О возможном влиянии отставки премьер-министра Великобритании Б.Джонсона на британо-израильские отношения

В конце минувшей недели глава правительства Соединенного Королевства Б.Джонсон подал в отставку, причем не только с поста премьер-министра, но и лидера Консервативной партии. Данный факт, с одной стороны, дает возможность подвести определенный итоги завершающегося периода в межгосударственных контактах. С другой стороны, это неизбежно потребует подстроиться к общению с новым главой британского правительства, что особенно важно для ближневосточной страны, вновь стоящей перед лицом внутриполитических перемен.

В целом отзывы о каденции Б.Джонсона в Израиле довольно положительные. Прежде всего в Иерусалиме уходящему премьер-министру Соединенного Королевства благодарны за его деятельность по введению ограничений в отношении палестинской группировки ХАМАС. В частности, в ноябре прошлого года по соображениям борьбы с антисемитизмом Лондон внес ХАМАС целиком, без  дробления на «боевое» и «политическое» крыло в список запрещенных на территории Великобритании террористических организаций. Это дало возможность, в том числе привлекать к ответственности ее активистов, вплоть до 14-летнего заключения их под стражу.

Помимо этого Б.Джонсон занимался ограничение в Великобритании движения по бойкоту Израиля (BDS-Movement). Подобная риторика стала звучать из уст политика еще в 2015 г., когда он отмечал, что «нельзя придумать ничего более глупого, чем введение какой-либо изоляции, санкций или бойкота против страны, которая является единственной демократией в регионе». С 2019 г. во главе Консервативной партии он начал лоббировать принятие закона, призванного блокировать в Соединенном Королевстве BDS-Movement. В частности, посредством соответствующей законодательной инициативы предлагалось запретить на местном уровне вводить какие-либо запреты на иностранную, в том числе израильскую продукцию. Эта мера была включена в предвыборную программу Консервативной партии в 2019 г., а затем в 2022 г. прозвучала в традиционном майском обращении Королевы Великобритании, когда принц Чарльз сообщил о подготовке документа, который «не позволит государственным органам участвовать в бойкотах, подрывающих сплоченность общества».

Предложенная мера во многом была ответом на предвыборную агитацию 2019 г. Лейбористской партии, которая наоборот грозилась свернуть некоторые компоненты сотрудничества с Израилем и признать палестинскую государственность. В этой связи победа над лейбористами и прежде всего их лидером считается еще одним важным для ближневосточной страны и еврейской общины Соединенного Королевства достижением Б.Джонсона. В частности, комментируя отставку политика, парламентская группа Консервативные друзья Израиля (CFI), занимающаяся продвижением взаимодействия Лондона и Иерусалима, сообщила, что парламентские выборы 2019 г. можно считать «поворотным моментом в истории нашей страны и для еврейской общины Великобритании».

Наконец, большое значение с точки зрения действующей конфигурации власти в Израиле отставка Б.Джонсона способна иметь для Я.Лапида, который считает британского контрпартнера не только другом Израиля, но и своим собственным. Предположительно, активное взаимодействие двух политиков могло начаться на завершающем этапе каденции Б.Джонсона на посту мэра Лондона, а продолжиться при его переходе в МИД. В частности, в 2016 г., будучи депутатом Кнессета, Я.Лапид обращался к Б.Джонсону для того, чтобы добиться снятия в британской столице антиизраильских плакатов с надписями «осторожно апартеид». Причем, действовал лидер «Еш атид», оказавшийся на тот момент в оппозиции, традиционно для себя в противовес Б.Нетаньяху, обвиняя его в неспособности решить проблему по официальным каналам. Уже после получения поста главы внешнеполитического ведомства Я.Лапид делал ставку на Великобританию в продвижении подходов Иерусалима к иранской ядерной угрозе среди западных партнеров.

В целом, если верить мнению израильских обозревателей, экспертов и дипломатов, оценивающих перспективы двусторонних отношений после сообщения Б.Джонсона об отставке, то они выглядят весьма позитивными. Ожидается, что британские консерваторы продолжат нынешний курс в отношении ближневосточной страны, что важно для них с точки зрения выстраивания собственной внешней политики Лондона после Brexit, приоритетов во внешнеторговой деятельности, где Великобританией особенно отмечается израильская высокотехнологичная экономика, а также сотрудничества в области обороны и безопасности, достижением предыдущего периода в котором стало военное соглашение 2020 г. Помимо этого консерваторы продемонстрировали устойчивую преемственность еще при передаче власти от предшественницы Б.Джонсона Т.Мэй. С учетом необходимости эффективно противостоять лейбористам, которые после ухода Дж.Корбина будут максимально стараться дистанцироваться от его наследия, дабы вернуть пошатнувшиеся позиции своей партии, израильская проблематика станет только набирать популярность по мере приближения к следующим выборам в парламент Соединенного королевства.

Пожалуй, наиболее негативным эффект от отставки британского премьер-министра рискует оказаться для Я.Лапида. С одной стороны, на старте предвыборной гонки в Израиле он лишается одного важного внешнеполитического козыря, а ведь именно для того, чтобы лишить Б.Нетаньяху монополии на использование международных связей в агитации Я.Лапид избрал для себя пост главы МИД до ротации. С другой стороны, может оказаться так, что для Консервативной партии в целом более предпочтительным главой правительства ближневосточной страны окажется Б.Нетаньяху. Как минимум ранее, CFI делала ставку именно на контакты с Ликудом и дистанцировалась от критики даже спорных решений предшествующих правительств, сформированных данной партией.

52.5MB | MySQL:102 | 0,543sec