынести сирийский вопрос на обсуждение гораздо сильнее (в смысле, стоя на гораздо более сильных позициях – прим.). Министр Чавушоглу умело поместил следующие утверждения в конце своего выступления. «И у США, и у России есть обязательства очистить этот регион от террористов. Это наше самое естественное право ожидать, что эти обязательства будут выполнены». Мы не знаем, что было сказано внутри, но Турция, которую мы видим в целом, строит для себя более прочную почву благодаря этому взвешенному отношению».

По сути, мы видим то, о чем мы сказали выше: Турция заняла позицию между Западом и Россией и, используя эту позицию, разыгрывает свою сирийскую партию. Турецкий автор, по сути, говорит о том, что именно взвешенный, очищенный от эмоций подход позволяет Турцию играть на одной доске с ведущими мировыми державами, которые оказываются в плену излишний эмоций и ошибочных интерпретаций. Понятно, что турецкий автор излишне идеализирует турецкую внешнюю политику, которая, отнюдь, не может считаться очищенной от эмоций. Но, тем не менее, факт остается фактом – ни одна из стран, входящих по уровню своего экономического развития, в один разряд с Турцией не может играть таких партий с глобальными державами. Достаточно просто посмотреть список стран по ВВП и сравнить позицию соседей Турции по рейтинговым строчкам с турками и убедиться в том, что Турция играет партии как вроде она входит в первый десяток стран мира. Это – действительно, успех для турецкой дипломатии, которая оперирует пусть и ограниченными ресурсами, но зато с высоким КПД.

Более того, заметим ещё одно важнейшее обстоятельство: Турция демонстрирует высокую способность к обучению, к эволюции. К примеру идеалистичный курс («ноль проблем с соседями») конца 2000-х годов, сменился курсом «головокружение от успехов» в начале 2010-х годов. К началу 2020-х годов мы видим Турцию, которая более трезво оценивает свои возможности и демонстрирует куда как более высокий прагматизм и, действительно, без преувеличения, потрясающую разворотливость в делах. Происходит это на фоне тектонических изменений во всем миропорядке, которые Турция пытается оседлать. При этом, заметим, отличный «тайминг» в действиях турецкого руководства: лишь только почувствовав, что ситуация вокруг Сирии поменялась, Турция моментально пытается изменить игру там в свою пользу.

Мы не раз говорили о том, что Турция – это очень упорный игрок, с которым никогда нельзя договориться «раз и навсегда». С Турцией можно договориться о какой-либо сделке в условиях того дня, когда сделка заключается. Изменились ли «условия дня» сегодня, по сравнению с теми, когда Россия, в предыдущий раз, договаривалась с Турцией. — Вне всяких сомнений. А это значит, что нас ждут трудные, вязкие переговоры между президентами В.В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом по Сирии. Впрочем, сложно представить себе ситуацию, при которой, до этой личной встречи, Турция начнет свою, четвертую по счету, военную операцию. Как это водится у турецкого руководства, объявление о готовности начать военную операцию и её физическое начало – это два события, которые могут быть разделены даже не несколькими днями, а несколькими неделями.

52.24MB | MySQL:103 | 0,612sec