К будущему переустройству Ирака

Звучащие в последние недели заявления американских официальных лиц по иракской тематике не оставляют сомнений в том, что администрация США свой выбор сделала: режим С.Хусейна должен быть устранен. Однако абсолютно неясно, как она собирается реализовывать данное решение. Судя по всему, рассматривается целый ряд вариантов, и приоритет пока отнюдь не отдается широкомасштабному вторжению.

При этом аргументация США в пользу этого шага, не выглядит убедительной, что лишает их поддержки не только сопредельных стран, которые, казалось бы, наконец должны бы увидеть свой “свет в конце тоннеля” в виде избавления от опасного и непредсказуемого соседа, но и союзников по НАТО (за исключением лишь Великобритании). Более того, во всех мировых столицах, кроме Вашингтона и Лондона, будущая операция англосаксов против Ирака с целью смены нынешнего иракского руководства вызывает только негативную реакцию.

Сомнения в мире в отношении оправданности и целесообразности действий США против С.Хусейна вполне понятны. Рассуждая о “злостности” иракского руководителя и его ближайшего окружения, американцы не дают сколько-нибудь внятного ответа на естественный вопрос своих союзников и партнеров: что будет с Ираком в постсаддамовский период, какой режим придет ему на смену и как вся эта операция отразится на балансе сил на Ближнем Востоке, региональной и глобальной ситуации. При этом слова президента Буша о том, что он внимательно изучает все мнения известных политиков США на этот счет (Г.Киссинджер, Б.Скоукрофт и др.), по сути, свидетельствуют о полном отсутствии у администрации “картинки” будущего Ирака.

Единственное, что говорит американская администрация по поводу будущего Ирака, это то, что новый режим будет “демократическим”. Однако не стоит забывать, что на Арабском Востоке еще никто и никогда (Ливан остается за скобками в силу известных причин) добровольно не расставался с властью, а политическая традиция Иракской республики такова, что все режимы, начиная с 1958 г., осуществляли масштабное кровопролитие. Примечательно также, что “нового лидера Ирака” США ищут в среде высокопоставленных военных, бежавших в разные годы от С.Хусейна. Поэтому разговоры американцев о демократическом переустройстве Ирака — это или сознательное введение мира в заблуждение с целью обеспечения поддержки нелегитимным с точки зрения международного права действиям (в лучшем случае), или чудовищная близорукость и наивность (в худшем). В любом случае они не имеют ничего общего с реальностью.

Все это позволяет говорить о том, что дело, скорее всего, закончится заменой власти С.Хусейна другим авторитарным режимом (каковыми, в общем-то, являются практически все арабские режимы), только на этот раз проамериканским — лояльным США в нефтяной сфере, транспарентным в вопросе вооружений и предсказуемым во внешней политике. И вопрос здесь не только в том, что это не отвечает интересам многих государств, прежде всего России, Франции, Китая, но и в том, что новый режим может оказаться непрочным, ведь Ирак сегодня контролируется, по сути, только “железным кулаком” Саддама. Слом “демократами” баасистской военно-полицейской государственной машины, скорее всего, приведет к череде кровавых событий (не исключено, что еще более жестоких, чем ранее), от которых страну не спасут никакие иностранные контингенты, размещенные в “демократическом” Ираке. Вряд ли ради этого стоит изгонять изолированного и ограниченного санкциями Саддама?

Таким образом “затея” США не просто напоминает авантюру, но и внушает серьезные опасения из-за ее непредсказуемого исхода. Особую тревогу испытывают регионалы, поскольку, именно на их долю выпадет преодоление последствий. Прогнозы же аналитиков на этот счет неутешительны: развал единого государства, гуманитарная катастрофа 25-милионного иракского населения, массовый исход беженцев в соседние страны, хаос по периметру нынешних границ Ирака, резкий рост экстремизма и антиамериканизма в арабском и исламском мире.

Чтобы хоть как-то обезопасить себя от такого развития событий (в случае, конечно, если начатый американцами еще в 1991 г. процесс устранения режима С.Хусейна удастся довести до конца) США необходимо вести к власти такого лидера, который вызывал бы у иракцев, а по возможности и в регионе, минимум сомнений относительно его легитимности и стал бы фактором консолидации страны в постбаасистский период.

Очевидно, что на первом этапе Вашингтону будет нужнее тот, кто сможет собрать под свои знамена большую часть антисаддамовских сил, однако бесспорным является и другое: после достижения единой цели по свержению С.Хусейна интересы весьма разношерстных групп оппозиции разойдутся или даже, скорее всего, придут в столкновение. Консенсусная фигура вряд ли может представлять лишь одну из ведущих иракских групп — суннитов, шиитов или курдов. Кстати, успех баасистов в немалой степени и заключался в том, что на начальном этапе в иракском крыле ПАСВ были представлены достаточно широкие слои и группы населения страны (формально этот “расклад” сохраняется и сегодня, вспомним, к примеру, таких деятелей как Т.Рамадан, Т.Мааруф, С.Хаммади, Т.Азиз, М.Саххаф).

Как представляется, наилучшим кандидатом на место главы нового Ирака является представитель правившей в Ираке до 1958 г. Хашимитской династии. Восстановление монархии, к тому же наиболее гармонирующей с арабским трайбалистским сознанием, способно объединить всех иракцев вокруг режима в Багдаде, поставить точку в порочной цепи кровавых переворотов и вернуть Ираку его место в “семье народов”. Никакого ретроградства в этом нет: в настоящее время практически все арабские республики скорее напоминают монархии, и зачастую не конституционного, а абсолютного типа (тот же Ирак).

Сегодня есть два реальных кандидата на трон Ирака – глава базирующейся в Лондоне монархической партии Ирака шериф Али Бен Аль-Хусейн и проживающий в Иордании принц Раад Бен Зейд. Отец последнего — принц Зейд Бен Аль-Хусейн – приходился родным братом королю Ирака Фейсалу I и играл большую роль при иракском дворе (одно время англичане даже думали заменить им наследника Фейсала короля Гази). Вместе с тем, 66-летний принц Раад и его семья достаточно прочно осели в Иордании и вряд хотели бы ввязываться в такое хлопотное мероприятие, каким является борьба за иракский трон. Шериф Али же напротив является активным участником иракской оппозиции и целью своей партии ставит приход к власти. Он, несомненно, будет готов встать “у руля” в Ираке.

Хашимиты — потомки пророка Мухаммеда и его зятя имама Али, являющегося высшим авторитетом для шиитских масс, а также шерифа Мекки Хусейна Бен Али, поднявшего в 1916 г. знамя освобождения Ближнего Востока от османского владычества и создания самостоятельного арабского государства. Эта династия уже правила в Ираке с 1921 по 1958 г. и потому не нуждается в искусственной легитимизации. К тому же сегодня в стране многие поминают королевскую эпоху добром, проводят параллель с соседними арабскими странами, где в условиях монархий созданы условия для нормального общественного и экономического развития.

Поддержка Вашингтоном иракских монархистов имела бы для него и ряд региональных плюсов. Прежде всего, это помогло бы изменить негативное отношение Иордании к операции США против С.Хусейна, так как Амман, безусловно, заинтересован в переходе власти в Ираке к представителю той же династии. Это позволило бы укрепить позиции Хашимитов в арабском мире, обеспечить Амману экономическую и политическую “стратегическую глубину”, явилось бы относительной гарантией сохранения столь важных для Иордании нефтепоставок по льготному тарифу и преференциальных торговых отношений.

Думается, что сообщи США королю Абдалле II о намерении восстановить королевскую власть в Ираке, операционный плацдарм в Иордании им был бы обеспечен (пока иорданцы от такой возможности всячески открещиваются). При этом иорданскому монарху не пришлось бы испытывать дискомфорт от поддержки США на иракском направлении: большинство его поданных и других арабов должны с пониманием (хотя, конечно, не обязательно с одобрением) отнестись к помощи родственникам в приходе к власти, ведь это – один из элементов арабского родо-племенного обычая. К тому же его отец – король Хусейн – уже пробрасывал в 1995 г. идею о возвращении власти в Ираке Хашимитской династии. Нельзя, видимо, считать случайным и появление бывшего наследного принца Иордании Хасана Бен Талала на сходке иракских военных оппозиционеров в Лондоне в начале лета с.г.

Реализация в Ираке умеренной иорданской модели арабской политической системы могла бы создать работающую альтернативу государственного устройства разного рода происламским и заигрывающим с исламистами режимам, открыть реальный путь адаптации арабского общества к реалиям современного мира. С приходом к власти в Ираке представителя Бени Хашим станет вполне реальным выход Багдада из арабо-израильской конфронтации как это уже сделал Амман.

С другой стороны, два Хашимитских режима, нависающих над Аравией и контролирующих вторые в мире разведанные запасы нефти, превратятся в хороший противовес королевскому дому Сауда, с которым у Вашингтона все больше и больше противоречий. Сегодня США не готовы к политическому конфликту с Эр-Риядом, хотя он практически созрел (этому уже немало свидетельств).

Имея в качестве союзников Хашимитские Ирак и Иорданию, администрация США сможет быть более свободной в своей линии на саудовском направлении. Нельзя исключать и того, что в недалеком будущем может оказаться актуальным вопрос о восстановлении королевства Хиджаз во главе с Бени Хашим, которое прекратило свое существование под ударами ваххабитов Ибн Сауда при попустительстве Великобритании, и власти Ибн Рашида из трайбалистской конфедерации Шаммар (имеющей, кстати, свои ветви в Северо-западном Ираке) в северной части нынешнего саудовского королевства. Кто знает…

49.62MB | MySQL:112 | 0,883sec