Ношение хиджаба и социальные волнения в Иране

Зверское избиение сотрудниками иранской полиции нравов 22-летней Махсы (Жина) Амини и последовавшая в результате смерть девушки, в очередной раз обратили внимание на злободневную для ИРИ проблему исламских ограничений в одежде женщин этой страны. Нужно отметить, что выполнение исламского дресс-кода является составной частью политики исламизации всех сфер духовной жизни в Иране, реализуемой в ИРИ в ходе проведения там «культурной революции». Она началась почти немедленно после победы в стране Исламской революции 1978-1979 гг. В стране тогда повсеместно внедрялась «исламская массовая культура», переполненная атрибутами исламского средневековья, что серьезно затронуло сферы образования, культуры, повседневной жизни. Спешно  закрывались неугодные новым властям СМИ, театры, рестораны западного типа, женские парикмахерские, в которых в качестве парикмахеров работали мужчины и др. Весьма серьезно базисные основы культурной революции затронули положение женщин страны.  Уже через год после введения в стране исламского правления был установлен всеобъемлющий контроль над выполнением женщинами всех требований шариата – обязательного ношения чадры или платка хиджаба, ограничений профессий, доступных женщинам, раздельного обучения, запрещение разводов по инициативе женщин, введения вновь многоженства и института временного брака «сиге». С течением времени появлялись все новые и новые ограничения типа запрета на катание на велосипедах вне специально отведенных для этого мест, исключение занятия женщинами тех или иных видов спорта и др. Контроль соблюдения женщинами ограничений был возложен на КСИР, к которому затем присоединились специальные милиции. С течением времени для контроля  над соблюдением исламских канонов нравственности было создана специальная полиция нравов, которая патрулирует улицы  — «гаштэ эршад». Исламские блюстители нравственности практиковали очень серьезные наказания, зачастую – забивание камнями до смерти. В последнее десятилетие на фоне неприятия женщинами ограничения своих прав формируются «антихиджабские кампании», которые проводится иранками в интернете под лозунгом «Моя скрытая свобода» (My Stealthy Freedom). По данным российского ираниста В.Сажина, миллионы иранских женщин получают официальные предупреждения «гаштэ эршад»  за несоблюдение выполнения  ограничительных требований. Ежегодно в этой связи открываются тысячи судебных дел. Оппозиция считает, что иранским женщинам должна быть предоставлена возможность выбора — носить хиджаб или не делать этого, что является частью социальных прав современных женщин.

Махса (мама зовет ее курдским именем Жина, которое ей хотели дать при рождении, но МВД с этим не согласилось, и пришлось назвать ее правильным «исламским» именем) Амини  приехала в столичный город из далекой провинции в Иранском Курдистане, чтобы погулять, посмотреть его достопримечательности. Приехала не одна, а в сопровождении брата. При выходе из метро ее вдруг останавливает патруль «гаштэ эршад» под предлогом того, что из-под хиджаба выглядывают волосы, задерживают, обещают отвезти в полицейский участок, чтобы провести инструктирование, заталкивают в машину, а через короткое время в больницу доставляют полумертвое тело невинной девушки. Из больницы поступает официальное извещение, что уже в момент доставки в лечебное заведение  тело было мертвым.

Все СМИ полны самых жестких осуждений этого злодеяния. Разумеется, вся правда о том, что случилось, совсем скоро станет известна.  Но уже сегодня это всколыхнуло весь Иран, где поднялась мощная волна протеста. Оппозиционные фарсиязычные СМИ в эти дни задаются вопросом – как скоро стихнет этот гнев возмущения, или он способен воспламенить атмосферу в стране, стать основой мощного взрыва. Понятно, что будет проведено следствие, и все, что сегодня еще покрыто мглой, выйдет наружу. Однако в эти дни это вызвало гнев и возмущение по всему Ирану, и масштабы этой реакции ширятся с каждым часом.  Гражданский активист Абдулла  Мохтади из Иранского Курдистана сказал в интервью оппозиционным СМИ, что убийство  Махсы (Жина) Амини добавляет еще одно имя в длинный список жертв исламского режима, каждое из которых все более и более отдаляет исламский режим от народа Ирана. Этот процесс идет все годы после установления теократического правления, уже более 43 лет. А.Мохтади утверждает, что если в первые годы исламского режима многие боялись репрессий в случае неповиновения властям и невыполнения различных исламских нововведений, то с течением времени простые люди просто противопоставляют себя силовикам, показывая тем самым, что они никогда не смирятся с теми ограничениями в повседневной жизни, которые устанавливает режим и которые все больше сковывают права граждан. Как ответ на все ширящееся бесправие, народ все громче поднимает свой голос против всевозможных ограничений, делающих жизнь невозможной, говорит А.Мохтади.  Курдский регион Ирана с самого начала установления Исламской Республики демонстрирует свое неповиновение властям, вот почему репрессии против гражданского населения здесь в разы сильнее, чем в других районах расселения национально-религиозных меньшинств. Здесь большее, чем в остальном Иране количество казней, смертные приговоры выносятся по различным поводам в течение нескольких минут. Очень часто такие наказания выносятся как раз за несоблюдение исламского дресс-кода, прелюбодеяния, отход от тех или иных запретов морального характера. Гражданский активист из Иранского Курдистана А.Мохтади говорит, что в его родном регионе каждый случай такой несанкционированной жестокости силовиков имеет жесткую реакцию. Уже сегодня в Тегеране и Саккезе, откуда родом замученная силовиками девушка, идут демонстрации и акции протеста, которые могут вылиться в масштабные выступления. В Тегеране многие улицы запружены народом, люди зажигают свечи в память о невинно убиенной. Как отмечают СМИ, многие известные деятели иранской культуры уже осудили это злодеяние. Во время похорон в ее родном городе, которые, но настоянию властей состоялись ранним утром в субботу, чтобы не допустить чрезмерного скопления народа, на кладбище собрались тысячи земляков Махсы Амини. Участвовавшие в похоронах женщины демонстративно снимали и сжигали хиджабы, ношение которых обязательно, отрезали пряди волос. Затем участники стихийно возникшей демонстрации стали забрасывать камнями портреты верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи. Раздавались десятки антиправительственных лозунгов и речевок, в том числе – «Смерть диктатору» (то есть аятолле А.Хаменеи) и «Долой полицию нравов!». Те же слова осуждения этого злодеяния звучали днем позже и в столице Иранского Курдистана – Санандадже.

Многотысячную демонстрацию по этому поводу устроили студенты одного из крупнейших вызов Тегерана – Университета Амир Кабир. На разгон демонстрации были вызваны соединения добровольческой полувоенизированной гвардии «Басидж», но им не удалось справиться с возмущенными студентами. Они скандировали лозунги «От Тегерана до Курдистана – всюду притеснения женщин», «Смерть за хиджаб – до каких пор?» «Весь Иран обагрился кровью». Произошедшее злодеяние уже заклеймили позором различные правозащитные организации по всему миру, на него отреагировали многие общественные и политические деятели из разных стран. Заметно, что в Иране все явственнее звучат антирежимные голоса, все заметнее прямое осуждение варварских действий власти.

52.53MB | MySQL:102 | 1,452sec