Иран: апрель-2009

ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

Внутриполитическая обстановка

1 апреля Иран отметил 30-ю годовщину провозглашения Исламской Республики. Монархия в Иране была окончательно ликвидирована, государственной религией был объявлен ислам шиитского толка.

В ходе состоявшегося 1 апреля 1979 г. общенационального референдума 98% иранцев высказались в пользу смены государственного строя. Этому событию предшествовала исламская революция, результатом которой стало свержение в феврале 1979 г. последнего иранского шаха — Мохаммада Резы Пехлеви.

В специальном заявлении Наблюдательного совета страны сказано, что это событие стало «судьбоносным для Ирана и всего мира, оно открыло новую страницу в истории нашей страны и в истории ислама». По всей стране прошли торжественные мероприятия.

Но все же главным внутриполитическим событием апреля в Иране оставалась президентская предвыборная кампания. В конце апреля глава Центральной избирательной комиссии Кямран Данешчу сообщил, что в ИРИ правом голоса обладают 46,2 миллиона человек (при численности населения 70 миллионов). 12 июня, в день выборов, на территории страны будут функционировать 386 избирательных участков.

Г-н Данешчу также добавил, что кандидаты в президенты смогут вести свою агиткампанию с 22 мая по 10 июня. «11 июня предвыборная кампания завершится, а на следующий день пройдут выборы. Для голосования будет отведено 10 часов. Но если понадобиться, время будет увеличено», — подчеркнул он.

9 апреля Наблюдательный совет объявил, что никаких ограничений, касающихся участия женщин в борьбе за пост президента страны, нет. В этой связи представитель Совета Аббас Али Кадкодае заявил: «Наблюдательный совет никогда не отстранял от выборов чью-то кандидатуру, будь это мужчина или женщина. Если женщину не допускали до выборов, то потому что она не обладала достаточными навыками».

Напомним, что в ноябре 2008 г. парламент Ирана ужесточил требования к кандидатам в президенты страны. Так, баллотироваться на этот пост теперь могут граждане Ирана не моложе 40 и не старше 75 лет, получившие ученую степень магистра или эквивалентную ей. Кандидаты также должны исповедовать ислам шиитского толка.

Справка. Наблюдательный совет (или Совет хранителей Конституции – «Шоурайе негяхбане кануне асаси») — важнейший орган в государственной структуре Ирана. Главная задача НС — толкование Конституции ИРИ и определение соответствия всех решений парламента законам шариата, учению пророка Мохаммада и Конституции ИРИ. Кроме того, на НС возложены задачи по наблюдению и контролю за выборами президента, парламента, Совета старейшин, за проведением общенациональных референдумов, а также за подлинностью их итогов. По закону кандидаты на выборные государственные должности должны получить «добро» от НС. Наблюдательный совет изучает послужной список кандидатов, устанавливает, соответствует ли их поведение требованиям Конституции и ислама. Причем если в Конституции все положения четко определены, то толкование норм ислама зависит от взглядов членов НС.

В апреле нынешний президент Ахмадинежад еще не объявил о решении баллотироваться на пост президента на второй срок. Но мало кто сомневается, что он сделает это в мае. Тогда основными конкурентами в борьбе за пост президента ИРИ станут Махмуд Ахмадинежад, бывший глава Корпуса стражей исламской революции Мохсен Резаи, председатель Партии национального доверия, экс-спикер меджлиса Мехди Кярруби и экс-премьер-министр Мир Хосейн Мусави. Первых двух аналитики относят к политическим группам, представляющим исламистских радикалов и консерваторов, двух вторых — к политическим группам, представляющим умеренных либералов-реформаторов. Интересно, что, несмотря на политические расхождения, Резаи, Мусави и Кярруби еще до официального начала предвыборной кампании подвергают нынешнее правительство страны во главе с Ахмадинежадом резкой критике практически во всех областях его деятельности.

В апреле два кандидата от реформаторов — Мехди Кярруби и Мир Хосейн Мусави — пришли к соглашению объединить усилия в предвыборной борьбе. Они создали совместный комитет избирательных штаб-квартир Мусави и Кярруби с целью координирования их работы.

Кроме того, эти кандидаты сформировали единый комитет по контролю за выборами. Этот комитет был создан для предотвращения фальсификаций в ходе голосования и обеспечения правильного подсчета голосов. Официально комитет приступил к работе 26 апреля. Этот шаг свидетельствует об обеспокоенности оппозиционных кандидатов возможностью фальсификации президентских выборов.

Ранее кандидат в президенты Мехди Кярруби обвинил секретаря Наблюдательного совета аятоллу Ахмеда Джанати в поддержке нынешнего президента Махмуда Ахмадинежада. В открытом письме, адресованном аятолле Джанати, председатель Партии национального доверия Кярруби написал: «Если на выборах происходят нарушения, следует обращаться к вашему Совету, а кому жаловаться на вас?» Ахмед Джанати неоднократно заявлял, что в период президентства Ахмадинежада страна добилась небывалого развития. Он предупредил, что враги иранского народа «стараются, чтобы президентом Ирана стал прозападный кандидат» и «пытаются осуществить цветную революцию».

Как известно, в марте лидер либералов-реформаторов экс-президент аятолла Хатами снял свою кандидатуру в кандидаты на пост президента, чтобы не распылять голоса в лагере реформаторов. Пока что неизвестно, кого из двух кандидатов будут поддерживать сторонники реформаторов. Однако, как считают иранские аналитики, политические процессы показывают, что большинство либерально мыслящих избирателей поддерживают Мусави, но и число сторонников Кярруби также не маленькое. Общественный опрос о том, какому из кандидатов от реформаторов народ окажет большую поддержку, не проводился, однако фактом является то, что у обоих кандидатов есть свои сторонники. Большинство сторонников Хатами находятся в нерешительности и пока не приняли конкретного решения, какого именно кандидата — Мусави или Кярруби — они поддержат.

При этом наблюдатели отмечают, что либеральная молодежь концентрируется вокруг Мир Хосейна Мусави. Растет число добровольцев, готовых безвозмездно работать в интересах победы г-на Мусави. Хотя, по многим показателям, предвыборная кампания этого кандидата хорошо финансируется.

В апреле кандидат в президенты Мусави изложил тезисы своей программы. В частности, он сказал: «Думаю, что в соответствии с национальными интересами следует повысить активность во внешней политике. Надо действовать только для разрешения внутренних проблем. Мы должны очень постараться, чтобы вновь завоевать доверие международного сообщества». Г-н Мусави отметил, что «последние годы мы проводили нестабильную политику, и все было непостоянно», и подчеркнул, что в его платформе главной целью является обеспечение стабильности во внешней политике, в экономической и внутренней политике.

Примечательно, что в интервью британской The Times Мир Хосейн Мусави как бы направил «послание примирения» президенту США Бараку Обаме с изложением нового подхода, резко отличающегося от «провокационной» политики нынешнего президента Ирана Махмуда Ахмадинежада. Г-н Мусави сообщил, что он будет готов встретиться с Обамой, если отношения между двумя странами улучшатся. Также он сказал, что намерен по-другому строить отношения с миром.

В своих выступлениях Мир Хосейн Мусави подчеркивает, что готов вести переговоры с США, если от Ирана не будут требовать слишком многого. По его словам, Ирану следует отказаться от своей ядерной программы, которая служит главным источником напряженности в отношениях с Вашингтоном.

Что касается внутриполитических вопросов, то бывший премьер-министр Ирана обещал, что если он победит на выборах, то будет стараться устранить недостатки в государственных органах и создать систему информирования, которая является «правом народа». Г-н Мусави добавил, что считает осуществление закрепленных в Конституции свобод необходимым условием для развития государства. «Свобода слова и прессы должны быть обеспечены в рамках Конституции», — сказал он.

Напомним, что, согласно отчету организации «Репортеры без границ», в последние четыре года (в период президентства Махмуда Ахмадинежада) в Иране была приостановлена деятельность более 200 СМИ, арестованы 200 журналистов, пять миллионов интернет-сайтов были закрыты правительством.

Другой кандидат из лагеря умеренных либералов-реформаторов, бывший спикер иранского меджлиса Мехди Кярруби также подверг критике нынешнего президента ИРИ. Г-н Кярруби заявил, что если будет избран президентом, нынешняя политика будет изменена. Мехди Кярруби обвинил Ахмадинежада в том, что тот довел Иран до международной изоляции и не смог справиться с экономической ситуацией в стране. Вице-спикер иранского парламента также отметил, что неоднократные высказывания Ахмадинежада о Холокосте (отрицание Катастрофы еврейского народа во время Второй мировой войны) были излишними и принесли более вреда, чем пользы.

Некоторые наблюдатели отмечают, что из команды президента Ахмадинежада накануне выборов начался «отток сил». Так, в апреле подал в отставку главный советник президента Ирана Сеид Муджтаба Самара Хашими, который объяснил этот шаг тем, что намерен служить стране в других сферах.

Однако этот факт нисколько не лишает нынешнего президента возможности участвовать и победить на президентских выборах. По мнению многих специалистов, в том числе и иранских, именно Махмуд Ахмадинежад является основным претендентом на победу.

Иранская официальная пропаганда делает все, чтобы подготовить почву для продления еще на четыре года президентство Ахмадинежада. Нагнетается обстановка осажденного лагеря, борющегося с бесконечными происками врагов, которых способна одолеть только сильная личность на посту президента. При этом много внимания уделяется деятельности иностранных спецслужб и их агентуры против Исламской Республики.

В конце апреля пришло сообщение о задержании в Иране группы лиц (число задержанных и их личности не раскрываются), обвиняемых в шпионаже в пользу Израиля. По этому поводу министр информации (безопасности) ИРИ Голям Хосейн Мохсени Эжеи заявил: «Группа террористов, служащих сионистской разведке, намеревалась в преддверие президентских выборов посеять панику и совершить взрывы в Тегеране. Однако террористы были схвачены разведывательными органами Ирана».

В этом же месяце Организация по борьбе с организованной преступностью Ирана обнародовала имена и фотографии граждан, задержанных ранее силами безопасности КСИР. Они входили в преступную группу из 26 человек. Целью группы была подготовка «бархатной революции» в Иране при поддержке внешних сил. Арестованные обвиняются также в создании веб-страниц, содержание которых противоречит религии, культуре и нравственности.

В Иране преступники не только создают запрещенные по тематике сайты, способные привести к «бархатной революции», но и стреляют в полицию. В апреле неизвестная группа напала на участок полиции в окрестностях города Паве на границе с Ираком. В результате завязался настоящий бой. Погибли 20 человек, из них десять полицейских, несколько человек получили ранения. Причина нападения на учреждение правоохранительных органов не сообщается. Наблюдатели отмечают, что в приграничных районах Ирана в последние годы неоднократно происходили столкновения боевиков из местных религиозных и этнических группировок.

Но, несмотря на некоторые эксцессы, в целом в апреле внутриполитическая обстановка в Иране, оставаясь относительно стабильной, характеризовалась прежде всего предвыборной борьбой. И все события внутренней жизни ИРИ так или иначе были связаны с ней.

Основные внешнеполитические события

В апреле президент Ирана Махмуд Ахмадинежад в очередной раз подтвердил глобальные амбиции Ирана. Выступая 18 апреля на митинге перед началом военного парада в честь Дня вооруженных сил, иранский президент заявил: «Благодаря своим высшим ценностям и сильной армии народ Ирана готов активно участвовать в управлении миром и обеспечении безопасности в различных регионах планеты».

Вселенский масштаб прожектов г-на Ахмадинежада распространяется не только на управление миром, но и на его реконструкцию. Напомним, что за несколько дней до этого президент ИРИ обратился к иранским ученым с призывом разработать основные принципы нового политико-экономического порядка в мире. Г-н Ахмадинежад заявил, что иранские ученые могут выполнить эту задачу, и призвал их начать разработку всемирной глобальной модели, основанной на принципах гуманизма и этики. Иранский президент добавил, что такая экономическая модель поможет уничтожить нищету.

В русле этой задачи можно рассматривать и документ по преодолению последствий мирового финансового кризиса, который, по словам президента ИРИ, он подготовил для рассылки главам государств. Правда, о деталях этого документа дополнительной информации дано не было.

Но при всем этом Иран, надо полагать, не отрицает возможности войн. На форуме Альянса цивилизаций, проходившем в апреле Стамбуле, экс-президент Ирана Мохаммад Хатами определил, что причину споров и войн, происходящих в мире, нужно искать в политических и экономических интересах. Он считает, что религия имеет большое влияние на жизнь, культуру и развитие людей. Но религиозный фактор нельзя рассматривать как причину войн.

Иран продолжал проявлять интерес к региональным организациям, в частности, на этот раз не к Шанхайской организации сотрудничества, как было раньше, а к Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Справка. Участниками ОДКБ, созданного в мае 1992 г., являются семь государств — Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан.

В апреле посол Ирана в России Махмуд Реза Саджади заявил о том, что Иран сейчас очень активно решает вопрос о формате сотрудничества с ОДКБ. В секретариате ОДКБ подтвердили, что в последнее время Иран действительно проявляет интерес к ОДКБ и ее нормативной правовой базе. В течение последних полутора лет прошло несколько встреч генерального секретаря ОДКБ Николая Бордюжи с официальными лицами Ирана.

Однако при этом сам г-н Бордюжа заявил, что ОДКБ действительно сотрудничает с Ираном по ряду направлений, например, таких как борьба с незаконным оборотом наркотиков. Но вопрос о том, что Иран готов вступить в ОДКБ, не стоял. Хотя в секретариате организации не исключают, что Иран в перспективе может получить в ОДКБ статус страны-наблюдателя, поскольку это не противоречит уставу ОДКБ и Конституции Исламской Республики Иран.

Политика Ирана в этом направлении вполне понятна и обоснована. Стремясь в одну из региональных организаций, предполагающих обеспечение безопасности ее членов, Тегеран пытается получить зонтик безопасности на случай крайнего обострения своих отношений с Израилем и, не исключено, — с США.

Важным мероприятием апреля стало прошедшее в середине месяца 25-е заседание Специальной рабочей группы по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. В заседании приняли участие рабочие группы во главе с заместителями министров иностранных дел пяти прикаспийских государств. Вопрос о регулировании правового статуса моря решается при участии России, Ирана, Казахстана, Азербайджана и Туркмении. Как сообщил посол по особым поручениям МИДа РФ Александр Головин, текст Конвенции о правовом статусе Каспийского моря готов более чем на 70%.

Однако в Москве утвердить оставшиеся 30% не удалось. При оптимистичном прогнозе на будущее у представителей России, Азербайджана, Казахстана иранский представитель дал явно пессимистическую оценку, отметив, что никакого сближения позиций сторон по каспийскому «разделяющему вопросу» не намечается, а Иран, как и раньше, требует себе 20% акватории моря, и ни мили меньше. При этом иранский дипломат пояснил, что ни о каком общем 20%-ном делении акватории моря никто не договаривался. «Это Иран хочет себе 20% водной территории и недр Каспия. А как оставшуюся часть моря будут делить между собой четыре другие страны — нас уже не касается».

Напомним, что ныне уже решены вопросы об использовании шельфа Каспия только в северной его части, то есть там, где между собой договаривалась не вся «каспийская пятерка», а только три соседние страны — Россия, Казахстан и Азербайджан. В целом же в ближайшем будущем проблема Каспия на все 100% вряд ли будет закрыта.

Тема ирано-американских отношений в апреле оставалась актуальной. В Вашингтоне обсуждали итоги конференции по Ирану, которую повел американский исследовательский центр American Enterprise Institute (AEI).

Участники конференции заявили о необходимости выработки четкого плана действий в отношении Тегерана. Однако до сих пор в Белом доме не поставлена даже цель возможных американо-иранских переговоров. Пока команда Барака Обамы четко не представляет, чего она хочет и может добиться в результате переговорного процесса.

Но Вашингтон в последнее время расширяет список стран, с которыми ведет диалог по проблемам Ирана, пытаясь заручиться их поддержкой в своей политике по отношению к Тегерану. Между США и Японией до сих пор активно не проводилось обсуждение вопросов, связанных с Ираном. В апреле состоялось открытие этого диалога. В консультациях в Вашингтоне приняли участие японский посол в Тегеране Акио Сирота и директор ближневосточного департамента МИДа Японии Тосиро Судзуки. Оба дипломата провели отдельные встречи с директором иранского сектора СНБ США Пунитом Талваром, а также с и.о. помощника госсекретаря США Джеффри Фельтманом, который курирует иранскую тематику, и влиятельными конгрессменами США. В Соединенных Штатах «считают полезным привлечь к этой работе японскую сторону, имеющую весьма устойчивые контакты с Ираном».

Американские политологи полагают, что США должны задействовать все средства в своей иранской политике: дипломатические, экономические и военные. При этом было отмечено, что дипломатия может не успеть. Военный эксперт AEI Фредерик Каган полагает: «Иран, по различным данным, может получить ядерную бомбу в течение одного-двух лет. Время, потраченное на переговоры и ожидаемый эффект от санкций, может занять от трех до пяти лет. По-моему, в этой ситуации будет немного поздно» (надо понимать — уже поздно начинать сейчас переговоры).

В отличие от господина Кагана, эксперт Брукингского института Кеннет Поллак, бывший аналитик ЦРУ по Ирану и Ираку и бывший директор Совета национальной безопасности США по Персидскому заливу, считает, что время для выработки «иранского плана» у Вашингтона пока есть. По мнению эксперта, в июне президентские выборы в Иране покажут, по какому пути нужно будет США идти дальше.

В свою очередь, иранская сторона уверенна, что только выдержка и стойкость иранского народа смогут противостоять опасности в лице Соединенных Штатов, руководители которых будут вынуждены пойти на изменения политики в отношении Ирана. Как заявил президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад, «воля Обамы заключается в изменении политики… И мы надеемся, что ему удастся это сделать: вернуть правительство Америки к территории США». Вместе с тем он сказал, что для Ирана «не важны личности президентов США». «Мы против сатанистского поведения, против антигуманистического поведения, против войны, оккупации и насилия, но мы никого не называли шайтаном или дьяволом», — отметил иранский президент, погрешив при этом против истины (прежде всего в отношении дьявольских дефиниций различных стран).

Возможно, именно для того чтобы продемонстрировать волю иранского народа, студенты Тегеранского университета в апреле провели митинг перед зданием бывшего американского посольства в связи с 30-летием разрыва отношений между ИРИ и США. По всей вероятности, накал ненависти к США был настолько велик, что молодые люди не стали дожидаться 4 ноября, то есть дня, когда три десятилетия назад произошел этот разрыв, а провели его на полгода раньше. Участники митинга наклеивали на стены здания бывшего посольства карикатуры на официальных лиц США и выкрикивали: «Смерть Обаме».

Как известно, одним из мотивов Белого дома для нормализации американо-иранских отношений является общность интересов Вашингтона и Тегерана в вопросе о стабилизации ситуации в Афганистане. В этой связи в апреле появились сообщения, что США намерены использовать территорию Ирана для переброски в Афганистан американских войск, оружия, боеприпасов и продовольствия.

Министр обороны Роберт Гейтс, начальник Объединенных штабов адмирал Муллен и глава транспортного командования войск США генерал МакНабб изложили свой план президенту и даже начали закулисные переговоры с иранскими военными.

Американское командование планирует использовать базу американских ВВС Эль-Удейд в Катаре для переброски войск и снаряжения по воздушному коридору через Персидский залив, пересекая иранскую границу. Далее маршрут будет пролегать над южным и центральным Ираном до Кандагара.

По мнению американских военных стратегов, идеальной морской базой для переброски войск и снаряжения в Афганистан может стать военно-морская база КСИР Чахбахар, расположенная в Аравийском море, возле иранской границы с Пакистаном. Из этого порта американские войска будут направляться через Систан-Белуджистан до ирано-пакистано-афганской границы, а оттуда в Кандагар.

Однако эксперты сомневаются в том, что в обозримой перспективе Иран сможет стать транзитным пунктом для доставки грузов НАТО в Афганистан. Тем более, как и все «иранское направление» внешней политики Белого дома, в Вашингтоне не определено и отношение к роли ИРИ в Афганистане, несмотря на желание использовать «иранский коридор».

Так, в США прохладно отнеслись к предложению Тегерана об оказании содействия коалиционным войскам в Афганистане. «Если иранцы действительно хотят помочь в Афганистане, первое, что они должны сделать, — это прекратить снабжать оружием талибов», — заявил министр обороны США Роберт Гейтс, комментируя сообщения о готовности Тегерана оказать содействие в подготовке афганских полицейских.

Кроме того, как заявил в апреле министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки, в настоящее время Тегеран разрабатывает план для улучшения ситуации в соседнем Афганистане. Однако министр не предоставил каких-либо деталей плана.

В целом в последние месяцы отмечается потепление в двусторонних отношениях между Кабулом и Тегераном. С начала этого года соседний Иран с официальными визитами посетили вице-президент Афганистана Абдул Карим Халили, глава верхней палаты афганского парламента Сибгатулла Моджадиди. В апреле по официальному приглашению иранского меджлиса ИРИ посетила делегация афганских парламентариев во главе с председателем Национального собрания Афганистана Юнусом Кануни. В ходе визита глава афганского парламента встретился с высшими должностными лицами Ирана.

Тегеран волнуют и политико-географические проблемы ирано-афганских отношений. Не секрет, что точной пограничной линии между двумя государствами не существует. Это отрицательно сказывается на борьбе против контрабанды и в первую очередь против наркотрафика, а также нередко приводит к конфликтам между иранскими и афганскими пограничниками. Поэтому 15 апреля в Тегеране приступила к работе ирано-афганская группа по делимитации и демаркации ирано-афганской границы. В ее состав входят представители МИДов и министерств обороны Ирана и Афганистана и представители пограничных полицейских сил Ирана.

Укрепляются связи Тегерана и в трехстороннем формате. В конце апреля главы внешнеполитических ведомств Ирана, Афганистана и Пакистана приняли совместную декларацию о развитии разносторонних взаимовыгодных отношений. В декларации, в частности, отмечается, что все стороны подтвердили важность трехстороннего диалога по региональным и глобальным проблемам, представляющим общий интерес. Министры договорились удвоить усилия в деле общей борьбы с терроризмом, экстремизмом, наркотрафиком, региональной и международной преступностью во имя укрепления мира, безопасности, стабильности и экономического развития региона.

Продолжилось укрепление союзнических отношений Ирана и Сирии. Состоялся визит сирийского министра иностранных дел Валида аль-Муалема в Тегеран, который рассматривался как подтверждение заявленного сирийской администрацией нежелания разрушать сирийско-иранские связи, на чем настаивают в Вашингтоне. Высокопоставленные сирийские источники сообщили, что представителям американской администрации «при всем желании не удастся вбить клин в отношения между Ираном и Сирией». Министр Аль-Муалем высказал надежду, что ему удалось донести до иранского руководства идеи сирийского правительства об углублении и в некоторых случаях о расширении связей между Дамаском и Тегераном.

Но все же не исключено, что опасения Тегерана в плане возможного успеха американо-израильской политики в отношении Сирии вынуждают иранское руководство искать контакты с недружелюбным Египтом. Так, в апреле отмечалась активизация политической деятельности ИРИ на египетском направлении. Представитель иранского МИДа Хасан Кашкави попросил организацию «Исламская конференция» (ОИК) о посредничестве между Ираном и Египтом. Отношения двух стран в последние десятилетия не отличаются дружелюбием. Иран всегда призывал египетское правительство к решению проблем мусульманского мира, в особенности к принятию более жесткой позиции в отношении «сионистского режима».

В свою очередь Египет, как и многие умеренные арабские режимы, считает необходимым ослабить влияние Ирана на ХАМАС и «Хизбаллу» и не допустить, чтобы Тегеран контролировал внутреннюю политику Ливана и на палестинских территориях. Политологи полагают: то, что происходит между Египтом и Ираном на площадке Ближнего Востока, представляет собой большую «региональную игру» между двумя странами. Возможно, иранская инициатива в ОИК является частью этой игры.

Между тем продолжается напряженность между Ираном и Марокко, возникшая в феврале после высказывания иранского парламентария, поставившего под сомнение суверенитет Бахрейна. В ответ на это заявление руководство Марокко отозвало своего посла в Иране. Помимо этого марокканские власти обвинили Иран в попытке распространить шиитскую идеологию в суннитском Марокко, расценив это как вмешательство во внутренние дела страны. Тегеран в ответ запретил Марокко участвовать в 22-й Международной Тегеранской книжной выставке в столице Ирана.

Неоднозначны отношения Ирана и с соседним Ираком. Руководители Ирака в зависимости от своей принадлежности к тому или иному направлению ислама по разному оценивают Иран и его политику. Так, вице-президент Ирака Тарик аль-Хашими — мусульманин-суннит — охарактеризовал политику Ирана в отношении его страны как безответственную. В одном из апрельских интервью он заявил, что «у Багдада есть большие проблемы с Тегераном». Иран, указал Аль-Хашими, постоянно вмешивается во внутренние дела Ирака, «осуществляет агрессию на пограничных территориях… Результаты обмена визитами высокого уровня выглядят незначительными по сравнению с уроном, нанесенным Ираном иракским интересам».

Конечно, с подобным мнением в отношении ИРИ вряд ли согласится премьер-министр Ирака Нури аль-Малики. Он, как и все иракские шииты, нацелен на развитие и укрепление связей с Тегераном.

Следует отметить, что Иран все больше становится проблемой для арабских стран. В связи с этим многим в арабском мире не нравится перспектива нормализации американо-иранских отношений. Некоторые арабские страны, прежде всего зоны Персидского залива, выразили свою озабоченность тем, что сближение Вашингтона и Тегерана может усилить Иран и негативно отразиться на процессе решения его ядерной программы.

Правительства арабских государств потребовали гарантий от американского руководства в том, что улучшение отношений между США и Ираном не скажется на их безопасности.

Необходимо напомнить, что в еще большей степени опасаются подобного развития событий в Израиле. Поэтому в соответствии с принципом «враг моего врага — мой друг» в последние месяцы все явственнее вырисовывается идейно-политический антииранский альянс умеренных арабских режимов и Израиля.

В апреле Иран продолжил свое пропагандистское наступление на Израиль. 20 апреля — в день рождения Гитлера и за сутки до Дня памяти жертв Холокоста — в Женеве на конференции ООН по борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью иранский президент Махмуд Ахмадинежад выступил с антиизраильской речью. В принципе ничего нового он не сказал. Он вновь заявил о незаконном государстве Израиль, которое оккупировало палестинские территории и создало некое образование, в котором приезжие колонизаторы имеют больше прав, чем местное население. Как неоднократно и до этой конференции, г-н Ахмадинежад отметил, что «после Второй мировой войны они — евреи — прибегли к военной агрессии, чтобы под предлогом страданий евреев сделать целую нацию бездомной». «Они направили переселенцев из Европы, США и других частей света, чтобы установить в оккупированной Палестине абсолютно расистское правление… В сущности, в качестве компенсации за ужасные последствия расизма в Европе им удалось привести к власти в Палестине самый жестокий и репрессивный расистский режим». Разразился скандал. Делегаты от стран ЕС демонстративно покинули заседание. Официальные представители Евросоюза и США осудили выступление Ахмадинежада как «мерзкое и полное ненависти». Ватикан назвал его «экстремистским и неприемлемым». Верховный комиссар ООН по правам человека Нейви Пиллей — «противным» и «отвратительным» одновременно. Выступая на пресс-конференции после заседания, генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил, что для него произошедшее стало «очень тревожным уроком», и назвал ситуацию «совершенно неприемлемой».

МИД РФ также отреагировал на выступление Ахмадинежада, назвав его «жестким, несбалансированным» и по содержанию не имеющим отношения к предмету конференции.

Всеобщая критика выступления Ахмадинежада вызвала негодование в Тегеране, особенно заявления генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, который осудил речь иранского президента за «использование трибуны ООН для того, чтобы обвинять, разделять и даже подстрекать».

В распространенном письме постпреда Ирана при ООН Мохаммада Хазаи на имя Пан Ги Муна говорится, что осуждение генсеком главы ИРИ на фоне молчания в отношении действий Израиля против палестинцев противоречит принципам «беспристрастности и справедливости», которыми обязан руководствоваться высший представитель ООН. «Нужно проявлять крайнюю степень осмотрительности, чтобы избежать ситуации, когда ООН и ее уважаемые представители воспринимались бы как сторонники избирательного подхода, практикующие двойные стандарты или занимающие предвзятые позиции. Именно такая необъяснимая реакция последовала на заявление (Ахмадинежада. — Авт.) на фоне того, что ООН и ее официальные лица хранят молчание по поводу отвратительных преступлений израильского режима против ни в чем не повинных палестинцев и по поводу угроз, обвинений и извращения фактов, применяемых израильским режимом против Ирана».

Но в Иране официальная пропаганда расценила выступление Ахмадинежада в Женеве как выдающееся. Сам президент Ахмадинежад был, по утверждению государственного информационного агентства ИРНА, «восторженно встречен в Тегеране тысячами людей, представляющими разные слои иранского общества». 210 депутатов меджлиса (из 290) распространили заявление, в котором поддержали выступление президента Ирана против Израиля на конференции против расизма «Дурбан-2». В заявлении говорится: «Мировая общественность еще не забыла резню сионистским режимом женщин и детей в Газе, и уже проводится конференция «Дурбан-2». К сожалению, ни новоизбранный под лозунгом «изменения» президент США, ни международные организации, ни даже СБ ООН не предприняли ни единого шага против этого расистского преступления». «Мы, депутаты парламента Ирана, всесторонне поддерживаем позицию уважаемого президента Ирана и осуждаем заранее подготовленные сионистским режимом и его протекторами действия», — говорится в заявлении.

В свою очередь, Махмуд Ахмадинежад заявил, что в ходе конференции в Женеве он выразил «мнение иранского народа о сионистском режиме» и что необходимо заблокировать возможность использования международных организаций «в интересах сионистов».

Однако вся мощь антиизраильской кампании не смогла препятствовать появлению в магазинах и на рынках иранской столицы «вражеских» апельсинов из «сионистского образования», то есть Израиля. В связи с чрезвычайной ситуацией власти Тегерана обратились к судебным органам с просьбой принять необходимые меры по борьбе с подобной контрабандой. Оставшийся в магазинах запас израильских апельсинов был изъят из продажи.

В ответ на апрельские антиизраильские демарши иранского руководства премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу заявил в Иерусалиме на ежегодной церемонии памяти жертв Холокоста, что Израиль не позволит отрицателям Холокоста повторить геноцид еврейского народа.

Театр военных, точнее — пока, слава богу, только политико-дипломатических, действий между Израилем и Ираном расширяется, выходит за рамки региона Ближнего и Среднего Востока. В апреле министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман распорядился подготовить пакет дипломатических и экономических инициатив для стран Африки и Латинской Америки с целью расширить круг стран, выступающих против Ирана и иранской ядерной программы. По словам главы МИДа, Израиль не должен ограничивать свои дипломатические усилия США и Европой, учитывая резкую активизацию попыток Ирана усилить свое влияние в Африке и Южной Америке.

Действительно, в последнее время отмечается активизация иранской дипломатии в Африке и Латинской Америке. В апреле президент Венесуэлы Уго Чавес совершил свой седьмой визит в Иран. Махмуд Ахмадинежад и Уго Чавес на встрече в Тегеране выразили удовлетворение состоянием двусторонних отношений. Для его дальнейшего развития «нет никаких преград», заявил Ахмадинежад. По мнению президентов двух стран, ирано-венесуэльские отношения в современной международной ситуации имеют особое значение и приобретают особый смысл, поскольку Иран и Венесуэла «образуют единый революционный фронт». По словам Ахмадинежада, в ходе нынешнего визита стороны обсудили рассчитанную на 10 лет программу взаимодействия, в том числе в экономической сфере — по преодолению последствий мирового экономического кризиса.

В мае планировались визиты президента Ахмадинежада в ряд стран Латинской Америки, в том числе в Бразилию. Однако было объявлено о переносе сроков этих визитов. Наблюдатели связывают это или с началом активной фазы предвыборной президентской кампании в Иране, где нынешний президент будет играть одну из первых ролей, или с волной протестов против визита Ахмадинежада в странах, которые хотел посетить иранский президент. Но как бы то ни было, нельзя отрицать возросшую активность иранской внешней политики в Латинской Америке.

Иранская дипломатия активно работает не только на других континентах, но и по соседству, в частности, на Южном Кавказе. В середине апреля состоялся трехдневный официальный визит в Иран президента Армении Сержа Саргсяна. В ходе визита президент Армении встретился с духовным лидером Ирана Али Хаменеи, провел переговоры со своим иранским коллегой Ахмадинежадом, беседовал с председателем парламента Ирана Али Лариджани, с секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана Саидом Джалили, другими официальными лицами. В Тегеране президент Армении встретился также с представителями армянской общины Ирана, которая насчитывает около 200 тыс. человек.

На ирано-армянских переговорах были затронуты вопросы, касающиеся двусторонних отношений, а также широкий круг региональных проблем. Президенты обеих стран высоко оценили уровень диалога между Арменией и Ираном и отметили важность усилий, направленных на укрепление ирано-армянской дружбы.

В Тегеране было подписано в общей сложности восемь финансово-экономических документов. По завершении визита Серж Саргсян поблагодарил иранского коллегу за теплый прием и выразил особую благодарность президенту Ирана за внимание к армянским соотечественникам и сохранение армянского культурного наследия.

В апреле проявилась и азербайджанская тема. Президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал распоряжения об утверждении документов, ранее подписанных этой страной с Ираном. Президентом Алиевым были утверждены меморандумы о взаимопонимании и сотрудничестве: в сфере туризма; в почтовой сфере; в области культурного наследия; в сфере статистики; между Национальной библиотекой Азербайджана им. М.Ф. Ахундова и Национальной библиотекой и архивом Ирана.

С целью подписания «Меморандума о сотрудничестве между Министерством молодежи и спорта Азербайджанской Республики и Национальной молодежной организацией Исламской Республики Иран» министр молодежи и спорта Азербайджана Азад Рагимов совершил визит в Иран.

В российско-иранских отношениях особых событий не произошло. Однако обсуждение ситуации в Иране и вокруг него продолжилось. В апреле премьер-министр России Владимир Путин, отвечая в Госдуме на вопросы депутатов после своего выступления с отчетом об итогах работы правительства за 2008 г., в частности, заявил, что не располагает информацией о том, что кто-то планирует применять военную силу против Ирана. «По поводу того, что принято решение о применении силы против Ирана. У меня такой информации нет», — сказал Владимир Путин, комментируя высказывания лидера ЛДПР Владимира Жириновского о том, что на Западе уже определились с применением силы в отношении Ирана.

Посол ИРИ в Москве Махмуд Реза Саджади сделал несколько интересных заявлений. Во время визита в один из исследовательских центров МГУ он заявил, что его страна полностью поддержала миротворческие действия России в Южной Осетии. Также Иран одним из первых осудил геноцид народов Южной Осетии и Абхазии со стороны Грузии. По словам посла, в настоящее время Иран налаживает двустороннее сотрудничество с этими республиками. Далее посол Ирана призвал Россию не поддаваться на «американскую авантюру» с системой ПРО в Европе. По его словам, США скрывают от своих восточных партнеров то, что финансовая составляющая этого проекта неподъемна для американской экономики.

Чуть позднее в апреле г-н Саджади в своих беседах сделал акцент на том, что Иран намерен развивать отношения с Россией в сфере туризма. «ИРИ полностью готова к подъему полезных отношений с РФ в области туризма до самого высокого уровня», подчеркнул посол. Г-н Саджади, слова которого приводит пресс-служба посольства, призвал российские туристические агентства «направить свою активность и капиталовложения в различные секторы иранского туризма и, в качестве гарантии капиталовложений, воспользоваться содействием Организации культурного наследия и туризма ИРИ… «Мы предлагаем, чтобы агентства РФ при организации туров, сотрудничая и координируя свои действия с Организацией по культурному наследию и туризму Ирана или со своими торговыми партнерами в Иране, максимально использовали все возможности для обеспечения поездок российских туристов в рамках организованных туров». При этом посол Саджади отметил, что на сегодняшний день для российских граждан, желающих посетить Иран, установлены облегченные процедуры при выдаче виз.

В апреле состоялось еще несколько контактов руководства ИРИ с иностранными государственными деятелями. Во время своего визита в Женеву на уже упоминавшуюся международную конференцию президент ИРИ встретился с президентом Швейцарии Гансом-Рудольфом Мерцем. Президенты обсудили ряд дипломатических вопросов. Швейцария представляет интересы США с 1980 г., когда были разорваны дипломатические отношения между США и Ираном.

Однако главной темой беседы были «вопросы сотрудничества в области энергетики и экономики». Об этом стало известно из заявления, опубликованного правительством Швейцарии, однако никаких подробностей сообщено не было.

Министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки совершил визит в Бельгию для участия в заседании по вопросу Сомали в Брюсселе по приглашению генсека ООН. В Брюсселе по приглашению ООН и при участии Евросоюза, ОИК и других организаций прошла конференция на тему о восстановлении безопасности, мира и стабильности в Сомали.

В апреле пришла заслуживающая внимания информация. Иранское информационное агентство Фарс в иранском городе Мешхеде открыло свое региональное представительство по Центральной Азии, Афганистану и Индостанскому полуострову. Об этом сообщил его директор, который выразил надежду, что «представительство может стать мостом, соединяющим страны стратегического региона и имеющим общие культурные и цивилизационные корни».

Генеральный директор ИА Фарс Хамед Реза Мугаддамфар назвал страны Центральной Азии и Индостанского полуострова стратегическими партнерами Ирана и выразил надежду на то, что его агентство путем объективного освещения событий может стать «источником вдохновения для миллионов людей, желающих духовности, справедливости и свободы». По его мнению, «усиливающаяся конкуренция вокруг Исламской Республики Иран повышает ответственность информагентства как известного и влиятельного в регионе СМИ». Хамед Реза Мугаддамфар подчеркнул «незыблемость принципов подготовки и подачи информации для агентства Фарс, полагая, «что путем усиления таких факторов, как оперативность, точность, подлинность и всесторонность, агентство сумеет укрепить свое влияние в регионе и свести на нет попытки монополизации информационного пространства и искажения реальности со стороны западных СМИ».

Ядерная проблема Ирана

Девятого апреля в Иране отмечался Национальный день ядерных технологий. К его празднованию была приурочена церемония ввода в строй нового ядерного объекта в Исфагане — завода по производству ядерного топлива. На мероприятии присутствовали президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад, глава Организации по атомной энергии (ОАЭИ) Голямреза Агазаде, а также представитель духовного лидера ИРИ в провинции Исфаган, секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ), представитель ИРИ при МАГАТЭ, физики-ядерщики, члены правительства, депутаты парламента, другие официальные лица.

На торжествах президент Махмуд Ахмадинежад отметил поражающие всех успехи ИРИ в ядерной области и заявил об испытании «двух новых видов центрифуг, по эффективности в несколько раз превосходящих предыдущие модели», подчеркнув, что число действующих центрифуг достигло семи тысяч. Второе, по мнению иранского президента, значимое достижение — создание замкнутого ядерного топливного цикла (ЯТЦ), что стало возможным благодаря состоявшемуся в Исфагане пуску завода по производству ядерного топлива. Это предприятие будет обеспечивать топливом тяжеловодный реактор IR-40 (в городе Арак), который, по планам, должен вступить в строй к 2011 г. IR-40 способен производить около 8–9 кг плутония в год, что достаточно для создания одной ядерной (плутониевой) бомбы мощностью 20 кт.

Справка. 1. Основным компонентом для изготовления ядерного топлива для АЭС является уран (U). Технологический процесс производства ядерного топлива выглядит следующим образом: добытую урановую руду растворяют в кислоте до получения концентрата окиси урана (U3O8). На следующей стадии концентрат преобразуют в гексафторид урана (UF6), который затем обогащают. Далее обогащенный газ UF6 преобразуют в диоксид урана (UO2), из которого производятся урановые таблетки. Ядерные таблетки помещают в металлические трубки (ТВЭЛ), из которых затем составляют сборки для ядерных реакторов (ТВС).

2. Ядерно-топливный цикл — комплекс мероприятий по обеспечению функционирования ядерной энергетики, включающий добычу и переработку урановой руды, изготовление топлива, транспортировку его на АЭС, хранение и переработку отработанного ядерного топлива (ОЯТ). В случае захоронения ОЯТ ЯТЦ называют открытым, а если предусмотрены переработка и вторичное использование топлива — закрытым или замкнутым.

Поэтому, в соответствии с принятой терминологией, нельзя говорить о замкнутом ЯТЦ в Иране. Им в полной мере обладают лишь Россия и Франция. В иранском случае имеет место просто создание непрерывного процесса от добычи урановой руды до производства ядерного топлива для тяжеловодных реакторов. Хотя и в этом случае — это большой успех иранских ядерщиков.

Глава ОАЭИ Голямреза Агазаде заявил, что ежегодно в Иране производится 280 тонн уранового газа UF6 и 11 тонн диоксида урана. «В течение пяти лет мы будет стараться увеличить производство до 1000 тонн уранового газа». Он добавил, что Иран самостоятельно производит новый вид центрифуг по обогащению урана — IR-4, которые в пять-шесть раз мощнее, чем старые центрифуги. Кроме того, главный атомщик ИРИ подчеркнул, что к семи тысячам нынешних центрифуг в ближайшие пять лет добавятся еще около 50 тысяч. При этом, по словам Агазаде, возглавляемая им организация намерена также постепенно заменять действующие центрифуги в Натанзе на устройства нового поколения, «отвечающие требованиям сегодняшнего дня».

Согласно распространенным МАГАТЭ до сих пор докладам, в настоящее время в Иране действуют устаревшие центрифуги P1 и Р2 (около 4000 штук). Это центрифуги типа Zippe (по имени немецкого ученого, который первым изобрел центрифугу 50 лет назад). Р1 изготовлен из алюминия, Р2 — из стали.

Основные центрифуги иранской ядерной станции в Натанзе — типа Р1, который обогащает уран в два-три раза медленнее, чем Р2.

Работающий в Лондоне иранский эксперт по ядерным вопросам Реза Тагизаде сказал, что для защиты центрифуг типа Р2 от коррозии требуется особое покрытие из материала «мартенсит» (maraging steel), и Ирану очень сложно создать его.

Иранский специалист в области ядерной технологии Ахмед Ширзад считает, что имеющаяся у страны технология недостаточна для вращения роторов центрифуг с высокой скоростью: «При быстром вращении роторов центрифуги изнашиваются». Единственным выходом остается изменение типа центрифуг, о чем говорил президент Ахмадинежад. Скорее всего, новые роторы новых центрифуг изготовлены из графита, что снижает трение до минимума, и ротор может вращаться с высокой скоростью. Но достижение Ираном этой технологии тоже сомнительно. Официальные лица Ирана не предоставляют никакой информации о новых испытаниях центрифуг. Если Запад до сих пор не отреагировал на это достижение Ирана, значит, он в него не верит.

До сих пор Иран смог обогатить уран до 3-5%, что достаточно для топлива АЭС. Но сможет ли официальный Тегеран достичь высокого обогащения урана? Как известно, низкообогащенный уран (3–5%) используется в качестве ядерного топлива для АЭС, а высокообогащенный (свыше 90%) может применяться в ядерных боезарядах.

Официальные лица Ирана с уверенностью говорят «да, сможет», но эксперты не уверены в том, что эта страна в самом ближайшем будущем сможет достичь этого уровня.

В феврале текущего года были опубликованы данные очередного доклада генерального директора МАГАТЭ Мохаммада эль-Барадеи по Ирану. Эль-Барадеи отмечает, что иранские атомщики установили лишь один новый каскад из 164 центрифуг в дополнение к уже имеющимся в Натанзе 3800 устройств, зафиксированных МАГАТЭ в прошлом докладе по Ирану в ноябре 2008 г. В апреле иранские официальные лица заявили о семи тысячах центрифуг. Возможно, конечно, что не все они находятся в рабочем состоянии.

Далее г-н Агазаде проинформировал, что Иран перешел на новый этап в добыче урановой руды. Разработан план на пять лет по добыче урана на месторождении Саганд в районе города Йезд. В свою очередь, иранский ученый Ахмед Ширзад сказал, что запасы урана на месторождении Саганд и на месторождении неподалеку от портового города Бендер-Аббас составляют всего 1400 тонн. Такое количество урана может обеспечивать энергией станцию мощностью 1000 мегаватт (подобно Бушерской АЭС) на протяжении десяти лет. Также стоит отметить, что 830 тонн урана на месторождении Саганд залегают на глубине 350 метров под землей, и его добыча сопряжена с большими трудностями и, соответственно, с высокой себестоимостью урана.

Эксперты полагают, что у Ирана нет достаточного количества внутренних запасов урановой руды для получения урана для обеспечения работы новых центрифуг. Специалисты считают, что на территории Ирана находится всего 10 разрабатываемых месторождений урановой руды. В связи с этим возникнет необходимость импорта сырья из других государств. Однако ОАЭИ утверждает, что в стране имеется 400 месторождений.

Американский эксперт по военным вопросам Тэд Гален Карпентер уверен, что «Иран неоднократно в прошлом преувеличивал, делая заявления об объеме своих запасов урана и уровне достижений в сфере ядерных разработок». Но все же, сомневаясь в пропагандируемом Тегераном уровне технологических достижений и возможностей в ядерной сфере, аналитики специалисты-ядерщики не отрицают значительного прогресса Ирана в этой области.

Однако при всем этом не исчезает вопрос: зачем Ирану ядерное топливо? Ведь какой-либо разумной потребности в освоении процессов обогащения урана и получения плутония не существует ввиду отсутствия атомных электростанций (единственный энергетический реактор, который Москва достраивает в Бушере, будет полностью обеспечен российским ядерным топливом на много лет, и нет каких-либо причин сомневаться в способности РФ выполнить эти обязательства).

Составной частью иранского полного ЯТЦ является крайне дорогостоящее производство по обогащению урана в Натанзе и комплекс в Исфагане. Специалисты подсчитали, что экономически целесообразно этим заниматься только при наличии в стране 10-12 АЭС, подобных Бушеру. В ином случае стоимость произведенного топлива будет в три-пять раз выше среднемирового уровня. Именно поэтому подавляющее большинство стран, имеющих АЭС, покупает для них топливо на мировом рынке, не утруждая себя самостоятельным производством. При этом отработанное ядерное топливо обычно возвращается государству-поставщику.

В ответ на эти доводы иранцы официально утверждают, что собираются построить порядка 20 энергоблоков, подобных бушерскому, поэтому им необходим независимый от иностранных держав собственный комплекс по производству топлива. Так, вице-президент ОАЭИ Ахмад Файязбахш заявил: «После пуска первого энергоблока в Иране мы ожидаем решения нашего парламента о перспективном строительстве новых атомных энергоблоков суммарной мощностью до 19 тысяч мегаватт. Благодаря хорошим партнерским связям между Россией и Ираном, мы рассчитываем на активное деловое сотрудничество по строительству новых иранских АЭС». По его словам, в стране разработана стратегическая программа развития атомной отрасли на ближайшие 20 лет с учетом подготовки необходимого количества специалистов, и соответствующие распоряжения направлены в Министерство образования Ирана. «Помимо решения кадровых вопросов руководство Ирана намерено развивать собственные энергомашиностроительные мощности для строительства новых атомных станций», — сказал г-н Файязбахш.

В связи с этими грандиозными планами высокопоставленный представитель иранского МИДа Али Солтанеи заявил о том, что политика США не дает гарантии для беспрепятственного получения ядерного топлива на мировом рынке, вследствие чего Иран вынужден производить его самостоятельно. Однако, как уже отмечалось ранее, у ИРИ нет для этого необходимой сырьевой базы. Ведь все равно через несколько лет эксплуатации АЭС на собственном топливе Иран будет вынужден закупать за рубежом урановую руду или «желтый кейк» для своего так называемого полного ядерного топливного цикла. Самообеспеченности не поучится, не говоря уже о высокой себестоимости собственного обогащенного урана.

Кроме того, под эгидой МАГАТЭ сейчас создается независимый от ведущих внешнеполитических игроков банк ядерного топлива. А в российском Ангарске уже действует международный центр по производству ядерного топлива, куда Иран был приглашен и куда он пока не хочет вступать.

Совершенно очевидно, что руководство ИРИ хорошо осведомлено о вышеперечисленном. Тем не менее процесс создания полного ЯТЦ идет.

Факты свидетельствуют, что постоянное совершенствование ядерных технологий в Иране позволяет все быстрее обогащать уран. А чем быстрее будет обогащаться уран, тем ближе к ядерному оружию… Теоретически. Потому что пока на практике Иран еще не приблизился к такому уровню обогащения урана, который должен быть использован в создании ядерного оружия. На это ему потребуется, по подсчетам специалистов, года два. При пессимистическом для международного сообщества раскладе — год, при оптимистическом (хотя может ли быть оптимистическим сценарий создания неядерной страной атомной бомбы?) — года три.

Президент Ахмадинежад при посещении иранского ядерного объекта «Натанз» совершенно откровенно сказал: «Чем больше будет оказываться давление на иранский народ с целью прекратить ядерную программу, тем больше Иран усиливает обогащение урана… Оскорбления Запада иранский народ терпеть не намерен».

Как известно, 8 апреля «шестерка» международных посредников по урегулированию иранского ядерного вопроса (Франция, Великобритания, Германия, Россия, Китай и США) объявила о намерении провести новый раунд переговоров с Ираном по его ядерной программе. При этом Соединенные Штаты, которые при прежней администрации не вели прямого диалога с Тегераном, заявили, что отныне их представитель будет напрямую участвовать в переговорах.

Г-н Ахмадинежад ответил, что Иран готов вести переговоры. По словам иранского лидера, страна всегда склоняется к переговорам, однако «не примет никаких несправедливых переговоров с предварительными условиями». Иранский президент подчеркнул, что «в заявлении стран — членов Совета Безопасности (СБ) ООН о готовности к переговорам с Ираном было два отрицательных момента». Первый момент — это двойная политика (переговоры и санкции) в отношениях с Ираном, второй — обсуждение иранского ядерного вопроса в Совете Безопасности ООН. «Иран заявляет, что его ядерный вопрос должен быть разрешен в рамках исключительно МАГАТЭ», — сказал Ахмадинежад.

Одновременно появились сообщения, что администрация Барака Обамы и европейские партнеры США рассматривают возможность отказа от требования к Ирану о немедленном прекращении работ на его ядерных объектах в качестве условия вступления Тегерана в переговоры по его ядерному досье. Союзники также изучают предложение, которое позволит ИРИ во время начального этапа переговоров продолжать обогащение урана на своей территории. Оба положения представляют собой заметный отход от жесткой позиции прежней администрации Джорджа Буша.

Между тем Иран продолжает деятельность по неофициальному приобретению элементов оборудования для системы обогащения урана. В апреле канадская полиция заявила, что задержала жителя Торонто Махмуда Ядегари, этнического иранца, пытавшегося переправить в Иран датчики давления, которые используются для обогащения урана, но могут быть также применены и в чисто военных целях. Таким образом, в апреле к множеству разнообразных признаков, свидетельствующих о не совсем мирных помыслах Тегерана в ядерной сфере, добавился еще один подозрительный элемент.

Однако, как отмечают некоторые наблюдатели, упорство иранских лидеров в отстаивании своих неоднозначных «ядерных принципов» необязательно связано со стремлением обладать атомной бомбой. Вполне вероятно, полагают аналитики, что Тегеран нацелен на создание такого ядерного и ракетного технического и технологического потенциала, который после принятия политического решения обеспечит в самые кратчайшие сроки превращение этого потенциала в ракетно-ядерную мощь.

Поэтому в действительности Иран не интересуют экономические преференции, которые сулят ему взамен на ядерные уступки постоянные члены Совбеза ООН и Евросоюз в придачу. Нынешнему режиму в Тегеране необходимо только одно — гарантия безопасности и официальное признание его абсолютной роли, причем не только в регионе Ближнего и Среднего Востока, но и во всем мире.

Еще раз вспомним, что сказал президент Ахмадинежад 18 апреля: «Благодаря своим высшим ценностям и сильной армии народ Ирана готов активно участвовать в управлении миром и обеспечении безопасности в различных регионах планеты».

Санкции против Ирана

Международное сообщество продолжает сомневаться в мирном характере развития ядерной программы Ирана, опасаясь создания страной ядерного оружия. Как известно, с целью приостановки ядерной программы Совет Безопасности ООН, приняв три санкционные резолюции, применил в отношении Ирана ряд экономических санкций, которые, однако, результатов не дали.

В настоящее время обсуждается новое направление санкций. Это сокращение поставок в Иран бензина. Американский конгрессмен Бред Шерман отметил: «Ирану необходимо импортировать значительную часть бензина, что является одним из наиболее действенных рычагов, которым мы располагаем». По оценкам экспертов, Иран импортирует бензин для удовлетворения почти 40% своего внутреннего спроса. По данным иранских СМИ, г-н Нураддин Шахназизаде, директор иранского предприятия по переработке нефти, практически подтвердил эти цифры. Он сказал, что ежедневно в Иране потребляется 72 миллиона литров бензина. При этом для удовлетворения ежедневных нужд необходимо дополнительно импортировать 26 миллионов литров бензина (36,1%).

Большую часть импорта обеспечивают всего пять европейских фирм и одна индийская компания, что дает возможность ограничить их деятельность в Иране.

В этой связи на рассмотрение сената конгресса США в апреле был представлен законопроект, призванный ввести жесткие санкции против тех иностранных компаний, которые поставляют бензин в Иран. Сенаторы предлагают запретить иностранным корпорациям, продающим Тегерану бензин, и судоходным компаниям, доставляющим это горючее танкерами в ИРИ, а также их филиалам и дочерним фирмам осуществлять какую-либо деятельность в США. Как указал сенатор Джон Кил, «нам нужно поставить их перед выбором: либо вы имеете дело с Ираном, экономика которого оценивается в 250 млрд долларов, либо с 13-триллионной экономикой США». Сенатор Эван Бай в свою очередь высказал мнение, что законопроект предоставит «наилучшую возможность» не допустить создания Ираном ядерной бомбы, «не прибегая к военной силе».

Однако большинство американских и зарубежных экспертов считают, что сейчас не время для принятия США новых санкций в отношении Ирана. Соединенные Штаты хотят увидеть, смогут ли они достичь определенного дипломатического решения по поводу иранской ядерной программы, считает Сахими, профессор университета Южной Калифорнии. Этот подход отвечает новой политики администрации Барака Обамы в отношении Ирана. Тем более, как утверждает г-н Сахими, что Иран уже разработал план нормирования бензина в случае применения санкций. С другой стороны, Иран, по его словам, расширяет свои перерабатывающие мощности для увеличения внутреннего производства бензина. Так, уже упоминавшийся г-н Шахназизаде уверен, что с 2012 г., когда в Иране будут построены новые нефтеперерабатывающие заводы, стране не нужно будет импортировать бензин. Иран, по его словам, даже сам сможет экспортировать его в другие страны.

Важен не только чисто экономический, но и национально-психологический аспект успешного противостояния иранцев уже введенным и потенциальным санкциям. Как подчеркнул профессор Сахими, «наиболее важная причина этого заключается в том, что иранская ядерная программа в настоящее время является вопросом национальной гордости».

Более того, в Тегеране считают, что борьба Ирана с международным давлением служит примером для других стран. В середине апреля посол Ирана в МАГАТЭ Али Аскар Солтание заявил, что развитие Ирана несет другим развивающимся странам одно сообщение: даже несмотря на применение санкций, государство может продолжить свой путь развития и может продолжать стоять на ногах. Он добавил: «У всех стран есть право на приобретение новых технологий во всех сферах — будь то ядерные технологии или другая область развития. Санкции не могут быть препятствием на пути основательного развития».

Однако администрация Барака Обамы отнюдь не отрицает возможности экономического давления на ИРИ, если политико-дипломатический путь будет тупиковым. В апреле госсекретарь США Хилари Клинтон заявила, что США готовы работать над созданием суровой, разорительной для Тегерана системы парализующих санкций против Ирана, если эта страна продолжит отвергать требования о свертывании своей ядерной программы. (Быть может, г-жа Клинтон имела в виду именно «бензиновый удар» по ИРИ?)

Поддерживает идею необходимости санкций против ИРИ и президент Франции Николя Саркози. Говоря об угрозе со стороны Северной Кореи и Ирана после провокационного запуска в апреле Пхеньяном межконтинентальной баллистической ракеты, он отметил: «До тех пор пока эти режимы будут вести себя агрессивно в плане попыток создания ядерного оружия, международное сообщество, объединившись, должно принять серьезные санкции в отношении них».

В апреле диссонансом с общим американо-европейским антииранским хором прозвучало заявление министра иностранных дел Великобритании Дэвида Милибэнда. «Ведущие державы не должны спешить с введением новых санкций против Тегерана в момент, когда Иран имеет хороший шанс установить нормальные отношения с Соединенными Штатами», — заявил он во время выступления в британском парламенте. По словам Милибэнда, готовность новой администрации США «протянуть руку Ирану» представляет собой «прекрасный шанс для Тегерана нормализовать двусторонние связи».

В свою очередь, американские финансисты и бизнесмены готовы к установлению более тесных связей с ИРИ. В апреле первый вице-президент Ирана Парвиз Давуди сказал, что «американцы хотят учредить свой банк в Иране» и что «в настоящее время не только американцы, но и многие международные банки желают открыть свои филиалы в Иране». Иранский вице-президент подчеркнул, что Иран обладает большим потенциалом во всех сферах для вложения инвестиций и поддерживает участие других стран в программах развития в ИРИ.

Национальная безопасность

Иранское руководство обеспокоено развитием сотрудничества между Россией и Израилем, в том числе и в военно-технической сфере. Позитивные отношения между двумя странами рассматривают в Тегеране как инструмент в руках Израиля для разрушения российско-иранских связей. Так, 24 апреля министр обороны Ирана генерал Мустафа Наджар заявил, что «сионистский режим» не сможет нарушить глубокие и обширные отношения между Ираном и Россией, не сможет навредить военному сотрудничеству между Ираном и Россией.

Безусловно, в Тегеране прежде всего недовольны решением Москвы заморозить до лучших «внешнеполитических времен» выполнение подписанного в 2005 г. контракта на поставку в ИРИ зенитно-ракетного комплекса С-300 ПМУ1.

Официальные представители России не раз заявляли, что не намерены пока передавать установки ПРО С-300 Ирану. Хотя они и не скрывают свою заинтересованность в развитии военно-технического сотрудничества с Ираном. Александр Фомин, заместитель руководителя Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, заявил, что «военно-техническое сотрудничество между Россией и Ираном оказывает положительное влияние на стабильность в этом регионе».

Ранее Россия обеспечила Иран зенитно-ракетной системой ближнего действия Тор-М1. США и Израиль неоднократно выражали обеспокоенность предоставлением Россией Ирану системы С-300. Наблюдатели отмечают, что отказ России от выполнения условий договоренности с Ираном исходит из ее желания восстановить тесные отношения с Израилем, в том числе в военно-технической сфере, и улучшить отношения с США.

Напомним, что каждая установка С-300 может отслеживать шесть целей на расстоянии 120 километров и запускать 12 ракет для их уничтожения.

Израиль утверждает, что система С-300 значительно усложнит проведение каких-либо воздушных атак на ядерные объекты Ирана. Поэтому одновременно с политико-дипломатическими акциями Израиль разрабатывает сейчас эффективное средство противодействия С-300. Для подавления этих систем ПВО компания Israel Aerospace Industries работает над созданием планера-киллера «Хароп» (Harop).

Нет сомнений, что ракетно-ядерная программа Ирана в совокупности со стремлением нынешнего руководства ИРИ «стереть сионистское образование с политической карты мира» со всей серьезностью воспринимается в Израиле. Там готовятся самым решительным образом ликвидировать эту угрозу. По мнению аналитиков, израильская армия полностью готова к ударам по ядерным объектам ИРИ. К ним относят более десятка целей, в том числе движущиеся конвои. Объекты, которые нужно будет поразить, включают Натанз, где тысячи центрифуг производят обогащенный уран; Исфахан, в туннелях которого хранится запас уранового газа, и Арак, где строится реактор на тяжелой воде. Расстояние от Израиля до одного из этих объектов составляет более 870 миль (около 1600 км) — это именно то расстояние, на котором практиковались израильские силы во время учений в прошлом году с применением реактивных самолетов типа F15 и F16, вертолетов и танкеров-заправщиков. Среди мер, принятых для подготовки израильских ВВС к рейду, требующему нанесения воздушных ударов, относят также недавнее приобретение трех самолетов с системами бортового обнаружения и управления (Airborne Warning and Control — AWAC). В самом Израиле также готовятся к отражению возможного ответного удара со стороны Ирана.

Один из сотрудников израильской разведки отметил: «Мы бы не угрожали Ирану, если бы не могли подкрепить эти угрозы действиями. В последнее время в Израиле проводились учения, которые указывают на готовность страны действовать». Однако при этом он добавил, что считает маловероятным нападение Израиля на Иран, по крайней мере, без молчаливого одобрения США, которые, по мнению израильтян, удивляют более примирительным тоном в отношении Ирана в рамках политики своей новой администрации. Действительно, администрация Барака Обамы ныне вряд ли даст добро на силовую акцию против ИРИ. Однако пока политики делают свое дело, военные занимаются своим.

В текущем году, предположительно летом, Израиль и США проведут беспрецедентные по своему размаху военные учения, совместив их с испытаниями баллистических ракетных оборонных систем. Учения под кодовым названием Juniper Cobra пройдут в Израиле, где в 17-й раз будут протестированы новейшая израильская система ПРО «Стрела-2», американская THAAD, а также базирующаяся на морском судне система противоракетной обороны Aegis.

Представители оборонных ведомств Израиля заявили, что целью учений является создание необходимой инфраструктуры, которая обеспечила бы эффективное взаимодействие между израильской и американской ПРО, если американское правительство решит развернуть системы над Израилем в случае конфликта с Ираном, как это было во время войны в Персидском заливе в 1991 г. В апреле израильская противоракетная система «Стрела-2» прошла 16-е успешные испытания. Для тестирования системы использовалась израильская ракета «Синий воробей», применяющаяся для имитации запуска ракеты иранского производства «Шахаб-3».

Но руководство Ирана перед лицом «этих сионистских происков» остается совершенно спокойным. Президент Ахмадинежад так отреагировал на сообщения в СМИ о том, что Израиль проводит многочисленные подготовительные мероприятия для нанесения удара по Ирану. «Учитывая военную мощь Ирана, наши враги больше не посмеют угрожать нам», — сказал Ахмадинежад, отметив, что Иран является региональной державой. «Мир должен знать, что Иран — страна принципов, и мы будем использовать нашу военную мощь только ради установления стабильности и мира в регионе», — подчеркнул президент Ирана. Г-н Ахмадинежад также добавил, что скоро в стране должны начаться крупнейшие в истории Исламской Республики Иран военные учения. Цель маневров — подготовка к отражению атаки со стороны США и Израиля.

Иран, готовясь к чрезвычайной ситуации, действует и дипломатическим путем и укрепляет свое военное сотрудничество с другими странами. В апреле министр обороны Ирана Мустафа Мохаммад Наджар совершил визит в Венесуэлу. Глава Минобороны Ирана встретился с военными и политическими деятелями этой страны и провел переговоры с официальными лицами Венесуэлы по ряду вопросов, представляющих взаимный интерес, в том числе о развитии военного сотрудничества, побывал на предприятиях военно-промышленного комплекса Венесуэлы.

Широко освещая первый в истории отношений двух стран визит министра обороны в Венесуэлу, Тегеран усиленно скрывает свое военно-техническое сотрудничество с Северной Кореей. Не так давно японские источники утверждали, что группа военных экспертов из Ирана находилась в Северной Корее и принимала участие в скандальных испытаниях хорошо известной межконтинентальной баллистической ракеты в этой стране. В ответ в начале апреля посольство Ирана в Японии распространило заявление, в котором опровергло данную информацию. В заявлении говорится, что никакие группы из Ирана не отправлялись в Северную Корею, и какого-либо военного сотрудничества между двумя этими странами нет. Цель распространения подобной дезинформации заключается в том, чтобы испортить существующие хорошие отношения между Тегераном и Токио. Четко и ясно.

Не менее ясной остается ситуация только с одним из многих аспектов «военно-технического сотрудничества» Ирана с «Хизбаллой» и ХАМАСом. Специалист по Китаю, профессор Хайфского университета в Израиле Ицхак Шихор, ссылаясь на свои источники, заявил, что китайские власти были возмущены, когда им были представлены доказательства использования китайского оружия террористическими организациями ХАМАС и «Хизбалла», и пообещали оказать давление на Тегеран с целью прекратить это. По словам г-на Шихора, Китай не заинтересован в использовании своих вооружений против Израиля и через свое посольство в Тегеране потребовал от Корпуса стражей исламской революции немедленно прекратить «реэкспорт» китайского оружия в Ливан и Газу.

По мнению Шихора, израильским политикам вряд ли удастся убедить Китай, в значительной степени зависящий от нефтяных поставок из Персидского залива, в необходимости военных действий для торпедирования иранской ядерной программы. Вместе с тем им вполне по силам добиться согласия Пекина на ужесточение экономических санкций.

В апреле появилась информация о военно-техническом сотрудничестве Ирана не только с различными странами и организациями типа ХАМАС и «Хизбалла», но и с «отдельными частными лицами». Так, три предпринимателя из Великобритании нелегально экспортировали оборудование для поддержки устаревшего иранского парка истребителей американского производства. Таможенники обнаружили кислородные баллоны для пилотов, которые транспортировались через лондонский аэропорт Хитроу с фальшивой документацией. Данное мероприятие было лишь частью бизнеса «компании» трех этнических иранцев — Мохсена Ахавана Ника, его сына Мохаммеда Ахавана Ника и их делового партнера Нитиша Джайты, — заключившей сделки с Ираном на сумму 1,2 млн фунтов стерлингов.

Среди конфискованных в рамках дела документов было письмо Ника-старшего своему знакомому с упоминанием агента в Тегеране. «Мы специализируемся на запчастях для военного сектора. Я постараюсь помочь вам найти любое оборудование для любой отрасли промышленности и авиации», — говорится в письме.

Военная авиация Ирана 18 апреля, в День вооруженных сил ИРИ планировала продемонстрировать свою военную доблесть и мощь на крупнейшем за всю историю ИРИ авиапараде. Как сообщают иранские СМИ, в шоу должны были принять участие более 140 иранских истребителей и другая авиационная техника, то есть, по сути, практически весь боевой состав ВВС, способный взлететь. Заместитель командира военно-воздушных сил Ирана генерал Саид Мухаммед Алави сказал, что к этому военному параду 41 пилот прошел специальную подготовку. Суперавиапарад должен был доказать врагам, что Тегеран приготовил для них «сюрприз сокрушительной мощи», в случае если они решатся атаковать ИРИ.

Примечательно, что информация о проведении военного авиашоу последовала вскоре после заявления президента Ирана Махмуда Ахмадинежада о том, что страна сумела создать полный ядерный топливный цикл.

К сожалению для пропагандистов и пиарщиков Ирана, плохие погодные условия вынудили иранских военных отменить авиашоу. Но это не помешало президенту ИРИ Махмуду Ахмадинежаду на торжественной церемонии перед парадом заявить, что вооруженные силы Ирана остаются гарантом стабильности и безопасности региона.

Эту идею на этом же мероприятии развил командующий военно-морскими силами Ирана адмирал Хабиболла Сайяри. Он сказал, что «вооруженные силы Ирана хотят донести мысли о своей готовности к дружбе и миру всем народам планеты». «Мы готовы проводить учения совместно с другими странами и поддержать их в повышении своей военной мощи». По его словам, повторяющим тезис иранского президента, «ВС Ирана служат гарантом мира и дружбы в Персидском заливе… С помощью стран Персидского залива Иран способен обеспечить безопасность региона».

Тезис о постоянно возрастающей мощи ВС ИРИ, неоднократно высказываемый президентом ИРИ и высокопоставленными военными чиновниками, подтверждается словами начальника генерального штаба ИРИ генерала Салехе, который в своем интервью СМИ рассказал о программе массового перевооружения иранских сухопутных войск, ВВС и ВМС в связи с нарастающей внешней угрозой. Генерал сказал, что в начале будущего года в Иране будет спущена на воду «самая большая и мощная подводная лодка в регионе». Также в начале будущего года Иран собирается начать массовый выпуск истребителей собственной конструкции. Кроме того, завершится постройка нового эсминца. Генерал рассказал о планах развертывания в космосе шпионской системы, основой которой станут произведенные в Иране спутники, оснащенные иранским же электронным оборудованием. Подробности этих планов генерал не раскрыл.

Однако информация, поступившая в апреле, свидетельствует о серьезности перспектив развития и модернизации вооруженных сил Ирана.

22 апреля министр обороны ИРИ Мостафа Мохаммад Наджар заявил о создании новой баллистической ракеты дальнего радиуса действия. По его словам, речь идет о новом поколении ракет, а не о модификации «Шахаба». Глава оборонного ведомства отметил, что новая ракета называется «Саджиль» и превосходит «Шахаб» по своим характеристикам. Наджар обещал в ближайшем будущем опубликовать дополнительные подробности о ракете.

В свою очередь, командующий ВВС Ирана генерал Хасан Шахсефи также уведомил мир о новой технике в подведомственных ему силах. Он сказал, что в мае пройдут испытания беспилотных самолетов-невидимок ВВС «Пехпад» и после испытания начнется массовое производство данных летательных аппаратов.

В апреле исполняющий обязанности заместителя командующего вооруженных сил Ирана по исследованиям и реконструкционным работам Мохсен Шах Хатеми рассказал о том, что Иран создал новый самолет «Азерахш», который уже прошел испытания и ныне введен в состав ВВС ИРИ.

Мохсен Шах Хатеми сказал также, что «в результате усилий иранских специалистов для сухопутных войск произведен танк «Зульфикар», для военно-морских сил — бронированный катер «Пейкан». Этот катер, за исключением двигателя, так же как и другая боевая техника, произведен иранскими специалистами».

В добавление к словам официальных лиц вооруженных сил ИРИ, иранские СМИ сообщили в апреле, что в стране в ближайшем будущем начнется производство вертолетов собственной конструкции. Министерство обороны Ирана уже некоторое время назад разработало вертолетный проект и в настоящее время реализует его.

Но все же основываясь на высказываниях президента Ахмадинежада и начальника генерального штаба ИРИ генерала Салехе, можно констатировать, что сегодня для ИРИ приоритетом является космос. Так, по свидетельствам президента и других официальных лиц, Иран вскоре запустит в космос новый, более крупный спутник. Для вывода спутника на орбиту будет использована ракета, способная пролететь 1500 километров.

Иранская космическая программа включает также развертывание широкой сети специальных научно-производственных центров, занимающихся исключительно проблемами космоса, в частности проектированием и производством спутников. Об этом заявил глава Космического агентства Ирана Реза Тагипур. Напомним, первый иранский спутник был запущен в космос в феврале с.г.

Надо отметить, что новейшие технологии — приоритет в стратегии и, в частности, в системе безопасности ИРИ. Это касается и военной проблематики и более широкой — общенаучной.

В апреле иранские ученые заявили, что им впервые удалось клонировать козу. Таким образом, Иран стал пятой страной мира после США, Великобритании, Канады и Китая, где были успешно проведены эксперименты по клонированию коз. Таким образом, Иран стал первым государством на Ближнем и Среднем Востоке, клонировавшим овцу. Эксперименты по клонированию животных проводятся иранскими учеными в рамках программы, направленной на то, чтобы к 2025 г. сделать страну региональным лидером по новым технологиям.

Конечно, противостояние иранского руководства угрозам национальной безопасности не ограничивается развитием высоких технологий. Некоторое время назад в стране был принят «Проект общественной безопасности в Иране». Прежде всего, он адресован Силам охраны правопорядка (СОП), то есть полиции, поэтому, естественно, он охватывает лишь небольшую часть проблем, связанных с обеспечением национальной безопасности.

Как поясняют полицейские чиновники, после проведения научных исследований было определено несколько направлений. Во-первых, борьба с вторжением врага в национальную культуру с последующим распространением безнравственности и всего того, что не соответствует иранской исламской культуре. Во-вторых, борьба с терроризмом, что не в последнюю очередь предполагает укрепление границ, особенно с Афганистаном и Пакистаном. В-третьих, борьба с наркобизнесом и наркотрафиком, что также требует усиления режима пограничного контроля не только на востоке, но и на азербайджанском направлении.

Таким образом, в апреле кардинальных изменений в генеральной политической линии руководства ИРИ не произошло. Наблюдателями были отмечены успехи иранцев в ядерной и ракетной сферах и одновременно неспособность международного сообщества создать условия для торможения Тегерана в его ускоренном продвижении по пути создания ракетно-ядерного потенциала.

Пожалуй, основным моментом оставалась все сильнее раскручиваемая предвыборная президентская кампания, затрагивающая многие аспекты как внутри-, так и внешнеполитической жизни Ирана.

49.89MB | MySQL:112 | 1,834sec