О роли турецкого дипломатического корпуса в продвижении интересов Р.Т.Эрдогана в ходе всеобщих выборов в 2023 году

Ресурсы турецкого дипломатического корпуса будут использованы Р.Т.Эрдоганом  (тур. Recep Tayyip Erdoğan) для подготовки к предвыборной кампании 2023 года. Об этом недвусмысленно свидетельствует президентская речь, произнесенная перед сотрудниками МИДа, в ходе которой он де-факто делегировал послам ответственность за то, чтобы все турки, проживающие за рубежом и обладающие правом голоса, пришли к избирательным участкам в период проведения всеобщих выборов. Вопрос о роли диаспоры в электоральной кампании давно стал одной из актуальных повесток для Турции. Гораздо интереснее выглядит то, как почти синхронно с обесцениванием внешнеполитических усилий США и Франции турецкий дипкорпус все больше и глубже вовлекается в обслуживание интересов политической элиты, что контрастирует с временами, когда Партия справедливости и развития (тур. Adalet ve Kalkınma Partisi, ПСР) еще не находилась на вершине власти.

Большой акцент в последнем выступлении Р.Т.Эрдогана сделан на количественных показателях: Турецкая Республика вошла в пятерку стран с разветвленной дипломатической сетью. Но источники в турецком МИД ставят под сомнение то, что достигнутые результаты тянут на критерий эффективности внешнеполитического механизма: все принципиально важные решения, как правило, принимаются в администрации президента, а МИД не ставят в известность даже ради приличия[i]. Так, посольства Турции в Финляндии и Швеции, не говоря уже о турецкой миссии при НАТО, узнали о готовности Р.Т.Эрдогана ветировать расширение альянса на север постфактум, когда тот уже произвел скандал своим публичным заявлением.

Стоит ли говорить, что сложившаяся ситуация сопровождается насыщением турецкого дипкорпуса назначенцами без соответствующего опыта, но с партийным билетом. Если верить недавнему социологическому исследованию, каждый пятый посол Турции является политическим ставленником[ii]. Эта характерная для эпохи правления Р.Т.Эрдогана ориентация на лоялистский истеблишмент приводит к деморализации карьерных  дипломатов и стимулирует их отток из ведомства. Тем более противоречиво выглядит то, что в ходе выступления перед дипломатами Р.Т.Эрдоган постарался подчеркнуть: Турция не может позволить себе повернуться спиной ни к Востоку, ни к Западу. Такая амбициозная политика межполярной устойчивости требует более продуманных решений, нежели концентрация внешнеполитических полномочий в руках президентской администрации.

Серия дипломатических побед, увенчанная соглашением о возобновлении экспорта зерна из Украины, дает президенту Турции Р.Т.Эрдогану некоторую передышку от экономических проблем Турции и предлагает план его предвыборной стратегии на выборах следующего года. Готовясь к тому, что станет самым большим предвыборным испытанием за его почти 20-летнее правление, президент подчеркивает свои достижения на мировой арене[iii]. «Турция переживает самый сильный политический, военный и дипломатический период», – сказал он многотысячной толпе на северо-западе Турции на следующий день после переговоров в России с президентом В.В.Путиным.

Однако, прогресс на международной арене контрастирует с мрачной экономической картиной внутри страны. Р.Т.Эрдоган сказал, что плоды экономической политики правительства – уделение приоритетного внимания экспорту, производству и инвестициям – станут более очевидными в первом квартале 2023 года. Тем временем, высокопоставленные члены правящей партии ПСР изображают президента как государственного деятеля, противостоящего конкурентам на выборах, которые и близко не соответствуют его международным авторитетам. «Нравится он вам или нет, но Эрдоган – лидер», – сказал высокопоставленный турецкий чиновник, утверждая, что ни у одной другой международной фигуры нет такого уровня контактов с ведущими мировыми игроками. «В Турции нет лидера, который мог бы заменить его». «Избиратели знают о преимуществах дипломатии. Время от времени они будут жаловаться на экономику или беженцев, но они будут голосовать за Эрдогана – за продолжение эффективной Турции», – сказал представитель ПСР. Ключом к дипломатии Эрдогана на Ближнем Востоке и за его пределами является то, что он назвал «совместным пониманием, основанным на взаимном доверии и уважении» с Путиным – отношения, вызывающие растущую озабоченность среди партнеров Турции по НАТО. Cо своей стороны, главный советник председателя Народно-республиканской партии (тур. Cumhuriyet Halk Partisi) Эрдоган Топрак (тур. Erdoğan Toprak) считает иначе: «Правительство использует внешнюю политику, чтобы скрыть экономическую катастрофу, рассказывая историю о «дипломатической победе». Эрдоган идет на уступки, которые наносят ущерб и ослабляют нашу репутацию на дипломатическом фронте».

Таким образом, вопросы обеспечения внутриполитической и внешнеполитической безопасности в последнее время приобретают особую актуальность для Турции. Глава МИД Турции Мевлют  Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) на днях заявил, что страна уже медленно, но, скорее всего, придет к постукраинскому миру: «Главное для нас – защита больших интересов. В процессе формирования современной архитектуры безопасности в Европе необходимо действовать предельно продуманно. Турция уже сегодня предполагает к этому». В ходе формирования нового мироустройства все более активно будут задействоваться инструменты «мягкой силы» Турции, в том числе и ее дипломатический корпус.

[i] https://www.al-monitor.com/originals/2022/08/erdogan-asks-turkish-diplomats-fight-islamaphobia

[ii] https://ammeidaresi.hacibayram.edu.tr/

[iii] https://english.alarabiya.net/News/middle-east/2022/08/09/Eyeing-elections-Erdogan-plays-up-diplomatic-gains-

62.2MB | MySQL:101 | 0,479sec