Об отсутствии реальных перспектив возобновления соглашения по иранской ядерной программе

Как утверждают британские дипломатические источники, Тегеран отказался от своего условия, чтобы Корпус стражей исламской революции (КСИР) был исключен из американского списка террористических организаций в обмен на смягчение санкций, чтобы завершить зашедшие в тупик усилия по возобновлению ядерной сделки.  Ядерная сделка 2015 года, известная как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), была подписана во время администрации Барака Обамы, чтобы ограничить ядерную программу Ирана в обмен на смягчение санкций США. Но в 2018 году тогдашний президент США Дональд Трамп в одностороннем порядке вышел из сделки и вновь ввел санкции. После прихода Джо Байдена к власти в прошлом году переговоры о возобновлении сделки возобновились, но с марта зашли в тупик, поскольку Иран потребовал от Белого дома отменить решение Дональда Трампа от апреля 2019 года о признании КСИР иностранной террористической организацией (FTO). Администрация США до сих пор отвергала это требование Ирана, называя его «выходящим за рамки» сделки. Теперь считается, что включение КСИР в список является последним оставшимся препятствием для возвращения к СВПД путем переговоров, которое, по мнению многих, является единственным путем к удержанию Ирана от получения атомной бомбы. Хотя шансы на возобновление СВПД кажутся незначительными,  Иран в новом предложении отказался от своего требования по  КСИР, но призвал к отмене санкций, введенных США против центрального штаба «Хатам-аль-Анбия», экономического подразделения КСИР, и нескольких других организаций. При этом США еще не ответили на это предложение, которое является решением «среднего пути». Однако заявления официальных лиц США свидетельствуют о том, что США не поддерживают новое предложение. От себя заметим, что эта инициатива по сути и является фактической отменой санкций против КСИР, на что США сейчас идти не готовы. На прошлой неделе представитель Госдепартамента Нед Прайс заявил: «Тегерану необходимо решить и отказаться от вопросов, которые не имеют отношения к СВПД. Мы считаем, что, если Иран примет это политическое решение, мы сможем завершить и добиться взаимного возвращения к соблюдению СВПД очень быстро». Вашингтон подчеркнул, что, если Тегеран добивается от США дополнительных уступок, ему также необходимо предложить уступки, выходящие за рамки СВПД, такие как соглашение не нацеливаться на должностных лиц друг друга. Такое условие присутствовало  на столе переговоров, при этом Иран и США рассматривают соглашение о том, чтобы не нападать на должностных лиц друг друга в обмен на исключение КСИР из списка FTO. При этом  США хотели, чтобы Иран обнародовал это соглашение, поскольку две страны «не доверяют друг другу». Услышав эту настойчивость, Иран отступил от своего предыдущего соглашения. «Консервативному правительству президента Эбрахима Раиси было очень репутационно дорого объявить, что они достигли соглашения о том, чтобы не убивать американских чиновников, включая бывших чиновников. Это противоречило их предыдущему обещанию о том, что убийцы убитого командира «Аль-Кудс» Касема Сулеймани будут преследоваться», — полагает один иранский политолог, выступая на условиях анонимности. После разногласий по поводу публичного обещания не нападать на американских чиновников, Иран и США неделями ждали, чтобы услышать возможную уступку от другой стороны, но этого не произошло. В этой связи отметим, что в этой сделке не нашлось места для гарантий безопасности ни для европейцев, ни для израильтян, ни для союзников США по Персидскому заливу. Это типичный подход Вашингтона – максимум выгоды для себя а остальным – как получится.

В мае Европейский союз направил своего представителя в Иран, но опять же ни одна из сторон не проявила гибкости. В то время поступали сообщения о том, что Энрике Мора, переговорщик от ЕС, передал сообщение от США Тегерану о том, что они не смогут исключить КСИР из списка FTO в рамках соглашения о возрождении СВПД, но могут обсудить этот вопрос в будущем. Это вообще ни о чем, что собственно и объясняет аутсайдерскую позицию Брюсселя в этом вопросе: по большому счету он работает почтальоном, передавая послания Вашингтона и Тегерана друг другу.  8 июня министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир-Абдоллахиан заявил, что Тегеран выдвинул новое предложение, не предоставив более подробной информации. Он также предупредил, что если США и три европейские страны (Франция, Великобритания и Германия) примут резолюцию против Ирана в Совете управляющих Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), Тегеран отреагирует жестко. Тем не менее, США приняли резолюцию против Ирана за отсутствие сотрудничества с МАГАТЭ по поводу частиц урана, обнаруженных на трех иранских «необъявленных» объектах. «США, похоже, играют со временем, поскольку знают, что у Ирана экономические проблемы. Ирану было бы очень трудно отказаться от своего требования [исключить КСИР из списка], поскольку это нанесло бы серьезный ущерб Раиси и всей базе поддержки сторонников жесткой линии». Общественное давление на Раиси усилилось, и многие в социальных сетях и СМИ указывают пальцами на него и Али Багери, главу его переговорной команды, за отсутствие навыков ведения переговоров. Вот почему они находятся в трудном положении. Если они откажутся от своих требований, они столкнутся с гневом сторонников жесткой линии, и если они не восстановят ядерную сделку 2015 года, люди отвернутся от них», — полагают американские  эксперты. Отметим в свою очередь, что этот резон также присутствует, но главное – это осознание в Тегеране того факта, что если республиканцы возьмут в ноябре большинство в двух палатах Конгресса, то на этой сделке вообще можно будет поставить «крест».  Также иранцев встревожило, что Белый дом явно убрал СВПД из списка своих приоритетных задач, и делает сейчас ставку на реанимацию отношений с аравийскими монархиями, в том числе и с точки зрения  насыщения рынка углеводородами. Если грубо, то будущее СВПД в настоящее время во многом зависит от итогов ближневосточного турне президента Дж.Байдена в июле с точки зрения нормализации отношений прежде всего с КСА. Если в Эр-Рияде в обмен на международную легитимизацию наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана и внятные гарантии безопасности будут готовы увеличить экспорт нефти, то перспективы реанимации СВПД становятся совсем туманными.

62.3MB | MySQL:101 | 0,499sec