Оценки американских экспертов политической ситуации а Ливии после начала народных протестов

Ливийские протестующие будут продолжать демонстрации, пока все правящие элиты не уйдут от власти, заявили они 2 июня, после того, как митинги в большинстве крупных городов 1 июня завершились тем, что толпа штурмовала здание парламента в Тобруке и подожгла его. Протестное движение заявило, что оно активизирует свою кампанию 3 июля, призывая демонстрантов устанавливать палатки на городских площадях и проявлять гражданское неповиновение, пока они не достигнут своей цели по ликвидации политических институтов и проведению новых выборов. Однако автомашины сил безопасности окружили правительственные здания в столице после захода солнца 2 июля, и не было никаких признаков новых протестов после пятничных митингов с требованием перемен. Протестующие провели свой самый большой митинг в Триполи за последние годы, скандируя лозунги против враждующих политических элит, в то время как демонстранты перекрыли дороги в Бенгази и Мисурате и подожгли правительственные здания в Себхе и Карабули. В Бенгази — колыбели восстания 2011 года — и столице Триполи тысячи людей вышли на улицы, скандируя «Мы хотим, чтобы свет работал». Некоторые размахивали зелеными флагами бывшего режима М.Каддафи. «Мы подтверждаем нашу решимость продолжать путь мирных демонстраций до последнего вздоха для достижения наших целей», — заявило через социальные сети молодежное движение Beltrees, которое в основном сосредоточено на онлайн-активности по поводу условий жизни и стояло за призывами к протестам в 2020 году. В нем говорилось, что они будут занимать городские улицы и площади до тех пор, пока все правящие политические органы «публично не объявят о своей отставке». Ливийцы, многие из которых обнищали после десятилетия беспорядков и изнемогают от летней жары, испытывают нехватку топлива и отключения электроэнергии до 18 часов в день, несмотря на то, что их страна находится на вершине крупнейших доказанных запасов нефти в Африке. Тот факт, что протесты происходят по всей стране, показывает растущее разочарование ливийцев по обе стороны главной политической разделительной линии между восточными и западными группировками, которые годами находились в состоянии войны. Запланированные общенациональные выборы в декабре провалились, что привело к противостоянию соперничающих политических группировок за контроль над правительством, что отбросило Ливию к конфликту, в то время как работа  общественных служб ухудшилась. После провала выборов Палата представителей в Тобруке заявила, что временное правительство Абдель Хамида Дбейбы в Триполи больше не действует, и назначила Фатхи Башагу новым премьер-министром. Однако Дбейба отказался уступить власть, а другой законодательный орган, Высший государственный совет (ВСГ), отверг действия парламента в Тобруке. На прошлой  неделе делегации  Палаты представителей и ВГС провели переговоры в Женеве, но не добились никакого прорыва.

В этой связи отметим, что пятничные протесты были первоначально вызваны хроническими отключениями электроэнергии, что для жаркого Ближнего Востока принципиально важно. При этом ни о каком «общенациональном восстании» речи не идет в принципе, поскольку  на востоке Ливии все спонтанные всплески общественного недовольства не бывают опасными, наоборот все опасное там носит характер хорошо продуманной и главное проплаченной «импровизации».

1.То, что демонстрации стихли в Тобруке и в Бенгази буквально на следующий день, доказывает, что это было именно «импровизацией».

2.В Бенгази и Тобруке за протестами явно стоял Халифа Хафтар, чья ЛНА тут же заявила, что «присоединяется к протестующим».

Хафтар таким образом направил сигнал сразу нескольким адресатам. Спикеру Палаты представителей  в Тобруке Акиле Салеху, который за его спиной начал закулисные переговоры с главой Президентского совета М.аль-Манфи. Глава парламента таким образом пытается спасти коалицию, которую он сформировал вокруг Фатхи Башаги, назначенного на смену премьер-министру Абдель Хамиду Дбейбе. Он пообещал Мухаммеду аль-Манфи новый срок в качестве председателя Президентского совета, если он присоединится к альянсу. Пока тот ответа не дал, но для Хафтара в этой новой архитектуре места не нашлось, и его реакция не заставила себя долго ждать.   Поздно вечером 1 июня Дбейба заявил, что все политические институты Ливии должны уйти и провести выборы, о чем большинство политических лидеров говорили годами, не идя на компромиссы, необходимые для голосования. Но в данном случае  важно отметить, что прошедшие волнения стали итогом секретных переговоров между Дбейбой и Хафтаром. Отсюда и география протестов: Бенгази, Себха и Мисурата. В первых двух влияние имеет Хафтар, в Мисурате – Дбейба. Причин несколько. Главная – это ответ Акиле Салеху и некоторым людям в Президентском совете не вести закулисные переговоры о новой политической архитектуре страны, в которой ни Хафтару, ни Дбейбе места не нашлось. Одновременно чтобы попытаться заручиться поддержкой командующего ЛНА Халифы Хафтара, премьер-министр Абдель Хамид Дбейба, который пытается удержаться на своем посту, предложил позволить ему выбрать следующего главу Национальной нефтяной компании (ННК). Однако действующий председатель ННК Мустафа Саналла еще не готов уступить, отсюда и возникновение волнений на фоне нефтяного кризиса и дефицита электроэнергии. То, что волнения стихли, свидетельствует о том, что Саналла сигнал услышал, и вступил с этим тандемом в переговоры по вопросу увеличения траншей в пользу Хафтара. Вот собственно и вся суть этих беспорядков.  Все это происходит на фоне попыток специального представителя ООН С.Уильямс. Посредники ООН уже почти два года пытаются добиться какой-то положительной динамики. Но ее заявление о  том, что «протесты были громким призывом к политическим классам отложить свои разногласия в сторону и провести выборы», свидетельствует о том, что она или очень мало, что понимает в ливийских реалиях, или, что вернее, пытается выдать желаемое за действительное.

Как утверждают американские аналитики, посредники пытаются примирить враждующие группировки и предотвратить возвращение к полномасштабному конфликту за контроль над Ливией, но их усилия, похоже, дают сбои. Неделя переговоров под руководством ООН в Каире между конкурирующими правительствами на западе и востоке Ливии, представленными Высшим государственным советом в Триполи и Палатой представителей в Тобруке завершилась 20 июня без соглашения о конституционном процессе выборов президента и парламента. Соперники, похоже, не желают идти на компромисс в отношении правил выборов и других механизмов, необходимых для голосования, хотя многие эксперты считают, что два лидера неохотно отказываются от своих должностей в пользу единого переходного руководящего органа. В отсутствие соглашения ливийские лидеры интерпретируют, что посреднический мандат Миссии Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) истек 22 июня, но лидеры Организации Объединенных Наций, США и Европы утверждают, что дата истечения срока действия не применяется, поскольку она зависела от проведения выборов – которые были запланированы на декабрь 2021 года, но отменены. Отражая это мнение, Стефани Уильямс созвала встречу между двумя фракциями в отделении ООН в Женеве. Присутствие двух лидеров для обсуждения конституционных рамок выборов является позитивным шагом, однако трудно быть оптимистичным в отношении результатов двухдневного саммита.

Срыв переговоров в Каире произошел на фоне усиления столкновений в Триполи между вооруженными ополченцами, поддерживающими каждый лагерь, что создает угрозу возвращения к полномасштабной гражданской войне и не приносит облегчения ливийскому населению, спустя более 10 лет после свержения  Муаммара Каддафи. 10 июня в нескольких районах Триполи произошли ожесточенные перестрелки и взрывы, в то время как местная пресса запечатлела, как гражданские лица покидают районы с интенсивным движением транспорта. Боевые действия были частично спровоцированы решением правительства восточной части страны назначить Фатхи Башагу премьер-министром. Башага был вынужден бежать из Триполи в результате насильственной реакции, которую его назначение и прибытие в город вызвали у конкурирующих групп. Несмотря на его возвращение в Сирт, беспорядки в Триполи еще не утихли. 22 июня вспыхнуло новое насилие, когда конкурирующие силы безопасности столкнулись в Триполи, убив одного человека и нанеся ущерб имуществу. В результате дорожно-транспортного происшествия также погиб мирный житель, когда он и другие бежали из района столкновения. В совместном заявлении США, Франции, Германии, Италии и Соединенного Королевства от 24 июня выражена обеспокоенность западных лидеров по поводу того, что Ливия возвращается к возобновлению гражданского конфликта: «Мы решительно отвергаем действия, которые могут привести к насилию или усилению разногласий в Ливии, такие как создание параллельных институтов, любая попытка захвата власти силой или отказ от мирной передачи власти новой исполнительной власти, сформированной в рамках законного и прозрачного процесса…Мы по-прежнему ожидаем полного выполнения соглашения о прекращении огня от 23 октября 2020 года. Тем не менее, в настоящее время нет никаких признаков того, что базирующийся на востоке командующий Халифа Хафтар, которого поддерживают Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Россия, мобилизовал своих бойцов в Ливийской национальной армии для возобновления силового захвата Триполи. Его попытка сделать это в 2019 году провалилась, в значительной степени из-за военной поддержки со стороны Турции поддерживаемого ООН правительства в Триполи».

Хотя заявления западных лидеров подчеркивают необходимость политического урегулирования спора, их моральные опасения подкрепляются, сейчас больше, чем когда-либо, экономической заинтересованностью в экспорте ливийских энергоносителей. Соединенные Штаты и Европа борются с резким ростом цен на энергоносители, отражающим санкции Запада против России за операцию на  Украине и сокращение Россией поставок газа в несколько европейских стран в качестве возмездия за вооружение Украины. Соединенные Штаты и их союзники надеялись, что соглашение о примирении в Ливии позволит увеличить экспорт как сырой нефти, так и газа, что поможет мировым энергетическим рынкам компенсировать сокращение поставок из России. Несмотря на то, что Ливия является членом ОПЕК, она была освобождена от квот на добычу из-за продолжающейся нестабильности. Борьба за власть, включая протесты и вооруженные нападения на ливийские нефтегазовые объекты, привела к тому, что ежедневная добыча нефти в Ливии резко упала в начале июня со среднего показателя в 1,2 млн баррелей до чуть более 100 000 баррелей в день. Спад произошел после того, как протестующие вынудили рабочих закрыть ключевые экспортные терминалы в заливе Сирт. Добыча в стране уже сократилась вдвое до 600 000 баррелей в день в середине апреля после того, как вооруженные группы закрыли крупные месторождения Эш-Шарара и Эль-Филь. Резкое снижение доходов от продажи нефти, похоже, привлекло внимание лидеров соперничающих сторон, поскольку в последние дни они предприняли меры по пресечению нападений на ключевые объекты нефтяной инфраструктуры. 24 июня представители ливийской энергетики заявили, что добыча несколько восстановилась, примерно до 800 000 баррелей в день, хотя не далее как на прошлой неделе они предупредили, что продолжение насилия может привести к временным перебоям в экспорте. Перспективы политического примирения в Ливии кажутся туманными, а также не ясна способность страны помочь мировым энергетическим рынкам справиться с последствиями войны в Украине, но посредники из ООН и их западные покровители стремятся заставить соперничающие группировки говорить, а не сражаться. От себя снова добавим, что в сути всех этих блокировок экспорта углеводородов, общественных демонстраций  и перестрелок лежит именно желание Хафтара и Дбейбы или сменить руководство НОК, или выбить из него новое увеличение финансирования ЛНА и госинститутов.

Основные выводы

— Борьба за власть между соперничающими правительствами Киренаики и Триполитании поставила Ливию на грань возобновления гражданской войны.

— Посредникам ООН пока не удалось убедить противоборствующие группировки согласиться на процесс национальных выборов.

— Вооруженные столкновения в Триполи демонстрируют, что сторонники конкурирующих правительств готовы применить силу для достижения благоприятных политических результатов, даже если это наносит ущерб гражданскому населению и экономике.

— Из-за междоусобиц добыча нефти в Ливии ненадолго сократилась на 90%, что усилило напряжение на мировых нефтяных рынках, вызванное военной операцией России на Украине.

62.21MB | MySQL:101 | 0,505sec