Об опыте заимствования зарубежных технологий военного назначения Ираном в условиях санкций США

В современных условиях международной обстановки для отечественных предприятий оборонно-промышленного комплекса может представлять интерес опыт Ирана по преодолению ограничений, вызванных санкционным давлением со стороны США. Так, в Иране было локализовано производство китайского роторно-поршневого двигателя MDR-208 ( который, в свою очередь, является копией британского AR731), а затем на основе полученных технологий были созданы иранские двигатели Shahed-783 и Shahed-788, которые применяются на различных беспилотных аппаратах, включая БПЛА-камикадзе. Еще в 2000-х гг. после изучения французского малогабаритного турбореактивного двигателя Microturbo TRI 60 был создан первый иранский турбореактивный двигатель Tolou-4, который используется в противокорабельных ракетах Noor, БПЛА Karrar. В дальнейшем полученные наработки и опыт позволили иранским разработчикам создать более крупный и мощный двигатель Tolou-14 для более тяжелых крылатых ракет, предназначенных для поражения наземных целей и имеющих намного большую дальность.

Это лишь небольшой показательный срез в одной только сфере двигателестроения для крылатых ракет и БПЛА, в целом же подобных случаев в иранском ВПК много. Кроме того, многолетние работы по ремонту и модернизации различных образцов западной техники, оставшейся у Ирана после свержения шаха, привели к тому, что иранская промышленность постепенно самостоятельно освоила производство многих образцов поставленных тогда вооружений и техники и продолжила их развитие. В этом контексте можно упомянуть, например, противотанковый ракетный комплекс (ПТРК) Toophan, представляющий собой иранскую копию американского ПТРК TOW, или истребитель Kosar – модернизированную копию истребителя Northrop F-5F Tiger II.

Истребитель Kosar, по сравнению с оригинальным F-5F, имеет новую авионику, так называемую стеклянную кабину, заявляется наличие многофункциональной РЛС. Самолет может применять различное управляемое высокоточное вооружение. При этом иранцам удалось также скопировать американские турбореактивные двигатели General Electric J85, которые с 2020 года серийно выпускаются под названием Owj. При всей моральной устарелости J85 на данный момент двигатели Owj являются самыми мощными авиационными реактивными двигателями, выпускаемыми в Иране. Так что, по всей видимости, помимо истребителей Kosar, их предполагается устанавливать и на испытываемый в Иране учебно-боевой самолет Yasin.

Что касается ПТРК Toophan, то в Иране было освоено производство различных вариантов противотанковых управляемых ракет (ПТУР), которые никогда туда не поставлялись, вроде аналога TOW-2В – ПТУР Toophan-3M6, предназначенной для поражения техники сверху, или даже управляемых ракет, которых никогда не существовало у оригинального производителя, вроде Toophan-4/6 с термобарической боевой частью. Более того, в Иране был разработан модернизированный вариант ПТРК Toophan с лазерно-лучевой системой управления, правда, он не получил широкого распространения в связи с началом серийного производства десять лет назад иранской копии ПТРК «Корнет-Э» – ПТРК Dehlaviyeh.

Еще более интересным примером творческого развития полученных при копировании технологий является копирование американских зенитных управляемых ракет средней дальности Standard SM-2MR, которые были поставлены в Иран в 1970-е гг. перед революцией в составе вооружения двух старых эсминцев типа Allen M. Sumner, которые были глубоко модернизированы с установкой управляемого ракетного вооружения. Изначально модернизированная копия ракеты SM-2MR в Иране создавалась для корабельного зенитного ракетного комплекса (ЗРК), предназначенного для строящихся иранских легких фрегатов проекта Mowj, но затем на базе этих зенитных ракет было решено создать и новые сухопутные ЗРК средней дальности.

Первый из них – ЗРК Talash – имел в качестве РЛС сопровождения и подсвета целей фактически сухопутный вариант корабельной РЛС, а также отдельную РЛС для обнаружения целей, но в 2019 году появился новый вариант ЗРК, который получил название 15th Khordad. У ЗРК 15th Khordad отдельные РЛС были заменены на одну новую многофункциональную РЛС с фазированной антенной решеткой для обнаружения, сопровождения и подсвета целей. Продолжались работы и по улучшению ракет, так, помимо изначального варианта ракет Sayyad-2 с дальностью поражения целей до 75 км, появились новые ракеты Sayyad-3 с дальностью уже до 120 км.

В то же время, как показывает иранский опыт, сегодня крайне сложно одновременно обеспечивать полное импортозамещение и конкурентоспособность в электронной промышленности. В условиях полномасштабного санкционного давления со стороны коллективного Запада во главе с США практически безальтернативным поставщиком отдельных необходимых комплектующих компонентов и материалов для Ирана становится Китай, через который в том числе закупается при необходимости западная продукция.

США с помощью санкций пытаются также нарушить поставки в Иран высокоточных станков с числовым программным управлением (ЧПУ). В Иране есть и свои крупные станкостроительные заводы, например, Machine Sazi Tabriz, выпускающие разнообразный ассортимент станков, в том числе станки с ЧПУ (продукция иранских станкостроительных заводов экспортируется и за пределы страны), однако они не обеспечивают всех потребностей промышленности. Поэтому приходится закупать часть оборудования за границей, в основном в Китае, хотя в Иран попадают и станки из западных стран, для чего используются сложные схемы с множеством посредников и подставных компаний в третьих странах.

В заключение отметим, что при наличии у Ирана в целом очень крупной и мощной металлургической промышленности, ее узким местом является производство некоторых металлов и сплавов, включая отдельные сорта стали. Неудивительно, что Иран заинтересован в увеличении их импорта из России в рамках бартерных сделок.

62.18MB | MySQL:101 | 0,653sec