Итоги и значение переговоров ХАМАСа и ФАТХа в Алжире

13 октября враждующие группировки ХАМАС и ФАТХ подписали очередное соглашение о примирении. Соответствующая церемония состоялась в Алжире и была организована с большим размахом. Делегацию фактических властей Газы на ней представлял председатель Политбюро ХАМАСа И.Хания, а от ФАТХа на переговоры прибыл не глава ПНА М.Аббас, а лишь один из представителей верхушки движения А.аль-Ахмад. Несмотря на то, что последний заявил об «оптимистичности в том что оно (соглашение – авт.) будет реализовано», эксперты не выражают большого энтузиазма по поводу т. н. Алжирской декларации. Виной тому главным образом предыдущие безуспешные попытки добиться внутрипалестинского единства. Вместе с тем указанные события воспринимаются как серьезный дипломатический прорыв Алжира, который может способствовать повышению статуса страны на международной арене, в том числе сближению с европейскими странами, а также укрепить позиции в перед ноябрьским саммитом ЛАГ.

Упомянутое соглашение стало результатом двухдневного переговорного процесса, проходившего с участием руководства 14 палестинских фракций, а также интенсивных посреднических усилий Алжира, продолжавшихся предположительно несколько месяцев. Так, еще в июле текущего года на праздновании 60-летия алжирской независимости была организована личная встреча М.Аббаса и И.Хании. Лидеры враждующих палестинских группировок до этого  последний раз общались в 2016 г. в Катаре, который на тот момент занимался поиском путей решения межпалестинского конфликта.

По сообщениям СМИ, опубликованным в преддверии встречи, ожидалось, что в ее повестку войдут такие темы, как всеобщие выборы, разоружение боевого крыла ХАМАС, выплата заработной платы в Газе. В итоге, однако, основное внимание было сосредоточено именно на перспективах голосования. Отмечается, что стороны взяли на себя обязательство «ускорить проведение президентских выборов и выборов в законодательные органы власти на всех палестинских территориях», что они ожидаемо должны сделать в течение ближайшего года. Информации относительно содержания иных пунктов от участников встречи не последовало.

Впрочем, уже одного процитированного отрывка достаточно, чтобы сделать вывод о сохранении большей части противоречий и формальных препятствий к примирению. С одной стороны, заметно отсутствие упоминания перспектив создания инклюзивного правительства, включающего различные фракции и прежде всего ХАМАС. Сам М.Аббас, находившийся не в Алжире, а в Казахстане, где он провел раунд общения с президентом РФ В.Путиным, по данным израильских источников, накануне церемонии скептически отозвался о возможностях подписания Алжирской декларации. Кроме того, он призвал членов правительства единства соблюдать нормы международного права, что ставит под сомнение вовлечение в его работу ХАМАС. Наконец, в приведенной цитате указывается, что голосование должно пройти и в Иерусалиме, а это означает шанс вновь отказаться от его проведения в установленные сроки по причине того, что израильская сторона это блокирует.

Алжирское посредничество, в свою очередь, получило многочисленные позитивные оценки как от сторон противоречий, так и от обозревателей. В частности, еще в сентябре на этапе подготовки нынешней встречи посол Палестины Абу Айта назвал переговорную позицию Алжира «смелой». По мнению дипломата, это отличает страну от других, которые «нарушили арабский консенсус, изменив свой подход к палестинскому вопросу», под чем он подразумевает т.н. нормализацию с Израилем.

Палестинская проблема важна Алжиру прежде всего в контексте саммита Лиги арабских государств, который он должен принять в начале следующего месяца. Указанная тематика, наряду с обсуждением сирийского, иракского, ливийского и йеменского треков включена в повестку встречи, хотя  обозреватели высказывают мнение, что никаких серьезных подвижек ни на одном из направлений достигнуто, вероятно, не будет. В результате, Алжир, конечно, частично повышает свое региональное значение уже самим статусом государства-хозяина мероприятия, но все же гораздо больший эффект для положения страны на международной арене принесут конкретные шаги. И здесь определенное положительное воздействие может оказать пусть даже иллюзия успеха в межпалестинском посредничестве.

Наконец, Алжиру сейчас необходимо усилить позиции и в контексте противостояния с Марокко, что накладывает отпечаток на его энергетическое сотрудничество с Европой. В результате, с одной стороны, организацией переговоров палестинских фракций и последующим приемом саммита ЛАГ государство демонстрирует общий рост своего влияния. С другой стороны, поддерживая палестинцев на региональном уровне, Алжир получает возможность политически ослабить Марокко в арабском мире. Несмотря на то, что иллюзия сглаживания противоречий между Алжиром и Рабатом создается в силу приглашения делегации последнего на саммит ЛАГ, сути их отношений это не меняет. При этом Тунис, МИД которого недавно заявил о «приверженности правилам арабского бойкота» Израиля, в сентябре включил в перечень участников своей инвестиционной конференции Фронт ПОЛИСАРИО, чем продемонстрировал поддержку алжирских позиций в вопросе о статусе Западной Сахары.

В целом, межпалестинские договоренности, новости о достижении которых пришли из Алжира, в очередной раз не кажутся действительно эффективной мерой для преодоления раскола ключевых фракций. Суть их в открытых источниках описывается максимально размыто, кроме того, фактически в Алжирской декларации отсутствует описание конкретных шагов и критериев оценки их исполнения. Наконец, подрывают перспективы национального примирения и действия М.Аббаса, после выступления на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре продолжающего пытаться делать ставку не на решение внутренних проблем палестинских территорий, а на укрепление своей международной легитимности.

А вот Алжир имеет определенные шансы набрать политические очки, чтобы использовать их в отношениях с Европой и США. Первые неоднократно инициировали совместные проекты с региональными государствами, выступающими в качестве посредников в ближневосточных противоречиях, намереваясь таким образом совместить экономическую выгоду и политический эффект. Соединенным Штатам также могут стать интересны алжирские каналы коммуникации с палестинцами, поскольку после смены американской администрации Рамалла продолжает с подозрением и критикой отзываться о Вашингтоне, что еще раз подтвердил М.Аббас в общении с В.Путиным в Казахстане.

62.7MB | MySQL:104 | 0,787sec