Бар-Иланская речь Б.Нетаньяху в контексте поиска путей урегулирования ближневосточного конфликта

14 июня в Израиле в центре Бегина-Садата в Бар-Иланском университете в Рамат-Гане состоялось программное выступление премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху, посвященное, кроме всего прочего, вопросу ближневосточного урегулирования. Израильский премьер- министр произнес речь перед аудиторией в около 400 человек, в основном представленной политологами правого толка, соратниками по «Ликуду» и ШАС, а также представителями дипкорпуса.

Речь, которая, как представляется, была призвана «дать израильский ответ» на выступление президента США Б.Обамы, состоявшееся ранее в Каире, вызвала сдержанно-отрицательную реакцию со стороны большинства стран Запада. Исключением явился лишь официальный Париж, приветствовавший такой шаг израильского премьера и призвавший стороны к развитию и воплощению идей, прозвучавших в выступлении. Что касается арабского мира, то речь Нетаньяху спровоцировала всплеск недовольства и разочарования со стороны его представителей. «Арабская улица» крайне негативно восприняла призыв премьера к миру на израильских условиях. Те требования, которыми Нетаньяху обставил путь к миру, по мнению арабов, блокирует любую возможность для продвижения к взаимоприемлемым развязкам.

Почему же выступление израильского премьер-министра, в котором были озвучены основные подходы нынешнего израильского руководства к ближневосточному урегулированию и которое было призвано стать «шагом вперед» в отношении преодоления многолетних разногласий с палестинцами, а также открыть окно возможностей для выхода из тупика, в который зашел мирный процесс, не может быть занесено в «копилку» усилий по БВУ в качестве если не прорывного момента, то хотя бы конструктивной инициативы со стороны израильтян, некой новой «дорожной карты», которая могла бы лечь в основу встречных шагов сторон по отношению друг другу? Ведь выступление началось с призыва израильского премьера к главам арабских государств сесть за стол переговоров: «Я обращаюсь ко всем арабским лидерам со словами: давайте встречаться. Давайте говорить и заключать мир. Я готов ко встрече с вами в любое время. Я готов поехать в Дамаск, Эр-Рияд, Бейрут – любое место, включая Иерусалим». Был ли этот призыв не услышан или проигнорирован арабским сообществом, не готовым к компромиссам, или слова премьера являлись лишь работой на публику, красивыми словами, скрывающими под собой новые невыполнимые требования?

Для того, чтобы понять это, необходимо сопоставить те обязательства, которые Израиль берет на себя, те шаги, которые готов сделать навстречу палестинцам, с теми требованиями, которые он предъявляет Рамалле, ставя их условием создания палестинского государства. Сделать это возможно, поскольку выступление не ограничилось общими рассуждениями о мире. Речь содержала вполне конкретные предложения, касающиеся требований нового израильского правительства в отношении палестинцев, тех условий, которые должны быть выполнены для того, чтобы мир был достигнут.

При первом взгляде на выступление, сразу обращает на себя внимание, что Нетаньяху начал с того, что озвучил шкалу приоритетов израильской внешней политики. Тематика ближневосточного урегулирования была отнесена премьером к третьему по важности приоритету внешнеполитической деятельности Израиля. На первое место в списке вопросов, требующих внимания израильского руководства, была поставлена угроза нуклеаризации Ирана вкупе с исламской радикализацией страны. На втором – риски, исходящие от мирового экономического кризиса и возможности преодоления его последствий. На третьем – вопрос ближневосточного урегулирования. Такая расстановка приоритетов внешней политики государства, более чем полвека находящегося под перманентной угрозой, исходящей как со стороны палестинских территорий, так и от соседей, а также в состоянии конфронтации со внушительной частью региональных игроков, часть из которых ставит под сомнение в принципе право этой страны на существование, не могла не вызвать как минимум недоумение арабов. И несмотря на то, что основное внимание в речи премьера было уделено изложению позиций его правительства по возобновлению мирного процесса, тот факт, что данная тематика не была озвучена в качестве приоритета внешнеполитической деятельности страны и, несмотря на свою первостепенную важность в течение уже более чем полувека, отступила перед лицом новых геополитических угроз, не мог не остаться незамеченным.

Итак, Нетаньяху заявил о готовности к миру. Однако в выступлении премьера речь шла преимущественно об «экономическом мире», который «не может заменить мир политический». Такая формулировка говорит о неготовности израильского кабинета напрямую, без предварительных условий (как было предложено самим премьером в выступлении) приступить к переговорам по урегулированию. Понятие «экономического мира» предполагает иные модальности переговоров и встречных шагов. Уместным было бы предположить, что эти шаги (по крайней мере, в том что касается урегулирования), скорее всего, должны быть односторонними и исходить от палестинцев, поскольку в обмен на «сытые желудки» они должны выполнить целый ряд израильских требований и условий.

Прежде всего, палестинцы должны признать Израиль в качестве «государства еврейского народа»: «Умеренные палестинцы не готовы пока сказать простые слова: Израиль – национальное государство еврейского народа, и таковым останется», — заявил Нетаньяху. Тезис о еврейском характере государства он развивает в мысль о том, что проблема палестинских беженцев должна быть решена вне пределов границ израильского государства. Другой вариант поставил бы под угрозу еврейскую национальную составляющую, которую премьер видит в качестве условия для выживания Израиля. Такой предложенный Нетаньяху сценарий был негативно воспринят не только палестинским сообществом. Натурализация палестинцев «не по карману» многим арабским странам, в частности, Ливану и Иордании, где палестинская доминанта в обществе достаточно сильна. В случае проведения в жизнь тезиса, озвученного Нетаньяху, в Ливане навсегда укоренилось бы 400 тысяч палестинских беженцев. Неудивительно, что критическое отношение к элементам израильского подхода в отношении ближневосточного урегулирования на время сплотила политических оппонентов Ливана: резко критически отреагировали на высказывания Нетаньяху в Бар-Иланском университете, практически все политические силы страны, высшее руководство и политическое сообщество страны – президент страны М.Сулейман, председатель парламента Н.Берри, премьер-министр Ф.Синьора, Генсекретарь «Хизбаллы» Х.Насралла и т.д.

Говоря о палестинском государстве, нельзя не упомянуть, что в выступлении впервые в своей политической карьере Нетаньяху упомянул о нем и именно в такой формулировке. Однако на этот позитивный момент отбрасывает тень условие, которым Израиль сопровождает возможность существования такого государства: оно должно быть демилитаризованным. «Если мы получим гарантии демилитаризации и обеспечения озабоченностей Израиля в сфере безопасности, если палестинцы признают Израиль в качестве государства еврейского народа, то в будущем мирном соглашении мы будем готовы достичь решения, при котором демилитаризованное палестинское государство будет существовать бок о бок с еврейским государством», — заключил премьер. Таким образом, Нетаньяху согласился на возможность существования палестинского государства , однако при условии изъятия из его суверенитета некоторых существенных моментов: демилитаризованное государство должно отказаться от контроля за воздушным и морским пространствами, не имеет права вступления в военно-политические союзы с третьими странами, лишается права контроля за внешними границами, не говоря уже об исключительно урезанном формате военной составляющей в его политической системе. Более того, гарантию безопасности такого государства будет нести международное сообщество (в большой степени в лице Израиля). Таким образом, даже если палестинское государство будет создано, полного набора рычагов для обеспечения его функционирования у палестинского руководства не будет.

Кстати, о палестинском руководстве. Говоря о мире с палестинцами, Нетаньяху отмел любую возможность мира с ХАМАС: «Палестинцы должны выбрать между дорогой мира и дорогой ХАМАС. Палестинская администрация будет должна установить верховенство закона в Газе и побороть ХАМАС», — заявил премьер. Таким образом, израильтяне согласны на создание государства палестинцев. Но только на такое, где у власти будет стоять руководство признающее еврейское государство и согласное управлять государством с ограниченным суверенитетом.

У любого государства, пусть и демилитаризованного, должна быть столица. Яблоком раздора всегда оставался город Иерусалим – святой для трех религий. В своем выступлении Нетаньяху ясно обозначил очередное условие: «Иерусалим должен оставаться единой столицей Государства Израиль при предоставлении религиозных свобод для представителей всех конфессий». Этот тезис не является неожиданным и подтверждается активной политикой иудаизации Иерусалима, проводимой в последнее время израильским руководством.

При этом было бы несправедливо утверждать, что выступление премьера ограничилось лишь презентацией набора требований к палестинцам. Нетаньяху прокомментировал те требования, которые предъявляются и к Израилю со стороны международного сообщества.

В частности, по проблеме поселений израильтянин подчеркнул, что он не имеет намерения «строить новые поселения или экспроприировать дополнительные территории для существующих», зарезервировав, однако, за Израилем право продолжать строительство в уже имеющихся в связи с естественным приростом населения в них.

Что касается других важных для урегулирования тем, таких как выполнение Израилем «дорожной карты», отношения к арабской мирной инициативе и к вопросу ухода с Голан, перспектива снятия блокады с сектора Газа проблемы, связанные с продолжением Израиля строительства разделительной стены, то эти темы были выведены премьером за скобки.

Таким образом, обнародованные Нетаньяху элементы израильского подхода к перспективе ближневосточного урегулирования в целом сводятся к следующему: признание израильтянами права палестинцев на собственное государство обставляется достаточно жесткими условиями. Это государство изначально видится израильским руководством как образование с ограниченными полномочиями, часть суверенитета которого будет фактически находиться в руках Израиля. Однако, по нашему мнению Израиль и в будущем будет вынужден существовать в условиях крайне враждебного окружения, и ясно, что, сопровождая возможность создания палестинского государства довольно жесткими условиями, будет стремится в превентивном порядке максимально обезопасить себя от возможных вызовов и угроз, которые потенциально могут исходить от созданного палестинского государства.

Более того, заявления израильского премьера нельзя рассматривать в отрыве от внутриполитического контекста и ситуации, связанной с расстановкой сил в израильском руководстве. Совершенно ясно, что при презентации линии Израиля по ближневосточному урегулированию Нетаньяху действовал не в личном качестве. Премьер проводил те формулировки, по которым был достигнут компромисс в рядах нового израильского правительства (излагая подходы, премьер ссылался на то, что они отражают внутриизраильский консенсус). Выступая с речью, Нетаньяху преследовал как минимум три цели: озвучить элементы ближневосточной стратегии своего правительства, ослабить нажим на Израиль со стороны США, требующих от него уступок по ближневосточному урегулированию, а также не взорвать и без того хрупкую коалицию, правое крыло которой жестко предупредило премьера о недопустимости сдавать краеугольные позиции израильского руководства по проблеме БВУ. Очевидно, эти цели были Нетаньяху достигнуты: подходы озвучены, консенсусно поддержаны практически всеми политическими силами, входящими в правящую коалицию, прессинг со стороны Вашингтона ослаблен. Как показывает позитивное восприятие почти во всех частях израильского внутриполитического спектра речи премьера (за исключением, пожалуй, лишь крайне левых и ультраправых партий), коалиционное правительство пока держится, а популярность премьера неуклонно растет: согласно опросам, 71 процент израильтян поддержали выступление премьера, в то время как против высказались только 23 процента. Рейтинг премьера резко пошел вверх: с 16 процентов накануне выступления он взлетел до 44. Очевидно, что Нетаньяху добавил себе очков не только на внутриполитической арене, но воспользовался возможностью определенного само-пиара за рубежом.

Ясно, что нынешние подходы премьера по БВУ обусловлены разноголосицей в коалиционном правительстве, которое он представляет и перед которым у него есть определенные обязательства, а также внешним нажимом со стороны США. И требовать от премьер-министра, находящегося под пристальным взглядом «ястребиного» окружения, каких-то субстантивных уступок по ключевым спорным вопросам было бы недальновидно. Тезис о демилитаризованном государстве был обусловлен острой необходимостью Израиля в гарантиях безопасности со стороны будущего палестинского государства. Тот факт, что наиболее чувствительные темы были умышленно обойдены Нетаньяху, объясняется тем, что премьер, во-первых, постарался избежать слишком ранних обязательств, к которым его кабинет может быть еще не готов, а, во-вторых, не вызвать раздражения в отношении себя со стороны наиболее радикально настроенных членов кабинета. Важно, что такой шаг как признание Израилем за палестинцами права на создание собственного государства, был сделан, а развязки по остальным проблемным моментам можно было бы решить в ходе практических переговоров как в региональном, так и в многостороннем форматах.

51.57MB | MySQL:101 | 0,410sec