О растущих экономических вызовах в Судане

Отмена в конце мая с.г. в Судане чрезвычайного положения, введенного осенью 2021 года после отставки премьера-технократа А.Хамдока и перехода полного контроля за исполнительной властью в стране главе Суверенного совета генерала А.Ф.аль-Бурхана, напрямую свидетельствует о растущих экономических вызовах для военно-политического истеблишмента страны.

Введение чрезвычайного положения в Судане привело к незамедлительной заморозке со стороны западных доноров и подконтрольных им международных финансовых институтов всех механизмов финансовой и экономической поддержки Судана, включая выделение новых кредитов и грантов. С конца прошлого года в стране наблюдается существенное ухудшение экономических условий, а также рост социальной напряженности, особенно в контексте активизации этнических конфликтов в суданской провинции Дарфур.

Приостановка финансовой помощи от западных стран ведет к существенному замедлению процесса восстановления суданской экономики после пандемии коронавируса. Взятый осенью военно-политическим истеблишментом курс на сворачивание т.н. «демократических» реформ и преследование оппозиционных групп фактически лишает Судан инвестиций и кредитования по линии западных финансовых институтов и диктует необходимость поиска альтернативных источников для поддержания экономического роста и развития. В частности, США напрямую обозначили свою позицию отказа от продолжения финансовой поддержки Судану до «восстановления ведомого обществом правительства» и прекращения преследования оппозиции. Более того, Вашингтон намерен также использовать гуманитарную помощь в качестве рычага для давления на Судан. В октябре 2021 г. сразу же после отстранения от власти А.Хамдока США приостановили выделение 700 млн долларов на оказание чрезвычайной помощи Судану.

В условиях давления со стороны западных доноров, к середине 2022 года экономическое развитие Судана испытывает серьезные сложности, еще более осложненные нарастанием глобального продовольственного, энергетического и финансового кризиса. Только за последний год девальвация национальной валюты достигла беспрецедентных масштабов, в первую очередь из-за отмены государственных субсидий на топливо. Как следствие, продовольственная инфляция удвоилась с 2021 года и превысила в нынешнем году 350%, а уровень безработицы достиг 30%. Прогноз экономического роста Судана на 2022-2023 гг. неблагоприятный и не превысит 1%. При том, что в 2021 году, еще до замораживания западной финансовой помощи, суданская экономика выросла только на 0.5%, причем после значительного падения в пандемийный 2020 год на 3.6%. Причем, скромный экономический рост в 2021-2022 гг. поддерживается только за счет аграрного производства и добывающей промышленности. Восстановление потоков прямых иностранных инвестиций после пандемии во всем африканском регионе, за исключением ЮАР, происходит очень медленно, и Судан здесь не исключение.

В сложившихся условиях растущего экономического дисбаланса, военное руководство начало поиск путей политической разрядки для восстановления финансовой поддержки со стороны западных институтов и доноров. Отмена в конце мая с. г. чрезвычайного положения – первый шаг в этом направлении. Одновременно, ряд оппозиционных политзаключенных были отпущены на свободу, а правящий Суверенный совет публично поддержал инициативу ООН по посредничеству в налаживании диалога между военным истеблишментом и представителями гражданского общества. В частности, в конце апреля суд освободил двух ключевых членов бывшего правительства Судана – Халида Омара (экс-руководитель кабинета в ранге министра) и Мухаммеда Сулеймана (экс-член Суверенного совета). Также были освобождены десятки официальных представителей, арестованных в октябре прошлого года. Инициатива ООН также получила развитие: целый ряд оппозиционных сил поддержали эту инициативу, рассчитывая, что диалог с военными откроет путь к переходу Судана к «демократическим принципам правления». Специальный посланник ООН в Судане Волкер Пертес также активно работает с Африканским союзом в рамках меж-правительственной группы по содействию межсуданского политического диалога.

Таким образом, исход политического диалога во многом предопределяет  перспективу экономического развития страны, и в частности, параметры финансовой и инвестиционной поддержки. Две ключевые позиции спецпосланника ООН – отмена чрезвычайного положения и безусловное освобождение всех политических заключенных и активистов – начали постепенно исполняться Хартумом. Чрезвычайное положение отменено, но объективно вряд ли стоит рассчитывать на освобождение всех без исключений арестантов, особенно зачинщиков недавних беспорядков, в ходе которых только в течение последних месяцев погибли и ранены сотни человек. Тем не менее, главное препятствие в политическом поле – сохранение ключевых противоречий между военными, с одной стороны, и двумя ведущими оппозиционными группами «Суданской ассоциацией профессионалов» и «Комитетом сопротивления», является на сегодня главным вызовом для устойчивого экономического развития Судана. Оппозиция безусловно выступает за отстранение военного истеблишмента от властных полномочий, а предлагаемое оппозиционерами видение «демократического» устройства с вероятной потерей суверенитета и передачей под политический и финансовый контроль Запада, категорически не устраивает нынешний военно-политический истеблишмент. Позиция военных – передача власти в Судане законно избранному новому правительству, но не ранее июля 2023 г., когда будут созданы условия для проведения непредвзятых общенациональных выборов, и минимизирована угроза революционных переворотов. Таким образом, неразрешимость этого противоречия между Суверенным советом и оппозицией переговорным путем может привести к серьезной дестабилизации, включая эскалацию конфликта и насилия в Дарфуре, и соответственно, скорому краху экономической системы. Сохранение же нынешнего статуса-кво для аль-Бурхана с каждым месяцем осложняется под воздействием растущих экономических проблем и соответственно требует от властей в Хартуме пошаговых уступок для улучшения доступа к международным финансовым ресурсам.

52.11MB | MySQL:103 | 0,522sec