О саммите НАТО в Мадриде и позиции Турции. Часть 6

28 июня с. г. в первый день Саммита НАТО в Мадриде состоялось важное событие – президент Турции Р.Т. Эрдоган, в присутствии генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, подписал с главами Финляндии и Швеции Меморандум, который предусматривает ряд взаимных обязательств. Обязательством Турции является отзыв своего вето на заявках Финляндии и Швеции в НАТО. Что касается обязательств Финляндии и Швеции, то они, одновременно, куда как более обширны и менее конкретны как по своему составу, так и по срокам практической реализации.

Продолжаем анализировать реакцию на Мадридский саммит в Турции. Часть 5 нашей статьи доступна на сайте ИБВ по ссылке  http://www.iimes.ru/?p=87750#more-87750.

Напомним, что мы остановились на цитировании пресс-конференции президента Реджепа Тайипа Эрдогана, который выступил по окончании Саммита. Материл опубликован со стороны Администрации президента Турции. Мы закончили цитировать ту часть выступления турецкого президента, которая касалась отношений между Турцией и Испанией.

Переходим теперь к той части заявлений турецкого лидера, которые касались отношений с США.

«В прошлом, мистер Джо Байден говорил вещи, которые могли бы вас разозлить, но на этой неделе вы выглядите хорошими друзьями, что изменилось?». — На этот вопрос президент Эрдогана ответил следующее: «В политике вчера — это вчера, сегодня — это сегодня. Мы должны это понимать таким образом. Вот почему многое меняется в политике за 24 часа. Мы будем проводить политику с этим пониманием, но мы будет стоять твердо. Конечно, история турецко-американских отношений очень давняя. Ещё не будучи премьер-министром, я начал процесс (имеется в виду положил начало турецко-американским контактам, будучи непосредственным участником их – И.С.). У нас есть процесс, который продолжается с тех пор, вплоть до сегодняшнего дня. Конечно, так или иначе, были хорошие и плохие дни, но турецко-американские отношения продолжались».

«Вы получили какие-либо гарантии, что конгрессмены одобрят поставку F16?» — Отвечая на этот вопрос, президент Эрдоган сказал: «Здесь есть противоречие между демократами и республиканцами. Необходимо получить некоторую поддержку с обеих сторон. Но, несмотря на все это, г-н Байден в себе уверен. Здесь, он, на самом деле, сделал заявление. Моя надежда заключается в том, что мы получим результат, который приличествует нашей дружбе и солидарности».

Один из журналистов, в связи с тройственным Меморандумом между Турцией, Швецией и Финляндией спросил: «На самом деле, (в документе – И.С.) нет упоминания о том, что Финляндия и Швеция удовлетворят запрос об экстрадиции со стороны Турции. Там говорится о том, что они оценят требования Турции об экстрадиции, и они дадут на них ответ».

На эти слова президент Эрдоган ответил: «Вы читали текст. Исходя из него, (они – И.С.) разберутся (в вопросе экстрадиции – И.С.) или выдадут, не выдадут. Конечно, важно то, что мы понимаем. Важно то, что мы понимаем в разговорах и выступлениях. В связи с этим, Швеция обновила список из 73 людей и, вместе с текстом (Меморандума), пообещала их выдать. Выдаст она или не выдаст, мы будем с этого времени, исходя из текста, следить за этим. Исходя из этого мы примем свое решение».

«Что вы будете делать, если правовые системы Финляндии и Швеции не одобрят запрошенную вами экстрадицию?» — на этот вопрос президент Эрдогана сказал: «Если эти судебные системы поддерживают терроризм, то пусть об этом объявят. Если судебные системы этого не делают, то пусть объяснят это. В нашей стране, наша правовая система никогда не поддержит терроризм. Наши законодательные установки в отношении террористов, в этом вопросе, очень жесткие. Делается то, что необходимо делать. Я надеюсь, что Финляндия и Швеция также скажут: «Наши законы в этом вопросе строгие, мы будем делать то, что нужно». Поэтому мы ждем необходимого (того, что необходимо с их стороны – И.С.)».

«После вчерашней встречи с президентом США Джо Байденом вы сказали, что также обсуждали стабильность в регионе. Какой вопрос вы обсуждали? Рассматривался ли вопрос напряженности в регионе, был ли на повестке дня вопрос деэскалации, встречались ли вы с премьер-министром Греции?» — По этому вопросу президент Эрдоган сказал: «Если Греция не будет наращивать напряженность, у нас тоже нет интереса в напряженности. Однако, я хочу сказать следующая. Греция, которая 147 раз нарушила наше воздушное пространство, должна дать в этом отчет. Поэтому ты 147 раз нарушишь наше воздушное пространство и, в ответ, ВВС Турции дадут необходимый ответ. А ты в это время будешь обеспокоен. Не будет такого. Прежде всего, Греция должна навести порядок. Те острова и островки, которые она собирается вооружить — это противоречат Лозаннскому и Парижскому соглашениям. Они должны прочитать эти соглашения и принять соответствующие меры».

На вопрос о следующих шагах, которые Турция и НАТО предпримут в борьбе с терроризмом в Афганистане, президент Эрдоган ответил: «Как вы знаете, в борьбе с терроризмом в Афганистане у нас было около тысячи солдат, и мы действовали как коалиция с силами НАТО и с Соединенными Штатами. Мы вели там серьезную борьбу. Теперь у нас такое же желание внести свой вклад в новый процесс в Афганистане. Мы сказали: «Мы готовы к тому, чтобы эксплуатировать аэропорт в Кабуле. Мы можем взять эксплуатацию аэропорта втроём – с Катаром и даже с ОАЭ. У нас есть вся необходимая инфраструктура и возможности и этим мы можем оказать свою поддержку». Мы надеемся на (положительный) подход по этому вопросу со стороны Афганистана. Мы надеемся, что оттуда поступит положительный сигнал, и, если это – так, что мы предпримем свои шаги».

Напоминая о разногласиях между Турцией и ЕС по поводу «определения терроризма», на вопрос о том, что если Швеция и Финляндия могут не выдать некоторых людей решением в рамках законодательства ЕС, президент Эрдоган сказал: «Если, в вопросе террористов, нам вместе с документами говорится о том, что у людей, которые не только обратились к насилию, но и, вдумайтесь, убили множество людей, и, невзирая на это, «они не связаны с террором», то мы не сможем доверять законам этой страны. Мы все равно будем добиваться их выдачи. Мы, разумеется, не можем направить запрос либо без наших судебных органов, либо без нашей разведки. Вот так все просто».

Итак, что мы можем сказать по изложенному выше турецким лидером?

Турецкий лидер демонстрирует полную уверенность в том, что, если Финляндия и Швеция не выполнят условий, взятых на себя в рамках подписанного в Мадриде Меморандума, то процесс разблокирования их заявок на членство в НАТО является обратимым. То есть, Турция сможет взять своё слово назад, скажем, не ратифицировав в Великом национальном собрании (Меджлисе) Турции подписанный документ. Тут, разумеется, кроется некий подвох, который можно переформулировать в виде вопроса: каким образом связано турецкое право вето с подписанным документом?

Напоминаем ещё раз как звучит тот самый Пункт 10 подписанного Меморандума:

«Турция подтверждает свою давнюю поддержку политики открытых дверей НАТО и выражает свою поддержку приглашению Финляндии и Швеции стать членами НАТО на встрече на высшем уровне в Мадриде».

Допустим, Меморандум не вступил в силу по причине того, что его не ратифицировал турецкий Меджлис. Означает ли это автоматически, что «Турция не подтверждает свою давнюю поддержку» и далее по тексту? – Нет не означает. Означает ли, что невступление Меморандума в силу должно, каким-то образом, опять сделать турецкое вето действительным? – Нет, из документа этого не следует. Более того, если п.10 Меморандума зависит от предыдущих пунктов документа, от того, как Финляндия и Швеция будут выполнять свои обязательства, то почему это никак не прописано в тексте. Там, вообще, нет никакой логической привязки, хотя, по сути, мы говорим о некоем Договоре, который налагает права и обязанности на стороны и устанавливает между ними логическую, причинно-следственную связь.

Пока выглядит так, что причинно-следственная связь «Финляндия и Швеция выполнила свои обещания – Турция отозвала своё вето на их заявках в НАТО» осталась лишь только на словах. Об этой привязке говорит турецкий лидер, однако, конкретного ответа не просматривается. За рамками того, что Турция будет требовать от двух стран исполнения взятых на себя обязательств ссылкой на подписанный Меморандум и всё. Без рычага в виде блокирования их интеграции в НАТО. Будь в этом смысле понятная конкретика, связанная с процедурой принятия двух стран в НАТО, турецкий лидер об этом сказал бы.

Вторая, не менее значимая тема для турецкого руководства, — это вопрос поставки Турции истребителей F-16. Первое и главное: президент Джо Байден приехал на встречу с президентом Р.Т.Эрдоганом «с пустыми руками», не привезя ничего из того, что турецкому лидеру жизненно важно.

В ответ на вопрос про F-16, опять турецкий лидер заговорил про позицию «республиканцев и демократов» и про то, что с ними надо «достигать» взаимопонимания, на что Джо Байден рассчитывает. Однако, заметим, что, судя по всему, F-16 не были частью политической сделки по Финляндии и по Швеции, а, следовательно, процесс продолжает развиваться в русле прежней логики. Никаких дополнительных «мотиваторов» решить вопрос в пользу Турции у США создано не было. Что – вполне в духе американской политики по отношению к нынешней официальной Анкаре: не давать политических дивидендов президенту Р.Т.Эрдогану и его Партии справедливости и развития. По крайней мере, до выборов – 2023 года. После выборов, если они победят, то тогда в Вашингтоне и будут смотреть, что с этим делать дальше.

Но, как мы можем видеть «турецкое выступление» в Мадриде освещается турецкими политиками в русле крупной внешнеполитической победы. Позволим себе, в этом смысле проявить сдержанность: игра продолжается, а Турция решила чуть понизить градус напряженности в игре.

Обратимся к интервью шумно известного своими радикальными заявлениями, в том числе в адрес России, журналиста издания Daily Sabah Хаккы Оджала. Обратимся к его материалу, вышедшему 4 июля с.г. под заголовком «Мирная проблема либералов: НАТО по всему миру».

Цитируем:

«Выражение «хочешь мира, готовься к войне» имеет латинское происхождение и происходит из книги римского полководца Вегетиуса Рената Rei Militaris (на латыни Igitur qui desideratpacem, praeparet bellum). Оно интерпретируется как означающее мир через силу, поскольку сильное общество с меньшей вероятностью подвергнется нападению врагов.

По мнению экспертов, римский полководец имел в виду две вещи: во-первых, он пытался сказать, что общество должно знать, когда оно может подвергнуться нападению врагов, а во-вторых, уровень готовности должен соответствовать уровню воспринимаемой опасности.

Однако человек, которому бывший президент США Джордж Буш поручил разрабатывать и консультировать планы и политику, связанные с нераспространением и противодействием распространению оружия массового уничтожения (человек, который обнаружил и уничтожил ОМУ покойного лидера Ирака Саддама Хусейна), Джек Дэвид, старший научный сотрудник и член правления Хадсоновского института думает по этому поводу иначе.

Г-н Дэвид говорит, что вы должны иметь военное превосходство над всеми без исключения странами мира, соответственно, США поддерживали «либеральный, мирный международный порядок» в течение последних 75 лет (Примечание: НАТО 73 года! – И.С.). Превосходство должно иметь три черты: способность разрешать споры между странами, все международные воды должны быть свободны для судоходства и должно быть более широкое признание свободных рынков. Если это звучит как введение в книгу капиталистического империализма, так оно и есть!

Он был описан Адамом Смитом как «самый верный путь к процветанию среди народов» в его «Основном тезисе» в его книге «Богатство народов» 1776 года. Но новизна, которую привносит г-н Дэвид в своем заключении, заключается в том, что «недавние события на Украине дают некоторое представление о степени разрушения этого порядка».

В последний раз НАТО публиковало новое заявление о миссии 12 лет назад, еще за полтора года до бесчеловечной и жестокой войны России на Украине, и президент США Джо Байден говорил о необходимости «пересмотреть состав НАТО, то, как он функционировал, и придумать другую стратегию для НАТО и то, как мы работаем вместе» на Саммите G-7 в Соединенном Королевстве. Более того, возможно, по оговорке, на прошлой неделе президент сказал, что НАТО пригласила Швецию и Финляндию стать членами альянса (не наоборот) как часть стратегии по укреплению Европы. Он много хвастался тем, как его стратегия сделала Европу более сплоченной и сильной, чем когда-либо.

Далее он сообщил, что его администрация объединила более 50 стран («более 50 стран, ребята!» — И.С.). Сейчас на Украине больше противотанковых комплексов, чем вторгшихся российских танков, у них больше танков и больше артиллерийских систем, чем на Украине. У президента Украины Владимира Зеленского достаточно артиллерийских снарядов на случай, если президент России Владимир Путин решит двинуть все свои танки в Украину. США уже предоставили в общей сложности более 7 миллиардов долларов помощи, и в ближайшие несколько дней отправятся в путь более 800 миллионов долларов.

Тем не менее, у нас, кажется, есть две проблемы:

Европейские члены НАТО не выглядят такими едиными, как хотел бы заставить нас поверить Байден. За фасадом идеального единства в Мадриде, Европа все еще находится в положении, которое заставило бывшего президента США Дональда Трампа задаться вопросом: «Почему США защищают этих парней, если они не на нашей стороне в главной битве?».

Канцлер Германии Олаф Шольц в восторге от США не больше, чем его предшественница г-жа Ангела Меркель. Шольц неоднократно предупреждал США, что он не согласится на полный запрет на импорт российских энергоносителей, что, по его словам, будет означать «ввергнуть всю Европу в рецессию». Франция, с другой стороны, не верит, что ближневосточные нефтяные источники нельзя заставить добывать больше нефти и газа, а у США нет возможности облегчить беспокойство европейцев пойти к королю и подтолкнуть его к добыче нефти!

Гости Байдена в Мадриде не согласны с европейским пониманием после Холодной войны, что геополитика вытесняет международную торговлю, как это было, когда Европа была разделена «Железным занавесом». Как и итальянцы, Франция и Турция продолжают вести переговоры с русскими. Вдохновляемая США активность, направленная на установление «Железного занавеса» по всей Европе, не влияет на молодежь в Европе. Исследовательский центр Pew считает, что большинство в Европе говорят, что США являются надежным партнером, и рейтинги Байдена в основном положительные, но значительно снизились по сравнению с прошлым годом. Положительные мнения значительно снижаются в Германии, Испании, Греции, Италии и Франции. Другими словами, многим в Европе, похоже, не нравится, что он испортил отношения с Москвой».

61.63MB | MySQL:101 | 0,478sec