Турецкие оценки вхождения четырех областей Украины в состав России. Часть 6

30 сентября президент России В. Путин выступил с обращением, где озвучил решение о вхождении четырех бывших областей Украины (Донбасс, Луганск, Запорожье и Херсон) в состав России.

О том, какая в Турции последовала на то первая реакция турецких комментаторов – изложено в материале на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=90168.

Продолжаем анализировать турецкую реакцию на прирастание России регионами, реакцию уже не первую, по горячим следам, а уже более «осмысленную».

Часть 5 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке http://www.iimes.ru/?p=90569#more-90569.

Напомним, что в прошлой части нашего материала мы рассмотрели материал заместителя генерального координатора Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) Мухиттина Атамана. Материал озаглавлен как «Опасная эскалация в украино-российской войне после аннексии». Материал был опубликован 5 октября во влиятельном турецком издании – газете Daily Sabah. Под заголовком – лейтмотив: ««Если не остановить, следующая фаза войны в Украине распространится на другие страны».

Собственно, этот материал ставит достаточно важный вопрос относительно того:

Во-первых, где пролегают границы российской «специальной военной операции» на Украине, которая, де-факто, переросла в полноценную войну между Россией и Западом, выставившим вместо себя «на ринг» Украину. Здесь можно говорить об изначальном плане российского руководства, который, по прошествии 7 месяцев, уже можно констатировать, был достаточно «вегетарианским» и не соответствовал реальности.

Во-вторых, следует из «во-первых». В том смысле, что Запад не просто не дает России возможности провести ограниченную в пространстве и времени операции. Все силы направлены на разрастание конфликта и на то, чтобы он сменил своё качество – с операции на официальную войну. Удары, нанесенные по газопроводам «Северный поток» и «Северный поток – 2», а также по Крымскому мосту говорят о том, что Россию «раздергивают» на выполнение своего обещание по «ударам по центру принятия решений» и по тому, чтобы «использовать все силы и средства».

Заметим, что теперь вплоть до момента полноценного включения России в войну с одержанием серии убедительной побед, с учетом сложной динамики на фронтах, никого, в том числе в Турции, больше не интересуют референдумы, проведенные на территории ДНР, ЛНР, Запорожской и Херсонской областей. Рассуждать об их законности с зарубежной публикой – теперь абсолютно бессмысленно. Для публики их просто нет.

А после удара по Крымскому мосту никого (добавим «пока») больше за рубежом не интересует и референдум, проведенный на полуострове в 2014 году. Если Россия демонстрирует даже малейшее промедление в своих ответных реакциях на такие фундаментальные вызовы, значит она, как может рассудить зарубежная публика, не контролирует ситуацию в той мере, в какой должна, когда речь идет о её территории. По крайней мере о той территории, которую Россия провозглашает своей.

Вот выдержка из материала, опубликованного самым тиражным изданием Турции – газетой Hürriyet по горячим следам взрыва на Крымском мосту. Цитируем:

«Заявление, сделанное в последний момент советником президента Украины, леденит кровь. Украина заявила: «Взрыв Крымского моста — это начало. Все незаконное должно быть уничтожено».

«Все незаконное должно быть уничтожено, все похищенное должно быть возвращено в Украину, все, что оккупировано Россией, должно быть депортировано», — написал Михаил Подоляк в своем Twitter-аккаунте.

Таким образом, вопросительные знаки, возникшие после взрыва, с какой стороны была осуществлена атака, подошли к концу.

Однако официально украинская сторона не взяла на себя ответственность за нападение».

Отсутствие немедленной (!) реакции значит, что это провозглашение любых территорий своими не имеет под собой необходимой силовой (не юридической) основы. Причем, что характерно основы не военной – она-то, как раз, у России есть, а основы, исходящей от высшего руководства страны – в виде готовности немедленно предпринимать необходимые жесткие меры. Последнее – намного хуже, поскольку при наличии политической воли военные мускулы можно, даже в ограниченный период времени, «накачать». А политическая воля – не качается. Она требует кардинальных кадровых решений и очищения системы.

При такой динамике процесса, не является невероятной ситуация, при которой уже любые границы России, даже ранее международно признанные, можно ставить под сомнение. В духе высказываний американских политиков о том, что «Сибирь слишком большая, чтобы принадлежать одной России». То есть, мы подошли вплотную к ситуации, когда промедления вызывают перед России к жизни экзистенциальные вопросы.

На этом можно закончить обзор турецкой реакции на референдумы в ДНР, ЛНР, Запорожской и Херсонской областях констатацией того факта, что серией резонансных атак («Северный поток – 1», «Северный поток – 2», теперь уже Крымский мост), Украинской стороне удалось вывести референдумы из повестки дня, представив их в виде «шоу-бизнеса», который не имеет под собой реальной основы. И так будет до тех пор, повторимся, когда и если Россия всерьез включится в процесс.

52.21MB | MySQL:103 | 0,459sec