Транзит власти в Италии как внешнеполитическая дилемма премьер-министра Израиля Я.Лапида

На днях Дж.Мелони официально вступила в должность председателя Совета министров Италии. Ее израильский контрпартнер Я.Лапид по случаю данного события написал в социальных медиа: «с нетерпением жду совместной работы в интересах укрепления связей между Иерусалимом и Римом, а также на международной арене, в том числе в международных организациях и во всем, что связано с борьбой с антисемитизмом в Европе и на Ближнем Востоке». Вместе с тем факт принадлежности возглавляемой новым премьер-министром партии «Братья Италии» к правому политическому крылу становится обстоятельством, потенциально осложняющим межгосударственные контакты. Более того, особенно значим этот фактор в контексте работы действующего кабмина ближневосточной страны под руководством Я.Лапида, ранее неоднократно осуждавшего своего главного оппонента и соперника на предстоящих выборах в Кнессет Б.Нетаньяху за дружественные связи с таким крайними правыми европейскими политиками, как премьер-министр Венгрии В.Орбан.

Еще после избрания «Братьев Италии» представители Израиля, прежде всего на уровне внешнеполитического ведомства показали свою заинтересованность в продолжении и развитии двустороннего диалога. В частности, заместитель генерального директора МИД Э.Нахшон отметил, что Иерусалим рассчитывает, на «продолжение сотрудничества и дружбы», прежде всего по вопросам «экономики, энергетики, воды, инноваций и кибербезопасности, а также совместной борьбы с антисемитизмом и сохранении памяти о Холокосте». Впрочем, как обратил внимание ряд европейских обозревателей, в своем заявлении министерство иностранных дел отказалось от упоминания конкретной политической силы, с которой предстоит развивать сотрудничество по указанным направлениям, предпочтя более размытые формулировки. Если принять во внимание то, что Я.Лапид по-прежнему сохраняет портфель главы внешнеполитического ведомства, не исключено, что таким образом Иерусалим в некотором смысле взял паузу на обдумывание своего курса в адрес Рима, не делая слишком резких шагов, способных осложнить выстраивание контактов на высшем уровне, но и не отступая слишком стремительно от ранее декларированной линии в отношении правых европейских политиков, дабы не спровоцировать прежде всего критические замечания оппозиции.

Сама Дж.Мелони также попыталась изначально купировать возможные возражения с израильской стороны, вероятно в том числе учитывая риторику Я.Лапида. К примеру, в беседе с израильскими журналистами итальянский политик подчеркнула, что «“Братья Италии” приложат все усилия, чтобы инвестировать в более тесное сотрудничество между нашими странами». Отдельно новый председатель Совета министров подчеркнула, что ее партия «осуждает нацизм» и «решительно выступает против любого антидемократического уклона». Более того, с ее точки зрения, представители правого политического спектра в Италии «предали фашизм истории несколько десятилетий назад, недвусмысленно осудив подавление демократии и позорные антиеврейские законы».

Впрочем, стоит сказать, что потенциальные упреки в антисемитизме далеко не единственный возможный повод для охлаждения отношений Иерусалима и Рима в будущем. Так, в СМИ, как европейских, так и израильских, была предпринята попытка критиковать Дж.Мелони за ее взгляды на ситуацию на Ближнем Востоке, прежде всего в Сирии. Поводом для этого стало заявление главы Совета министров Италии, датируемое еще 2018 г., в котором она назвала союзников режима Б.Асада, таких как ИРИ и «Хизбалла» защитниками интересов христиан в САР. При этом слова Дж.Мелони прозвучали после того, как тогдашний министр внутренних дел страны, а ныне ее союзник по правительственной коалиции М.Сальвини осудил ливанскую шиитскую группировку за ее антиизраильскую деятельность. Стоит сказать, что в данном случае действительно есть основания для настороженности со стороны Иерусалима, вместе с тем и восприятие новой главой итальянского правительства региональных игроков также не выглядит однобоким. В частности, не так давно Дж.Мелони выступила в поддержку «героического восстания иранских женщин», а, как известно, внутренняя нестабильность и протестная активность в ИРИ воспринимается в Израиле как фактор, подталкивающий смене враждебного режима.

Как кажется, гораздо более серьезную роль в случае сохранения за Я.Лапидом должности главы израильского правительства способны сыграть взгляды Дж.Мелони на европейскую интеграцию. Лидера «Братьев Италии» по праву относят к группе т. н. евроскептиков. В частности, на этапе предвыборной борьбы она неоднократно подчеркивала, что будет ставить национальные интересы своей страны выше предпочтений ЕС, а также бороться с излишней бюрократизацией, навязанной наднациональными институтами Евросоюза. Таким образом, по своим взглядам новый премьер-министр Италии как раз приближается к столь критикуемому Я.Лапидом В.Орбану, тем самым угрожая стратегии действующего премьер-министра ближневосточного государства по интенсификации сотрудничества именно с Европейским Союзом, а не его отдельными участниками.

В дополнение к этому позиция Дж.Мелони противоречит тому, что предлагает главный европейский союзник Я.Лапида – президент Франции Э.Макрон. Председатель «Еш атид», занимая пост сначала министра иностранных дел, а затем премьер-министра Израиля, всячески пытался сблизиться именно с главой Пятой республики, а также сделал в посольстве в Париже важное для себя политическое назначение. А вот политическому назначенцу Б.Нетаньяху Д.Эйдару, ранее работавшему в издании Israel Hayom в качестве обозревателя и редактора, Я.Лапид в текущем году наоборот не продлил контракт, несмотря на то, что глава дипмиссии, пусть и не являясь карьерным дипломатом, сумел внести значительный вклад в развитие сотрудничества, прежде всего в экономической, военно-технической и культурной сферах, то есть практически в тех же областях, где МИД Израиля, судя из приведенных выше цитат Э.Нахшона, намерен продолжать наращивать взаимодействие с новым итальянским кабинетом министров.

А вот Б.Нетаньяху и его сторонники, наоборот, имеют все шансы установить с Дж.Мелони хороший личный диалог, что уже успели продемонстрировать. К примеру, сам лидер оппозиции позвонил председателю «Братьев Италии» сразу после выборов, а его сын Яир по случаю победы партии на голосовании сделал поздравительный пост в социальных сетях. Г.Гамлиэль, состоящая вмести с Дж.Мелони в Альянсе консерваторов и реформистов в Европе, выразила поддержку итальянскому политику, назвав ее «настоящим сторонником еврейского народа и Государства Израиль». Наконец, А.Шакед записала Дж.Мелони видеообращение, в котором заявила, что «правые победили в Италии, победят и в Израиле», а также, что «женщины могут делать что угодно, в том числе управлять страной».

Таким образом, итальянское направление становится своего рода внешнеполитической дилеммой для действующего главы израильского правительства. При этом особое значение данному направлению придает то, что Рим – это лишь один из примеров, иллюстрирующих ситуацию в Европе, где продолжают крепнуть позиции евроскептиков и тенденции к превалированию национальных интересов над национальными. В частности, аналогичная непростая ситуация характерна для отношений Иерусалима и Стокгольма, виной чему также курс действующей коалиции во главе с лидером «Еш атид». Принимая во внимание давление, которое оказывает правый политический лагерь в самом Израиле, а также то, что европейские правые политики готовы предложить ближневосточному государству свою поддержку как в борьбе с антисемитизмом, так и в том, что касается продвижения его позиций в Брюсселе, в случае успешного переизбрания Я.Лапиду, вероятно, придется, как минимум скорректировать свой курс в Европе, делая его менее категоричным и отдавая приоритет интересам государства, а не собственным политическим предпочтениям.

52.59MB | MySQL:103 | 0,528sec