О визите наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана в Турцию. Часть 2

22 июня 2022 года состоялся визит наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана в Турцию. Этот визит стал возможным после того, как Турция приняла на вооружение внешнюю политику «нормализации» отношений в регионе, определив эту нормализацию для Египта, Израиля, ОАЭ и КСА.

Часть 1 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=87164.

Напомним, что мы остановились на тех (немногочисленных) публикациях, которые появились в турецкой прессе накануне визита наследного принца в Анкару. Немногочисленность, невзирая на поворотность момента, объясняется достаточно просто: имя Мухаммеда бен Сальмана стало в Турции весьма «токсичным» и, в первую очередь, благодаря усилиям самого турецкого руководства. Пока эта «токсичность» «выветрится», пройдет определенное время.

Пока же тем самым турецким СМИ, которые «разгоняли» образ «принца-убийцы», очень не с руки писать хвалебные оды моменту нормализации отношений между двумя странами. А задавать вопросы по поводу того, почему наследного принца, вообще, принимают в Турции и принимают по высшему из возможных протоколов – это, как можно видеть, оказалось уделом очень немногих обозревателей.

Обратимся к ещё одной публикации, вышедшей накануне визита наследного принца в оппозиционном издании Cumhuriyet. 22 июня газета опубликовала статью известного обозревателя Барыша Достера под заголовком «Турецко-саудовские отношения и Ближний Восток».

Цитируем:

«Сегодня в Турцию прибывает наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман. Этот визит важен как для отношений между двумя странами, так и для региона. Страны региона, особенно Израиль и Иран, внимательно следят за этой поездкой. Потому как на Ближнем Востоке и в мире пристально следят как развитием отношений Израиля с арабскими странами во главе с Саудовской Аравией, так и за усилиями Турции по нормализации отношений с Израилем, Египтом и ОАЭ, а также за напряженностью между Ираном и Израилем, которая в последнее время вновь обострилась. Эти события, безусловно, вплотную касаются Ирака и Сирии.

Как было отражено в СМИ в последние недели, Израиль предупреждает своих соотечественников в Турции об Иране. Он хочет, чтобы они покинули Турцию как можно скорее. Иран, с другой стороны, отвергает эти заявления Израиля и говорит, что Израиль хочет создать напряженность. Поскольку между двумя странами существует конфликт, который невозможно разрешить, а разведывательные подразделения двух стран могут действовать в самых разных уголках мира, Турция также внимательно следит за этой напряженностью.

Как известно, вторжение США в Ирак и их вторжение в Сирию еще больше усилили напряженность и нестабильность на Ближнем Востоке. Но в то же время это дало и некоторые результаты, которых США никогда не хотели или не могли предвидеть. Например, это еще больше усилило и без того высокое влияние Ирана на Багдад и Дамаск. Например, усилилось влияние России и Китая в частности в этих двух столицах и на всем Ближнем Востоке, включая Израиль. Например, политика США по созданию марионеточного курдского государства, гарнизонного государства с использованием РПК (Рабочей партии Курдистана – И.С.) и производных от нее террористических организаций в Сирии (допустим, Силы народной самообороны – И.С.) и Ираке, а также по созданию региональной курдской администрации на севере Ирака также усилила тенденции к единству в странах региона.

Сильная напряженность Ирана в отношениях с Саудовской Аравией и сбалансированное соперничество с Турцией хорошо известны. Эти элементы напряженности и соперничества существуют не только в экономическом, геополитическом и стратегическом измерениях. Они имеют как историческое измерение, так и конфессиональное измерение. Существует также арабо-персидское, турецко-персидское соперничество. По этой причине, Иран остается рядом с Ереваном в армяно-азербайджанском конфликте. Он обеспокоен улучшением отношений Азербайджана с Израилем. Он обеспокоен развитием отношений Турции с турецкими республиками, особенно с Азербайджаном, и ее усилиями по усилению своего влияния на Кавказе и в Средней Азии.

Хотя Иран и Израиль видят друг в друге экзистенциальную угрозу и угрожают стереть друг друга с лица земли, они оба знают, что США теряют власть в глобальном масштабе и на Ближнем Востоке, а их гегемония ослабевает. Израиль обвиняет США в том, что они занимают мягкую позицию в отношении Ирана и не реагируют жестко, Иран, в свою очередь, заявляет, что США стоят за израильской сионистской политикой. Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты держат Израиль против Ирана. Они знают, что, сами по себе, они не могут быть очень эффективными против Ирана. Они ведут опосредованные войны с Ираном, причем, во многих странах.

Короче говоря, балансы на Ближнем Востоке быстро меняются, а альянсы обновляются. Но судьба бедняков и угнетенных народов региона никогда не меняется».

Мы видим перед собой публикацию, которая ставит во главу угла изменяющиеся «региональные балансы», выводя за скобки предысторию турецко-саудовских отношений. Справедливым вопросом, разумеется, можно считать тот, а что, собственно, из написанного выше не могло быть написано и пять лет назад, когда между Турцией и КСА разразился острый кризис из-за событий в генеральном консульстве КСА в Стамбуле? Тем не менее, налицо попытка автора выйти за рамки инцидента и подняться на геополитическую высоту и с нее посмотреть на турецко-саудовские отношения сегодня.

Причем, заметим, в этом анализе начисто отсутствует и самоценное для турецкой стороны, с учетом её экономической ситуации, и экономическое измерение отношений с КСА.

Хотя, беремся утверждать, что турецкое руководство, со всей присущей ему настойчивостью, ищет возможности по тому, чтобы найти новые возможности для страны, имея в виду новые рынки сбыта, новые рынки для своей продукции и для своих услуг, включая строительно-подрядные работы, новых инвесторов в проекты и в финансовые инструменты страны, новые потоки (платежеспособных, «дорогих») туристов и проч. А, как известно, все новое – это хорошо забытое старое. И в этом смысле Саудовская Аравия предоставляет Турции «полный пакет» возможностей, причем, буквально, в каждом из перечисленных выше сегментов.

Переходя, непосредственно, к итогам визита, отметим главное: он был отмечен подписанием и обнародованием совместного турецко-саудовского Заявления. О сопутствующих подробностях визита мы упомянем ниже, а пока приведем текст этого документа (перевод с турецкого языка – авторский, неофициальный, равно как и выделение отдельных слов и выражений жирным шрифтом, с точки зрения целей нашего разбора – И.С.):

«СОВМЕСТНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ И КОРОЛЕВСТВА САУДОВСКОЙ АРАВИИ

Наследный принц и заместитель премьер-министра Саудовской Аравии принц Мухаммед бен Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд, в духе особых братских отношений и глубоких исторических связей между руководством и братскими народами Турецкой Республики и Королевством Саудовская Аравия, отвечая на любезное приглашение президента Турции г-на Реджепа Тайипа Эрдогана, посетил Турецкую Республику 22 июня 2022 года.

Наследный принц Мухаммед бен Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд был встречен президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом на официальной церемонии в Президентском комплексе.

Официальные встречи президента Реджепа Тайипа Эрдогана и наследного принца Мухаммеда бен Сальмана бен Абдель Азиза Аль Сауда прошли в атмосфере искренности и братства, олицетворяющей глубину прекрасных отношений между двумя странами.

В ходе встреч были обсуждены различные аспекты двусторонних отношений между Турецкой Республикой и Королевством Саудовская Аравия. Была особо подчеркнута совместная решимость начать новую эру сотрудничества в двусторонних отношениях между двумя странами, включая политические, экономические, военные отношения, отношения в области безопасности и культурные отношения. Состоялся обмен мнениями о событиях, которые выделяются на региональной и международной арене и которым обе стороны придают большое значение.

Стороны обсудили возможности развития и диверсификации взаимной торговли, и наращивание контактов между государственным и частным секторами двух стран для облегчения взаимной торговли между двумя странами и преодоления трудностей, с целью изучения инвестиционных возможностей и их трансформации в конкретные партнерские отношения в различных сферах.

Как члены «Большой двадцатки», стороны признают большой экономический потенциал двух стран и подчеркивают предоставляемые возможности в рамках «Видения Саудовской Аравии на период до 2030 года» в области инвестиций, торговли, туризма, развития, промышленности, добычи полезных ископаемых, строительных проектов, транспортной инфраструктуры (включая подрядные работы), сельского хозяйства, продовольственной безопасности, здоровья, в сферах связи и информационных технологий, в сферах СМИ и спорта. Стороны договорились активизировать работу Саудовско-Турецкого координационного совета, повысить уровень сотрудничества и координации в областях общего интереса, и работать над обменом опытом между экспертами двух стран.

Стороны выразили ожидания сотрудничества в области энергетики, особенно в области нефти и ее переработки, нефтехимии, энергоэффективности, электроэнергии, возобновляемых источников энергии, инноваций, чистых технологий использования углеводородных ресурсов, низкоуглеродных видов топлива, включая водород. Они выразили желание работать над локализацией энергетического сектора и связанных с ним цепочек поставок и реализацией сопутствующих проектов в этих областях.

Стороны договорились о развитии производственно-инвестиционного партнерства в сфере искусственного интеллекта, цифровых технологий и умных городов и поощрении сотрудничества субъектов частного сектора, работающих в этих сферах.

Турецкая Республика приветствовала запуск Саудовской Аравией инициатив «Зеленая Саудовская Аравия» и «Зеленый Ближний Восток» в области окружающей среды и изменения климата. Она выразила поддержку усилиям Саудовской Аравии в области изменения климата для реализации Платформы циркулярной углеродной экономики, инициированной Саудовской Аравией и одобренной лидерами стран G-20.

Стороны подтвердили важность соблюдения принципов Рамочной конвенции ООН об изменении климата и Парижского соглашения, а также необходимость реализации климатического соглашения, сосредоточив внимание на выбросах без источников. Стороны подчеркнули свою поддержку двух инициатив под названием «Глобальная инициатива по сокращению деградации земель и улучшению сохранения наземных сред обитания» и «Глобальная платформа ускорения исследований и разработок коралловых рифов», которые были запущены во время председательства Саудовской Аравии на Саммите G-20 в 2020 году.

Турецкая сторона пригласила инвестиционные фонды, работающие в экосистеме предпринимательства Саудовской Аравии, инвестировать в стартапы в Турции и установить с ними партнерские отношения.

Стороны договорились укреплять и поддерживать отношения между Турецким институтом стандартов (TSE) и Организацией стандартов, метрологии и качества Саудовской Аравии (SASO) в рамках соглашений о сотрудничестве, подписанных между двумя соответствующими учреждениями.

Обе стороны договорились о взаимных визитах ученых в рамках протокола о сотрудничестве, подписанного в 2016 году между Советом по научным и технологическим исследованиям Турции (TÜBİTAK) и Городом науки и технологий имени короля Абдулазиза (KACST).

Стороны подчеркнули необходимость укрепления и развития сотрудничества между Организацией по развитию малых и средних предприятий (KOSGEB) и Управлением по делам малого и среднего бизнеса Саудовской Аравии (SMEA).

Стороны договорились активировать соглашения, подписанные между двумя странами в сфере оборонного сотрудничества, таким образом, чтобы это служило интересам двух стран и способствовало безопасности и стабильности в регионе.

Обе стороны договорились об укреплении сотрудничества в судебной сфере, а также об обмене опытом между экспертами в правовой и судебной сферах.

Стороны подчеркнули важность развития сотрудничества в сфере туризма и туристического потока между двумя странами в соответствии с подписанными между странами соглашениями, важность исследования туристического потенциала каждой страны, а также усиления совместных исследований, приносящих пользу туристической сфере и ее развитию.

Стороны подчеркнули важность укрепления сотрудничества между национальными органами гражданской авиации, упрощения административных процедур деятельности авиакомпаний.

Стороны подчеркнули свою решимость улучшить существующее сотрудничество между двумя странами в области здравоохранения и договорились изучить возможности сотрудничества в области инвестиций в здравоохранение.

Саудовская сторона выразила признательность Турции за поддержку кандидатуры Эр-Рияда на ЭКСПО-2030.

Стороны подтвердили свои усилия по активизации сотрудничества, координации и обмена мнениями по ключевым вопросам на региональной и международной арене, способствуя продвижению и укреплению безопасности и стабильности в регионе. Стороны подчеркнули, что суверенитет стран региона не должен нарушаться, и подчеркнули свою поддержку поиска политического решения всех кризисов в странах региона, а также шагам, которые удержат регион от напряженности и обеспечат безопасность и стабильность в регионе.

Стороны подчеркнулись свою решимость по расширению сотрудничества и эффективной координации в рамках региональных и международных организаций, особенно в Организации исламского сотрудничества и Организации Объединенных Наций, а также по продолжению тесного сотрудничества для обеспечения мира, стабильности и безопасности в регионе.

Наследный принц и заместитель премьер-министра принц Мухаммед бен Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд выразил благодарность за гостеприимство президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, а также за близость и дружественность, проявленные к нему и его делегации во время его визитов.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выразил признательность Слуге двух святых мечетей за усилия по обслуживанию паломников и посетителей, несмотря на трудности, вызванные эпидемией коронавируса, и выразил признательность за возобновление хаджа и умры в этом году. Он поблагодарил короля Сальмана бен Абдель Азиза Аль Сауда, Служителя двух священных мечетей, и принца Мухаммеда бен Сальмана бен Абдель Азиза Аль Сауда за их усилия в этом отношении.

В завершение встречи, стороны подчеркнули свою решимость развивать и поддерживать сотрудничество на основе исторического братства, чтобы служить будущему региона таким образом, чтобы способствовать общим интересам двух стран и их народов и приносить пользу всем слоям общества».

62.43MB | MySQL:101 | 0,507sec