О саммите НАТО в Мадриде и позиции Турции. Часть 5

28 июня с. г. в первый день Саммита НАТО в Мадриде состоялось важное событие – президент Турции Р.Т. Эрдоган, в присутствии генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, подписал с главами Финляндии и Швеции Меморандум, который предусматривает ряд взаимных обязательств. Обязательством Турции является отзыв своего вето на заявках Финляндии и Швеции в НАТО. Что касается обязательств Финляндии и Швеции, то они, одновременно, куда как более обширны и менее конкретны как по своему составу, так и по срокам практической реализации.

Продолжаем анализировать реакцию на Мадридский саммит в Турции. Часть 4 нашей статьи доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=87723.

Напомним, что мы остановились на цитировании пресс-конференции президента Реджепа Тайипа Эрдогана, который выступил по окончании Саммита. Материл опубликован со стороны администрации президента Турции. Напомним, что мы остановились на теме турецко-греческих отношений, о которых турецкий лидер выразился в, как минимум, сдержанном ключе. Вообще, по непривычной даже для Эрдогана развернутости пресс-конференции турецкого лидера видно, насколько большое значение он придает возможности выступить с платформы НАТО.

Следующая такая возможность у него возникнет лишь только через несколько месяцев в Литве, а националистическая внешнеполитическая повестка имеет для турецкого руководства в эти дни огромное, можно даже сказать – судьбоносное, значение. По причинам электорального свойства.

Проиллюстрируем этот тезис на социологическом примере: исследовательская компания MetroPOLL опубликовала накануне результаты опроса по доверию в Турции к официальной статистике. Был задан вопрос про инфляцию: «Кто публикует правильную цифру — TÜİK (государственное Турецкое статистическое агентство) или ENAG (частная Группа исследования инфляции — теперь есть и такая – И.С.)?». Первые за истекшие 12 месяцев дали цифру в 74%, вторые насчитали 160%.

За правильность цифры 74% от государства проголосовало 23,9% опрошенных, за 160% от частной исследовательской инициативы — 69,9%. Затруднились с ответом 7,2%.

Насколько плох для турецкой власти такой уровень недоверия к тем цифрам, что она публикует?

Раскроем понятие «плохость» для президента Р.Т.Эрдогана и его Партии справедливости и развития: «плохость», в условиях сегодняшнего дня, для турецкой власти значит, что недоверие будет прямо конвертировано в голоса против неё на выборах в 2023 году. Если не будет прямо конвертировано, а останется на уровне глухого недовольства, но при выборе в пользу власти, — то это не является принципиальным. Поскольку сейчас в Турции доминирует лозунг: «все для фронта (выборов-2023), все для победы». Все, что не помогает победе на президентских и парламентских выборах будущего года не имеет в ближайший год перспектив развития в Турции.

Так вот, плохо или нет — будет зависеть от того, что будет в центре выборов 2023.

Оппозиция делает экономику центральной в повестке, что сделать совсем нетрудно — все в магазины ходят и, если инфляцию не считают, то семейный бюджет видят. Разговоры в духе «мы ещё никогда, даже в 1990-е годы, не были столь бедными» не сулят действующей власти ничего хорошего. Только если эта фраза не будет продолжена чем-то вроде: «бедными, но гордыми».

В этом смысле, власть делает ставку на внешнюю политику. Грубо говоря, «зато мы в Мадриде добились своего». «Продать» идею о том, что условный Мадрид — важнее, чем чек в продовольственном магазине — достаточно трудная задача. Но есть один нюанс: у европейцев имперский хребет сломан, а у турок – нет, невзирая на то, что одним из итогов Первой мировой войны стало исчезновение Османской империи.

Так что, идея вдохновить-увлечь турок, сохранивших имперский запал, внешнеполитическими успехами — не столь уж утопична. Турки — быстро загораются, но вот беда — они же быстро прогорают.

Поэтому очень важен «тайминг» работы с электоратом. Пик электоральной формы власти должен быть достигнут где-то к марту-апрелю следующего года. Остальное будет фальстарт, который можно отчасти компенсировать объявлением досрочных выборов. Хотя для них потребуется крайне веский повод, чтобы не раздражать электорат.

Вот и будем смотреть, как турецкая власть будет пытаться контролируемо, без рывков набирать рейтинг и за счет каких пунктов повестки дня будет это делать.

Пока в активе у власти: борьба с РПК в Ираке и в Европе, Мадрид с финско-шведской заявкой в НАТО, «зерновой кризис» и потенциальная роль Турции как зернового хаба.

Власть ещё может добрать рейтинг популярности за счет: 4-й военной операции в Сирии, успешного противостояния с Грецией (успех можно трактовать широко, от успешных переговоров вплоть до локального противостояния – И.С.), покупки у американцев F-16, закручивания «гаек» Финляндии и Швеции в рамках взятых на себя обязательств, более широкого миротворчества на Украине, старта какого-нибудь мега проекта (допустим, Канала «Стамбул» при участии найденного международного инвестора – И.С.), начала работы 6-сторонней «Кавказской платформы» с нормализацией отношений с Арменией, создания сил быстрого реагирования в ОТГ. Разумеется, этот список является динамическим и будет в ту или и другую сторону корректировать и дополняться.

Дело, получается, для действующей власти — за «малым»: читая этот список, турецкий электорат, должен забыть «обо всем на свете»: забудет – будет у власти победа, не забудет – будет у власти поражение. А уж верит он в цифру инфляции в 74% или нет – не имеет прямого отношения к результату. Цифра инфляции для электората, на момент выборов, должна либо стать несущественной (власть), ну или стоять всё время перед глазами (оппозиция).

Собственно, исходя из этой логики, турецкое руководство и расставляет акценты. И, возвращаясь к пресс-конференции турецкого лидера – отсюда и его развернутость в озвучивании внешнеполитических тезисов. Они должны «увлечь» его электорат. Приведенный ниже перевод, равно как и выделение жирным шрифтом слов и словосочетаний, являются авторскими, неофициальными. Продолжаем цитировать президента Эрдогана на пресс-конференции, данной после Саммита НАТО в Мадриде:

«(Президенту Эрдогану) напомнили о критике оппозиции «Почему вы выступаете против?», перед Саммитом НАТО, в связи с членством Швеции и Финляндии в Альянсе. И задали вопрос: «В вашем заявлении, вы сказали, что Турция, с тройственным Меморандумом, получила конкретные и твердые гарантии по борьбе с терроризмом. Это было на оппозиционном фронте опровергнуто и поступила критика, что это – шаг назад, уступка. Как вы это оцениваете?».

В ответ на это президент Эрдоган спросил: «А где уступка?». Как отметил президент Эрдоган, то, что власть называет «черным» оппозиция именует белым, и то что именует «белым» она именует «черным». Президент Эрдоган заявил, что оппозиция никогда не говорила правду или то, что следует говорить, и что именно такова турецкая оппозиция.

Объяснив, что все документы уже обнародованы, президент Эрдоган продолжил: «Все очень ясно и искренне видят, как мир относится к этому событию. На данный момент, наша позиция здесь и предпринятые нами шаги вызвали интерес, и, на уровне лидеров, все с одобрением это встретили. Мы представили им все документы и видеозаписи нашей борьбы с терроризмом за пределами Турции. Посмотрев на них с этой точки зрения, они намного лучше разберутся в этом вопросе. Сейчас сторонники террористов и террористов в Швеции буквально спятили. К сожалению, нашу внутреннюю оппозицию эти вещи не очень устраивают. Объясним им, когда вернёмся».

После напоминания о том, что раньше Швеция не подходила к экстрадиции террористов положительно, был задан вопрос: «Вы сказали, что (вам) обещали экстрадицию 73 террористов, можете немного пояснить это?».

В ответ на вопрос президент Эрдоган сказал: «Ранее они вели какие-то переговоры об экстрадиции 60 террористов. Теперь в ходе этих переговоров они увеличили это число до 73. Посмотрим, сдержат ли они свои обещания? Мы будем следить за этим».

На вопрос, поднимался ли во время встречи с президентом США Байденом вопрос об исключении Турции из Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA), президент Эрдоган заявил, что вопрос о CAATSA не стоял на повестке дня во время переговоров, но что на встречах, проведенных министрами иностранных дел, произошли положительные сдвиги».

Был задан вопрос: «Вы хотите сказать, что, если Финляндия скажет, что они не могут изменить свои законы или экстрадировать этих людей, мы заблокируем членство в НАТО?».

На этот вопрос президент Эрдоган сказал: «Конечно, я смотрю на данное мне обещание. Если обещание не будет выполнено, то мы выполним то, что в контракте. Теперь вы обещаете нам, что отдадите этих террористов нам, вы обещаете изменить законы. Если это не будет выполнено, то не обижайтесь. Обещание будет выполнено. Это личная политика, личная внешняя политика. Если это не будет выполнено, то Турция также сдержит обещание. Что бы ни было обещано. Это то, что было согласовано. Швеция и Финляндия сказали то же самое. Они сдержат свои обещания. Если Эрдоган также не сдержит данное слово, то предъявите соответствующий счет Эрдогану».

Участник от Freedom House сказал: «У Турции плохая репутация в ограничении свобод журналистов. Многие журналисты были заключены в тюрьму после 15 июля (2016 года, после попытки государственного переворота в стране – И.С.). Есть ли у Турции место в НАТО?».

Президент Эрдоган спросил: «Кто это сказал?». Отвечая на вопрос от Freedom House, президент Эрдоган сказал: «Freedom House должен прежде всего поставить под сомнение самих себя. За 40 лет в Турции было убито 40 тысяч наших граждан. В настоящее время матери Диярбакыра уже 1 тыс. 100 дней ждут своих детей перед дверьми ПДН (Партия демократии народов – И.С.). Перед дверьми ПДН — 1100 дней. Эти матери, те, чьи дети были похищены в возрасте 12, 13, 14 лет. Где этот Freedom House? Во-первых, пусть они нанесут визит этим Диярбакырским матерям. Чего ждут эти матери? Они ждут своих похищенных детей. Итак, эти сторонники, которые похитили этих детей, эти члены ПДН, эти члены РПК, эти члены СНС, они делают это во имя свободы? Что это за свобода? Заодно узнаем и определение свободы. Моя зона свободы простирается до вашей зоны свободы, ваша зона свободы – до моей зоны свободы. При этом понимании, если мы продолжим в том же духе, мы сможем добиться результатов. Но сегодня в Турции существует реальность Кандиля. В этой реальности Кандиля, 13, 14, 15-летних девочек похищают в горы и вооружают, насколько возможно, в этих горах оружием. Их обучают. Вы знаете это? Интересно, насколько глубоко Freedom House следил за этим вопросом? — Ни насколько».

Тот же участник спросил: «Как бы вы оценили тему журналистов и правозащитников в тюрьме?».

Отвечая на вопрос, президент Эрдоган сказал: «После того, как на данный момент в моей стране нет криминальной ситуации, нет никаких уголовных санкций в отношении журналистов, писак (использовано слово kalemşor — человек, «нападающий» на окружающих с помощью печатного слова, ручки – И.С.) и идей. Таких в тюрьмах нет (то есть, журналистов, за которыми нет криминалитета, не связанного с их писательской деятельностью – И.С..). Все это просто дезинформация, мы это не проглотим».

На вопрос об экстрадиции террористов из Швеции и Финляндии президент Эрдоган сказал: «Они дадут нам это. Потому что это — их слово. Это уже зафиксировано в письменном виде. Поэтому они выполнят свое обещание».

«Вы один из немногих лидеров, контактирующих с президентами России и Украины, и вы приложили усилия для создания эффективных гуманитарных коридоров. Как вы можете оценить эту новую дипломатию?» — отвечая на этот вопрос, президент Эрдоган заявил, что прежде всего он политик.

Отметив, что у него 40-летний политический опыт, президент Эрдоган сказал: «Я прошел этот процесс от мэра до премьер-министра и президента. Я пришел на эти должности, поднявшись с самой низкой базы партийных организаций в политике. Поэтому я кое-что усвоил: политика — дело нешумное (можно перевести ещё как «нескандальное» — И.С.). Если политика больше направлена ​​на мир, вы постараетесь наладить дружеские отношения. И чем больше врагов вы обретаете, тем больше теряете в политике. Теперь: у меня долгая история отношений с Путиным, с Зеленским – менее длинная. Потому что опыт г-на Зеленского в украинской политике не очень большое, однако, в политике, с приходом во главу Украины и вплоть до настоящего момента, наши отношения продолжаются очень интенсивно. С господином Путиным отношения – более старый. Вот здесь есть реальность. Если мы собираемся выступить здесь посредником, то какой был один из самых важных наших шагов? Мы собрали представителей Украины и Российской Федерации в Стамбуле вместе. При этом они с радостью начали новый процесс, что и сделали мы. Я хочу, чтобы мы ускорили это и в следующем процессе. Особенно в мире, где есть зерновой кризис, если мы сможем вывести его (зерно – И.С.) как из России, так и из Украины, я считаю, что те, кто сейчас страдает от нехватки зерна, пшеницы, ячменя, подсолнечного масла и т.д., могут почувствовать облегчение».

Отвечая на вопрос, будет ли международное сообщество приветствовать операцию на севере Сирии, президент Эрдоган сказал: «Мы не будем проводить операцию, которую международное сообщество не поймет. Мы будем проводить операции на языке, понятном международному сообществу, и что они поймут. Турция имеет серьезный опыт в этом плане. Не беспокойтесь».

После встречи с премьер-министром Испании Педро Санчесом и вопроса об турецко-испанских отношениях президент Эрдоган заявил, что Испания, прежде всего, является очень искренним другом Турции.

Напомнив, что Испания разместила «Пэтриоты» в Турции в самый сложный и критический период, президент Эрдоган сказал: «Другие партнеры по НАТО забрали свои батареи, но Испания их не забрала. Их батареи все еще находятся в Турции. Поэтому от имени моего народа, особенно от имени моего государства, я в долгу перед Санчесом. Конечно, мы также сделали шаг с Испанией. Мы реализовали тему с авианосцем. Мы построили авианосец с Испанией. В настоящее время, наш Анатолийский авианосец спущен на воду, и я думаю, что он начнет свое плавание в течение этого года. У нас есть авианосец, на который садятся и взлетают БПЛА и вертолеты, и на данный момент у нас есть объем торговли более 15 миллиардов долларов. Наша цель — увеличить эту сумму до 20 миллиардов долларов, и государственная мудрость Санчеса здесь играет важную роль. От имени себя и своего народа я выражаю благодарность моему дорогому другу, а также королю Филиппу».

62.44MB | MySQL:101 | 0,575sec