Визит главы Еврокомиссии на Ближний Восток: планы ЕС по поддержке Иордании и урегулирования региональных кризисов

Финальной точкой ближневосточного турне председателя Еврокомиссии У. фон дер Ляйен стал Амман, где она провела переговоры с королем Абдаллой II. Несмотря на то, что весь визит в регион был подчинен решению двух задач в виде развития сотрудничества в сфере энергетики и оказания поддержки для укрепления продовольственной безопасности местных государств в свете стратегии ЕС на российско-украинском треке, именно остановка в Иордании обладала наибольшим количеством особенностей. При этом пребывание в королевстве представительницы Евросоюза оказалось, пожалуй, наименее освещенным в открытых источниках.

На переговорах с участием Абдаллы II и главы внешнеполитического ведомства А.Сафади большое внимание было уделено палестино-израильскому урегулированию, причем именно его политическому компоненту. Абдалла II подчеркнул необходимость остановить насилие и сделать реальные шаги на пути к миру, а председатель Еврокомиссии назвала королевство посредником, внесшим большой вклад в урегулирование ближневосточных кризисов. Это в корне отличает приезд У. фон дер Ляйен в Амман от пребывания в других столицах, где указанная проблематика если и  обозначалась, то по большей части вскользь и была вписана во многом в экономический контекст.

Вторым акцентом, прозвучавшим в ходе консультаций, стала продовольственная безопасность, для обеспечения которой стороны договорились координировать усилия. Помимо этого, следуя лейтмотиву всего турне, в фокусе внимания оказалась экология. Однако по всем перечисленным пунктам вновь в открытые источники попало довольно мало информации.

Тот факт, что иорданский блок существенно выбивается из его общего тона можно объяснить тем, что к моменту прибытия У. фон дер Ляйен по сути все основные направления работы Брюсселя и Аммана на ближайшее время оказались уже согласованы, в то время как Египту это только предстоит, египетско-израильский меморандум о поставках газа в Европу был заключен в ходе визита, а окончательное утверждение израильским правительством участия в инициативе Creative Europe завершилось незадолго до приезда главы Еврокомиссии. В свою очередь, 14-е заседание Совета ассоциации Иордания-ЕС состоялось в начале июня, где и были определены направления совместной работы вплоть до 2027 г. Если обратиться к ним, то и специфические акценты переговоров в Аммане становятся понятны.

Возвращаясь к мирному процессу, Евросоюз определил, согласно итоговому документу упомянутого заседания, что совместно с Иорданией намерен заниматься урегулированием региональных кризисов, не ограничиваясь лишь палестино-израильскими противоречиями. Здесь в частности речь идет о ситуации в Сирии и Ираке, а также роли страны в решении проблемы беженцев. Во многом ориентируясь именно на данный аспект, ЕС считает особенно важным поддерживать королевство в условиях ухудшения продовольственной безопасности. На эти нужды Амману пока было обещано 25 млн евро.

Говоря о палестино-израильском треке, в итоговом документе заседания было подчеркнуто, «единственный путь к справедливому, прочному и всеобъемлющему урегулированию  — это решение о создании двух государств для двух народов, которое положит конец оккупации». При этом подчеркивался ориентир на создание суверенного палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме, а израильская поселенческая активность была названа противоречащей нормам международного права. В качестве практической меры предлагалось «возобновление серьезных и содержательных переговоров». Из сказанного следует, что ЕС готовится оказать давление на все стороны конфликта, но наибольшее, вполне вероятно, именно на Израиль. Однако обозначь это У. фон дер Ляйен сразу после подписания газового меморандума и успешных переговоров с правительством Н.Беннета по вопросам экономики и энергетики, эффект от данных шагов оказался бы существенно нивелирован.

Три ключевые цели отношений ЕС и Иордании до 2027 г., согласно итоговому документу 14-го заседания, включают укрепление сотрудничества с области региональной стабильности, содействие экономической устойчивости и поддержку системы управления и защиты прав человека. Более того, программы финансирования энергетического сектора, которые хочет поддержать Европа, ориентированы именно на «зеленые» технологии, энергоэффективность и рациональное использование водных ресурсов. Другими словами, пока Египет и Израиль подключаются к актуальному курсу Евросоюза на диверсификацию поставок газа, Иордания сразу ориентирована им на задачи, вытекающие из долгосрочной климатической стратегии.

Таким образом, несмотря на сжатость визита, обращение к нему в контексте недавних решений ЕС по будущему контактов с Иорданией делает его весьма показательным. Если рассматривать эту часть турне в совокупности с итогами переговоров У. фон дер Ляйен в Израиле и Египте получается, что на Амман Брюссель возлагает во многом иные функции и задачи, чем на Иерусалим и Каир. При этом пока сложно говорить о том, получится ли воплотить задуманное на практике, поскольку видение, существующее в политических кругах стран-членов ЕС, может не совпадать с общеевропейским курсом. Последнее отчетливо проявляется в Германии, где руководство местных еврейских общин выражает несогласие с полумерами на наднациональном уровне в сфере борьбы с антисемитизмом. В рядах коалиционной СвПД есть сторонники развития именно экономической и энергетической составляющей ближневосточного урегулирования с привлечением к нему более широкого круга участников, ранее нормализовавших с Израилем отношения.

В целом если взглянуть на итоги в регионального турне У. фон дер Ляйен, то становится ясно, что ЕС пока не определился с тем, какую роль стремится играть на Ближнем Востоке. Первые три остановки в Израиле, Египте и ПНА оказались четко вписаны в новые геополитические реалии с фокусом на энергетике и влиянии ситуации на российско-украинском треке на глобальный баланс сил. А вот встречи в Иордании вернули Евросоюз к его традиционному пониманию региона с довольно жесткой риторикой по принципиальным для Иерусалима вопросам и стремлением сдержать миграционный кризис до того, как он приблизиться к европейским границам. При этом по причине двойственного отношения к Израилю и довольно разнящихся ролей, отводимых двум региональным посредникам – Египту и Иордании, совместить экономическое и политическое видение Ближнего Востока в системе координат Евросоюза может оказаться сложно.

52.2MB | MySQL:103 | 0,466sec