К вопросу об изменении роли армии в Турции

В Турции продолжается обсуждение закона, который вносит существенные коррективы в систему правосудия, изменив порядок судебного преследования военнослужащих. Согласно 145-й статье Конституции Турецкой Республики полномочия привлекать к ответственности военнослужащих за преступления, связанные с военной службой и воинскими обязанностями, принадлежат военным судам. Нововведение предполагает, что в случае совершения тяжкого преступления, например, участия в подготовке государственного переворота, военнослужащий предстанет не перед военным, а перед гражданским судом. Кроме того, по новому закону рассмотрение дел гражданских лиц, совершивших военные преступления, будет осуществляться не в военных судах (как это предусмотрено145-й статьей турецкой Конституции), а в гражданских судах.

На страницах турецкой газеты «Радикал» появилась информация о том, что по просьбе президента А.Гюля руководство Генштаба и Министерства обороны выразило свое мнение относительно изменения законодательства. Позиция армии заключается в следующем:

— Закон противоречит Конституции;

— Нарушается принцип разграничения компетенций гражданских и военных судов.

— Неограниченный контроль гражданской полиции над военными объектами приведет к нарушению дисциплины и субординации, а также к раскрытию разведывательной деятельности.

Кроме того, высказываются предположения, что новая система станет причиной появления ложных доносов.

Турецкий журналист М.Йеткин, встречавшийся с высшими чинами военного командования, утверждает, что военные считают частью психологической войны против турецкой армии процесс, связанный с «подписью полковника Чичека». Напомним, что 12 июня в газете «Тараф» была опубликована фотокопия документа под названием «План по ликвидации ПСР и Гюлена». Утверждалось, что под ним стоит подпись полковника Генштаба Д.Чичека. Впоследствии военная прокуратура установила, что Генштаб не имеет отношения к данному документу. Однако прокуратура Стамбула вызывала полковника на допрос о его причастности к так называемой организации «Эргенекон».

Инициатором нового закона стала находящаяся у власти в Турции Партия справедливости и развития (ПСР), последовательно проводящая линию на ограничение роли армии в турецком обществе. Премьер-министр Т.Эрдоган, выступая 28 июня на конгрессе ПСР в Коджаэли, заявил, что «закон направлен против попыток государственного переворота». Закон был передан на утверждение президенту А.Гюлю, который сразу его подписал, несмотря на напряженную атмосферу вокруг этого документа.

Неоднозначную реакцию закон вызвал среди оппозиционных партий. Проект закона был передан на рассмотрение парламентским фракциям Народно-республиканской партии (НРП) и Партии националистического движения (ПНД), которые его поддержали. Однако впоследствии представители оппозиции выступили с заявлениями о том, что речь шла только о передаче гражданским судам полномочий рассматривать дела гражданских лиц, обвиняемых в военных преступлениях, а не о распространении юрисдикции гражданских судов на военнослужащих.

НРП обратилась в Конституционный Суд с ходатайством об отмене нового закона. Заместитель председателя НРП О.Оймен заявил, что А.Гюль совершил большую ошибку, подписав закон, вызывающий жаркие споры в турецком обществе. НРП выражает сожаление по поводу того, что президент действовал небеспристрастно и утвердил закон, который явно противоречит Конституции.

На чрезвычайном заседании парламентской группы НРП лидер партии Д.Байкал заявил, что в Турции не должно быть диктатуры военных, но в данный момент речь идет о диктатуре Т.Эрдогана. Закон не рассматривался ни в Законодательной комиссии меджлиса, ни в Министерстве обороны. «По инициативе ПСР в Турции уже длительное время идет обсуждение диктатуры армии. Разве сложилась ситуация, которая вынуждает принимать чрезвычайные меры? Разве военные изменили результаты выборов или помешали ПСР провести угодный ей закон?».

Турецкие политологи объясняют действия НРП традиционной близостью партии к военным кругам и опасениями того, что гражданское судопроизводство окажется под влиянием правящей Партии справедливости и развития.

Сообщается, что руководство Турции выражает намерение принять меры для снятия напряженности вокруг нового закона и прояснения спорных моментов. В частности, Министерству обороны будет поручено провести работу по уточнению понятия «военное преступление». Военная юстиция рассматривает в качестве военного преступления участие в перевороте или хунте, в то время как правительство придерживается мнения о том, что не существует четкого определения.

Еще один вопрос связан с районами, в которых ведется борьба с терроризмом. Военные считают, что преступления, совершенные в данных зонах, должны рассматриваться военными судами, чтобы не нанести ущерб антитеррористической деятельности.

Кроме того, обсуждается вопрос о предоставлении высшему военному командованию законодательных «гарантий», которые предусматривают, что допрашивать руководство армии сможет только Кассационный суд.

Журналист газеты «Миллиет» Т.Акйол написал о том, что по своей сути новый закон правилен и соответствует требованиям Европейской Комиссии по правам человека. Однако ПСР допустила ряд ошибок в организации процесса одобрения данного закона. Вместо обычной для таких случаев процедуры правительство прибегло к методам, подходящим для чрезвычайной ситуации:

— проект закона не передавался на рассмотрение в специальные парламентские комиссии;

— поправки к нему принимались «в последний момент»;

— 145-ая статья Конституции, признающая широкие полномочия за органами военной юстиции, остается в силе. Таким образом, новый закон вступил в противоречие с Конституцией, хотя и соответствует Европейской конвенции о защите прав человека.

Принимая во внимание значимую роль, которую традиционно играла армия в общественно-политической жизни Турции, закон может отразиться на будущем политическом развитии страны. По выражению известного турецкого политолога А.Биранда, впервые в новейшей истории Турции «гражданская власть восстала против полномочий военных». Новый закон, по сути дела, отстраняет армию от участия в расследовании преступлений, связанных с переворотами, хунтами, террористической деятельностью. Правительство ПСР совершило шаг, на который никогда прежде не осмеливалось гражданское руководство страны.

52.56MB | MySQL:104 | 0,309sec