О встрече между президентами Турции и Венесуэлы

8 июня 2022 года состоялся не только визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Анкару для встречи с его турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу.

Ровно в тот же день, состоялся и визит в Турцию президента Венесуэлы Николаса Мадуро для встречи с президентом Р.Т.Эрдоганом. Такое «двойное попадание», само по себе, имеет немалый символизм с точки зрения того, в какой «лодке истории» находится Турция? Тем более, уместно посмотреть на те итоги, которые получил данный визит.

Начнем с общих сведений о турецко-венесуэльских торгово-экономических отношениях, размещенных на сайте Министерства иностранных дел Турции. Цитируем:

«Профиль экономки (Венесуэлы – И.С.):

ВВН (2018, номинальный): 98,5 млрд долл. США (оценка МВФ)

Душевой ВВП (по паритету покупательной способности, 2018): 12520 долл. США (оценка МВФ)

Темпы роста ВВП (2018): -18% (оценка)

Уровень инфляции (2018): 1.555.146% (оценка МВФ)

Уровень безработицы (2018): 35% (оценка МВФ)

Экспорт (2018): 33 млрд долл. США (оценка)

Импорт (2018): 10,8 млрд долл. США (оценка)

Объем взаимной турецко-венесуэльской торговли (2019): 150,06 млн долл. США (в дальнейшем рост, см. справку ниже – И.С.).

Экспорт Турции в Венесуэлу (2019): 129,712 млн долл. США.

Импорт Турции из Венесуэлы (2019): 20,348 млн долл. США».

Итак, макроэкономические показатели Венесуэлы не нуждаются в комментариях. Что же до уровня взаимных торгово-экономических связей между Турцией и Венесуэлой, то, как можно заметить из турецкой статистики, они находятся на весьма скромном уровне.

Вот краткая справка Министерства иностранных дел Турции в отношении экономического положения Венесуэлы:

«Экономика Венесуэлы, в основном, основана на добыче и экспорте нефти. 30% ВВП страны, 95% доходов от экспорта и 56% государственных доходов приходится на нефтяной сектор. Доказанные запасы нефти Венесуэлы на 2018 г. составляют 302,8 млрд баррелей, добыча нефти — 1,4 млн баррелей / сутки (на конец 2018 г. снизилась до 1,2 млн баррелей), запасы природного газа составляют 6,4 трлн куб. м, добыча природного газа — 20,7 млрд куб. м.

Основными статьями экспорта Венесуэлы являются нефть и нефтепродукты, золото, железная руда, бокситы, алюминий, полезные ископаемые, химикаты и сельскохозяйственная продукция. Основными странами экспорта из Венесуэлы являются США, Индия, Китайская Народная Республика (КНР) и Объединенные Арабские Эмираты. Основными странами, откуда Венесуэла импортирует продукцию, являются США, КНР, Мексика, Бразилия и Аргентина.

Санкции, введенные США в последние годы, особенно в отношении экспорта нефти, которая является основным источником иностранной валюты для страны, негативно сказываются на экономике Венесуэлы».

После такой, достаточно исчерпывающей информации, обратимся к разделу, посвященному политическим отношениям между Турцией и Венесуэлой. Цитируем турецкий МИД:

«Венесуэла является одной из стран, с которой Турция установила первые дипломатические отношения в регионе Латинской Америки и Карибского бассейна. Дипломатические отношения были установлены в 1950 году.

Двусторонние отношения, которые были ограничены в течение многих лет, особенно из-за географической удаленности, получили новый импульс благодаря политике Турции в отношении Латинской Америки и Карибского бассейна, а также взаимным визитам на высоком уровне в последние годы.

Президент Мадуро посетил Турцию с официальным визитом 6 октября 2017 года. В рамках визита состоялось второе заседание Совместной комиссии по сотрудничеству под председательством министров иностранных дел и при координации Совета по внешнеэкономическим связям Турции (DEIK). Также состоялись Венесуэльский бизнес-форум и выставка экспортной продукции Венесуэлы.

Президент Мадуро, в качестве председателя Движения неприсоединения (ДНП), принял участие во внеочередном саммите ОИК, состоявшемся 13 декабря 2017 года в Стамбуле. Президент Мадуро принял участие в церемонии принесения присяги его превосходительства Президента Эрдогана 9 июля 2018 г.

Министр иностранных дел его превосходительство Мевлют Чавушоглу посетил Венесуэлу 21-22 сентября 2018 года. 3 декабря 2018 года Президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган посетил с официальным визитом Каракас. Это был первый визит в Венесуэлу нашей страны на уровне Президента. По этому случаю, также был проведен бизнес-форум Турция-Венесуэла.

Его превосходительство вице-президент Турции Фуат Октай посетил Венесуэлу для участия в церемонии принесения присяги президентом Мадуро 10 января 2019 года.

Министр иностранных дел Венесуэлы Хорхе Арреас посетил Турцию 1 апреля 2019 года, а вице-президент ее превосходительство Делси Родригес посетила Турцию 22-23 января 2020 года.

Помимо Посольства в Каракасе, Турция имеет почетное Консульство в Маракайбо, столице самого густонаселенного штата страны Сулия и втором по величине городе после Каракаса. У Венесуэлы есть Посольство в Анкаре, а также Генеральное консульство в Стамбуле.

Объем торговли между двумя странами к концу 2019 года составил около 150 млн долларов США (экспорт Турции: 129,7 млн ​​долларов США, импорт Турции: 20,3 млн долларов США)».

Что в этой связи стоит заметить, так это не просто достаточно плотные контакты между Турцией и Венесуэлой на политическом уровне? — Взаимные визиты на инаугурации друг к другу – это акты политического символизма, указывающие на высокий уровень отношений.

Обратимся теперь к той информации, которая размещена на сайте президента Турции, в связи с визитом Николаса Мадуро в Анкару.

Цитируем:

«Выступая на совместной пресс-конференции с президентом Венесуэлы Мадуро, президент Эрдоган сказал: «Я хотел бы еще раз заявить, что Турция будет поддерживать дружественный венесуэльский народ, как и всегда».

Президент Эрдоган и президент Венесуэлы Николас Мадуро провели совместную пресс-конференцию после личной встречи и межделегационных встреч в Президентском комплексе и после церемонии подписания соглашений.

Выразив свое удовольствие принимать президента Венесуэлы Мадуро и его делегацию в Анкаре, президент Эрдоган сказал, что Венесуэла является одним из важнейших партнеров Турции в регионе Латинской Америки и Карибского бассейна.

Президент Эрдоган сказал: «Мы никогда не сможем забыть твердую солидарность, которую венесуэльский народ продемонстрировал нашему народу 15 июля в лице моего дорогого друга».

Напомнив, что Венесуэла была одной из первых стран, поддержавших свои правительства после вероломной попытки государственного переворота 15 июля, президент Эрдоган сказал, что они также поддерживают венесуэльский народ в его самые трудные и неспокойные времена.

Президент Эрдоган сказал: «Мы показали всему миру, что дружба между Турцией и Венесуэлой — это поистине дружба «черного дня», проявление такой дружбы».

Отметив, что сильное и мужественное руководство Мадуро сыграло важную роль в преодолении многоплановой осады, которой подверглась Венесуэла, президент Эрдоган сказал: «Мой дорогой друг, как Симон Боливар и Уго Чавес, он вписал свое имя в борьбу страны за независимости золотыми буквами. Его позиция также достойна восхищения. Еще раз поздравляю его с этим событием».

Заявив, что третье заседание Совместной комиссии по сотрудничеству было проведено по случаю визита министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу в Каракас в апреле, президент Эрдоган продолжил:

«Во время встреч, мы обсудили все аспекты наших двусторонних отношений. Кроме того, наше сотрудничество носит взаимный характер. Существует широкий потенциал сотрудничества между Венесуэлой и нашей страной во многих областях, особенно в торговле, энергетике, горнодобывающей промышленности, подрядных работах, здравоохранении, сельском хозяйстве и туризме. Его взаимодополняющий характер обеспечивает новые возможности сотрудничества и различные возможности для взаимного. Мы увеличили объем нашей торговли, который составлял 150 млн долларов в 2019 году, вдвое в 2020 году, и почти в три раза в прошлом году, до цифры в 850 млн долл. Это указывает на то, что мы с легкостью можем достичь 1 млрд долл. Наша цель — как можно быстрее увеличить эту цифру до 3 млрд долларов».

Отметив, что в ходе своих встреч они сосредоточили внимание на шагах, которые могут быть предприняты в этих рамках, президент Эрдоган сказал: «Подписанным сегодня меморандумом о взаимопонимании мы еще больше укрепили правовую инфраструктуру наших отношений».

Подчеркнув, что образование и культура являются одними из важных тем сотрудничества между двумя странами, Президент Эрдоган напомнил, что во время визита министра иностранных дел Чавушоглу в Каракасе состоялось открытие третьей школы Турецкого фонда Маариф.

Президент Эрдоган сказал: «Мы приняли 76 венесуэльских молодых людей в нашей стране в рамках стипендий Турции. Я надеюсь, что в ближайшие годы мы еще больше увеличим это число. Наша деятельность в этой области активизируется с открытием скоро Культурного центра в Каракасе».

Заявив, что они также придают большое значение сотрудничеству с Венесуэлой в области развития, президент Эрдоган сказал: «TIKA осуществила около 20 проектов в Венесуэле, в основном в таких областях, как образование, сельское хозяйство и здравоохранение. Кроме того, она также открыла свою штаб-квартиру в Каракасе вместе с Институтом Юнуса Эмре. Турецкие авиалинии действуют как мост между нами, организуя семь рейсов в неделю по маршруту Стамбул-Каракас».

Отметив, что у них была возможность обменяться мнениями о текущих региональных и глобальных событиях, а также двусторонних отношениях во время их контактов с Мадуро, президент Эрдоган сказал: «У нас схожие взгляды по многим вопросам на международной арене». Я особо подчеркнул нашу принципиальную позицию к односторонним санкциям. В связи с этим, я хотел бы повторить, что, как Турция, мы будем поддерживать дружественный венесуэльский народ, как всегда делали».

Президент Эрдоган заявил, что в июле они совершат ответный визит в Венесуэлу и что министры будут развивать отношения, устанавливая контакты со своими собеседниками. Выразив благодарность Мадуро, президент Эрдоган пожелал, чтобы визит был плодотворным.

Отвечая на вопросы журналистов, на вопрос: «Просили ли лидеры Швеции и Финляндии, подавшие заявку на членство в НАТО и нуждавшиеся в поддержке Турции, о встрече с вами? Если ещё нет, но это случится, то каков будет ваш ответ?», ответил следующим образом: «Вообще-то я много давал ответов на эту тему. Приезжали делегации из Швеции и Финляндии, они проводили здесь переговоры с нашими делегациями. Друзья, вот это нам надо знать очень хорошо: НАТО – это организация безопасности. НАТО — не организация, прислуживающая терроризму. В настоящее время, Швеция, как известно, — страна, где роятся все террористические организации типа РПК / ПДС / СНС. В ситуации, когда есть даже террористы в собственных парламентах, когда на улицах Стокгольма, постоянно, эти террористические организации, лидеры террористических организаций, проводят митинги с транспарантами, когда они это делают под охраной шведской полиции, когда шведское государственное телевидение специально публикует высказывания лидеров террористов, мы не можем им сказать: «Пожалуйста, продолжайте (в контексте, доброе пожаловать в НАТО – прим.)». Мы не можем сказать: «Заходите, вступайте в НАТО». То же самое верно и для Финляндии. К сожалению, Финляндия в настоящее время находится во многих подобных структурах».

Заявив, что они не хотят повторить то, через что Турция прошла с членством в НАТО Греции и Франции, со Швецией и Финляндией, президент Эрдоган заявил: «Греция вышла из НАТО. Те, кто были до нас дали добро на её вступление (возвращение – прим.). Она снова вошла в НАТО. Франция снова вошла (в НАТО – прим.). Что случилось? Где сейчас девять американских баз? Они были построены в Греции. Ну и против кого эти базы создаются? Их ответ: «Против России». Они (турки – И.С.) это не проглотят. Сейчас, согласно цифрам у нас на руках, у Греции есть долг перед Европой в размере 400 млрд долл. Несмотря на это, европейские страны, я не буду называть их имен, оказывают серьезную военную помощь Греции, предоставляют им самолеты и вертолеты. Таким же образом, в этом вопросе, есть и поддержка США, они дают это (вооружения – прим.). Против кого? Недавно во время рабочего обеда со мной он сказал (можно догадаться, что турецкий президент ведет речь о главе Белого дома Джо Байдене – И.С.): «Давайте больше не будем втягивать между собой других людей, давайте проведем все наши переговоры, пусть среди нас не будет третьих стран». Невзирая на эти слова, через две-три недели после нашей встречи в США он выступал с речью в Сенате, как будто мы не проводили этих встреч. Он там, к сожалению, выступал против Турции, против интересов Турции. После этого он снова приехал в Давос и сделал то же самое. Пусть не обижаются, мы – сторонники личной политики, при отсутствии личности, мы, как Турция, не можем сказать «да» и политике».

На самом деле, это – очень характерные заявления.

Прежде всего, весьма характерным является то, что прозвучали они на совместной пресс-конференции между президентом Р.Т.Эрдоганом и Н.Мадуро. С учетом того, какой статус имеет Венесуэла в глазах западного мира и под каким жестким прессингом санкция она находится. Напомним, что и Мадуро и Эрдоган – в числе тех лидеров, изображения которых топтали ногами участника недавнего Форума свободы в Осло, который проходил при поддержке со стороны США, как государства, так и частных спонсоров, включая Twitter и Amazon. Тем самым, Турция ясно показывает, что она находится в одной лодке именно с такими странами, как Венесуэла.

Второе – это тема Финляндии и Швеции. Заметим то «программное» заявление президента Р.Т.Эрдогана, что НАТО является оборонительным союзом, а не союзом наступательным. Не говоря уже о том, что НАТО – не та структура, от которой можно принимать поддержку террористическим организациям. В этом смысле, Р.Т.Эрдоган прав – у НАТО должен быть единый и принятый всеми членами Альянса перечень угроз и перечень организаций, признаваемых террористическими. Когда РПК не признается, как террористическая организация, всеми членами этого военно-политического Альянса возникают веские основания ставить самые серьезные вопросы. Вплоть до того, что ставить вопрос о выходе из этой организации. Ибо, подчеркнем, нахождение в военно-политическом союзе может строиться только исходя из общего, разделяемого всеми, подхода в сфере безопасности, с общими угрозами и с общим перечнем стран, являющих собой вызов, и организаций, признаваемых запрещенными / террористическими / экстремистскими и проч.

Отдельного комментария заслуживают и слова президента Р.Т.Эрдогана, посвященные Греции. Действительно, Грецию США и ЕС вооружают против Турции. Речь идет о сдерживании страны в Эгейском и Средиземноморском бассейне, в борьбе за газовые месторождения региона. В определенном смысле, можно сказать, что Греция против Турции играет приблизительно ту же роль, что Украина против России и Тайвань против Китая. Полагаем, что Турция отлично это понимает и именно этим, в том числе, и обусловлено её нежелание присоединяться к односторонним санкциям Запада.

52.23MB | MySQL:103 | 0,554sec